Поддержать

Сюжеты

Последнее лежбище

Болезни, газ, военная операция против Украины или нефтепромысел? Разбираем версии гибели каспийских нерп

«Если законопроект станет публичным, нас общественность порвет»

Зачем Минприроды хочет вырезать земли из заповедников и нацпарков — подробности «секретного» совещания

«Любить родной край — быть предателем?»

Архангельское экодвижение «42» закрылось после признания иноагентом. За что власти могли его преследовать?

Антироссийский климат

Геофизик Леопольд Лобковский выдвинул новую теорию о причинах глобального потепления. И ее тут же подхватила пропаганда

Мобилизован поневоле

История «покраденного» херсонского енота, который, вероятно, до сих пор остается с военными

Какой надо Зеткин

Пензенского школьника выгнали из провластного экологического движения, а он создал свое

Быть настоящим другом

Как помочь животным, брошенным из-за «спецоперации» и частичной мобилизации? Инструкция «Кедра»

«А потом и нас не будет»

Почему в России массово гибнут пчелы и как борьба за них создает в регионах гражданское общество

Побережье усыпано трупами

От чего погибли 2,5 тысячи каспийских тюленей в Дагестане. Обзор версий

Свет в тайге

Глава таежного поселка перевела его на зеленую энергетику и сэкономила бюджет. Но эти деньги забрали

Трон для тирана

Мебельные корпорации спонсируют Лукашенко, закупая древесину из колоний. Этому способствует гринвошинг

Кауканская мечта

Как устроено экологически чистое и ответственное фермерство. Репортаж из Колумбии

«Либо вы забираете собаку, либо я сам с ней разберусь»

Из-за мобилизации тысячи россиян избавляются от домашних животных. Рассказываем, как это происходит

Война с климатом

В Украине подсчитали выбросы парниковых газов от боев. Их объем оказался выше, чем у целых государств за год

«Если мы их не видим, это не значит, что их нет»

Человек почти уничтожил диких северных оленей — но их еще можно спасти. Репортаж из Карелии

«Мы не будем снижать экологические стандарты»

Импортозамещение и послабления для промышленников — что обсуждали эксперты на экологическом форуме в Москве

Завербованные природой

Кто и почему пытается признать Greenpeace «иностранным агентом» и запретить его работу в России

Чистка

«Норникель» ликвидирует последствия катастрофы 2020 года. Но у Таймыра еще много экопроблем

Дайте дышать

Россияне доказали в ЕСПЧ: экологические права человека — такие же базовые, как право на жизнь

Кабарга. Приучение саблезубого зверя

История о том, как ученые «приучали» к своему присутствию осторожных зверей, чтобы познать их жизнь

Ваш вклад в живодерство

Бизнес на фото с дикими животными: что стоит за снимками с «ручными» мартышками и львятами

Никаким золотом не отмыть

Вложения металлургов преображают Карабаш, но экологи настаивают: людям здесь не место

Человек и «зеровейст»

Как блогер из Петербурга научилась жить без вреда для природы

«Количество смертей предстоит установить»

Экоактивисты и правозащитники обратились в Верховный суд — оспорить климатическую политику государства

Хоттабыч на связи

Как житель сибирской деревни в одиночку «прибирает» планету — собирает мусор, сортирует и сдает на переработку

«Растущая во все стороны пустошь»

Как жители Ленобласти борются с бесконечными рубками леса вокруг них

Курорт-катастрофа

Репортаж «Кедра» из пережившего наводнение Сочи: с чем здесь связывают постоянные катаклизмы?

Пойменное безобразие

Как волгоградских экоактивистов превратили в «экотеррористов»

Невечная

Чем таяние мерзлоты уже сегодня угрожает россиянам, живущим в арктической зоне

«Кот был мертвый. Овчарка вырвалась»

Как эвакуировались в Россию и как здесь живут украинские приюты для животных