Поддержать
Сюжеты

Месторождение денег Как российские олигархи превращают богатство природы Урала в свое личное богатство

16 марта 2023Читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Анна Иванцова / Кедр
От редакции

14 марта мы опубликовали на экологической карте России профайл Свердловской области — одного из самых промышленно развитых регионов страны. Занимая шестое место среди всех субъектов РФ по производственному потенциалу, в национальном экологическом рейтинге она оказалась лишь предпоследней, 84-й. Попросту говоря, промышленность здесь привела окружающую среду в критическое состояние.

Свердловская область — это 660 производств на сравнительно небольшой площади (1,13% от площади страны). 74,7% населения региона живет в условиях загрязнения воздуха, воды, почв и продуктов питания.

Но заводы, фабрики и шахты приносят деньги. Да, не всем: даже по официальным данным средняя зарплата в Свердловской области ниже, чем средняя зарплата по России — 54 517 рублей против 63 060. Но вот владельцам промышленных предприятий — приносят точно. И некоторые из них даже сумели вырваться, благодаря своим уральским активам, в список Forbes. И обзавестись другими активами — зарубежными: разумеется, уже не заводами и шахтами, а виллами и особняками.

«Кедр.медиа» представляет список олигархов, которые построили особняки в Европе и США, заработав свои деньги на разрушении уральской природы и загрязнении окружающей среды.

Олег Дерипаска, объединенная компания «РУСАЛ»

Олег Дерипаска. Фото: Wikimedia

Активы в Свердловской области: Богословский алюминиевый завод, Североуральский бокситовый рудник

Состояние: $1,7 млрд

Про то, чем лучше отмывать белый налет с автомобилей, жители 60-тысячного Краснотурьинска рассуждают на протяжении многих лет. Люди обвиняют в появлении осадка с неизученным химическим составом Богословский алюминиевый завод (БАЗ), входящий в бизнес-империю Олега Дерипаски. Тревогу бьют даже сами работники предприятия.

«Приехал на смену с 16:00 до 24:00, машину на заправке поставил, — рассказывал местному порталу «Вечерний Краснотурьинск» один из заводчан в сентябре 2022 года. Он поделился с редакцией фотографией легковушки, которая за несколько часов обросла густым слоем белого налета. — Кое-как домой доехал, ничего не видно».

По словам автомобилистов, отмыть странную субстанцию удается только на мойке, с применением специализированных средств. 

«Щелочной шампунь для бесконтактной мойки не берет, а только механическая мойка губкой, — делится опытом другой житель. — Обычно таким налетом долго обрастает авто, а тут за ночь. И мы этим дышим».

Богословский алюминиевый завод относится к предприятиям первого класса опасности. По закону, в пределах санитарно-защитных зон таких предприятий проживание людей не допускается. Например, в Саяногорске, на другом алюминиевом заводе РУСАЛа, санитарно-защитная зона составляет 2,5 километра, а реальное расстояние до ближайших жилых домов — больше четырех километров. Однако в Краснотурьинске ситуация иная: завод стоит прямо посреди города, в 700 метрах от жилого массива.

И никакой санитарно-защитной зоны у него просто нет. А точнее — сам Краснотурьинск де-фатко этой санитарно-защитной зоной и является: это в 2018 году признали в Роспотребнадзоре.

«На сегодняшний день санитарно-защитная зона РУСАЛа в Краснотурьинске не установлена. По нашим данным, в ней проживает ориентировочно 54 800 человек», — сказал на выступлении в городской думе главный специалист-эксперт территориального отдела Роспотребнадзора Игорь Поляков.

По версии пресс-службы БАЗа, белый налет не представляет опасности для горожан: это всего лишь речная соль, «естественная для воды, которую использует предприятие в технологическом процессе». И она-де рассеивается вместе с водяным паром, поднимающимся из градирен.

Но депутат городской думы Анатолий Игнатенко с такой версией не согласен. Он считает, что Краснотурьинск накрывают вредные щелочные выбросы, с которыми не справляется заводская система очистки.

Ежегодно местный отдел Роспотребнадзора фиксирует в воздухе превышение предельно допустимых концентраций гидроксида натрия, бензапирена и диалюминия триоксида. Такие вредные выбросы провоцируют развитие заболеваний крови, костной системы и онкологии, а также приводят к нарушениям репродуктивной системы человека (бесплодие, преждевременные роды, задержка роста и созревания плода, выкидыши и мертворождение).

Богословский алюминиевый завод. Фото: Wikimedia

По информации другого депутата городской думы Краснотурьинска Антона Волобуева, некоторые производства на территории БАЗа вообще не снабжены фильтрами. «Эти выбросы идут прямо в атмосферу, — говорит он. — И мы все это наблюдаем на своих машинах, на своих скамейках, на своих головах. “РУСАЛу”, по-видимому, надо построить новый город (что маловероятно) или поставить фильтры».

Сегодня оборудовать вредные производства фильтрами еще сложнее, чем пять лет назад: большинство из них производится в Японии, которая присоединилась к санкциям против России и больше не поставляет сюда оборудование.

Сам Олег Дерипаска, владеющий «РУСАЛом» и, соответственно, Богословским алюминиевым заводом, под санкции попал чуть раньше. В 2018 году олигарху ограничили въезд в США и наложили запрет на доступ к американским активам, которых оказалось довольно много. Среди них — роскошный особняк в Вашингтоне, купленный предположительно за $15 миллионов. Площадь дома превышает две тысячи квадратных метров, в нем семь спален, 11 ванных комнат, лифт, бассейн и кинотеатр. По словам очевидцев, один из залов освещается люстрой, которая раньше висела в Парижском оперном театре.

Кроме того, собственность Олега Дерипаски обнаружили в центре Ньй-Йорка: это пятиэтажный таунхаус и трехэтажный особняк. Их общая стоимость оценивается в $47 миллионов.

Всего же, по данным журналистов-расследователей, стоимость зарубежных активов олигарха превышает $5 миллиардов. Его виллы находятся в Италии, Франции, Черногории и на Кипре. Есть особняки в Париже и Люксембурге, пентхаус в Вене, две яхты и вертолет.

Четырехэтажный особняк Дерипаски в одном из самых роскошных районов Лондона был оккупирован британскими активистами через две недели после начала боевых действий в Украине. Протестующие заявили, что хотят переоборудовать этот дом стоимостью в $32 миллиона (по другим данным — $65 миллионов) под пункт приема украинских беженцев. «В здании семь спален, домашний кинотеатр, тренажерный зал и турецкая сауна», — уточнили они.

И это не единственная собственность Дерипаски в Великобритании. По данным BBC, он владеет домом в пяти минутах ходьбы от Букингемского дворца и поместьем в графстве Саррей недалеко от Лондона, где в годы Второй мировой войны жил Уинстон Черчилль. В начале 2000-х годов олигарх заплатил за эти объекты почти $15 млн. За двадцать лет их стоимость выросла более чем в два раза.

Игорь Алтушкин, «Русская медная компания» (РМК)

Игорь Алтушкин. Фото: Русская медная компания

Активы в Свердловской области: завод «Уралгидромедь»

Состояние: $3,4 млрд

В ночь с 12 на 13 мая 2019 года около двух тысяч жителей Екатеринбурга собрались в сквере напротив областного драмтеатра, чтобы спасти зеленую зону от вырубки — местные власти отвели территорию сквера под строительство храма святой Екатерины. Сначала толпа водила хороводы, «обнимая сквер», а потом повалила металлический забор, определявший контуры будущей стройплощадки.

Разгонять недовольных людей вышли десятки мужчин крепкого телосложения в черных спортивных костюмах. Для этого им пришлось выстроиться в цепь, жестко оттеснить протестующих и поставить забор на место. Тех, кто сопротивлялся, сбивали с ног.

«Кто к забору подойдет — упадет!» — громко предупреждал толпу один из разгневанных спортсменов. На его черной жилетке был логотип «РМК-Безопасность» — организации, которая входит в крупнейший уральский холдинг — «Русскую медную компанию», принадлежащую олигарху Игорю Алтушкину. Именно он выступал главным инвестором при строительстве храма. И именно с его именем у жителей Екатеринбурга ассоциируется теперь жесткий разгон противников строительства, которое отменили после вмешательства Владимира Путина.

Еще имя Алтушкина и его холдинга РМК ассоциируется с ядовитыми озерами в 60-тысячном уральском городе Полевском. По словам местных жителей, принадлежащий олигарху завод «Уралгидромедь» сливает серную кислоту в водоемы, которые находятся всего в нескольких сотнях метров от частного сектора. В результате, расцветающие деревья опадают после первого дождя, а овощи на огородах желтеют и портятся задолго до созревания.

А вот статистика по онкозаболеваниям в Полевском, наоборот, растет. По словам экс-главы городского экологического комитета Валентины Бородиной, этому способствует не только серная кислота, но и фенолы в отвалах старых шахт, куда сливают отходы. Ядовитая смесь размывает почву и попадает в водоемы, откуда населенные пункты забирают питьевую воду. Под угрозой находится в том числе река Чусовая — одна из крупнейших уральских рек, резервный питьевой водоем для Екатеринбурга.

Сам же Игорь Алтушкин мал-помалу обустраивается в Лондоне, где в его собственности, по данным Forbes, имеется пятиэтажный особняк в элитном районе Holland Park. Ранее в этом особняке жили певица Мадонна и режиссер Гай Ричи. Они продали этот дом после развода. В особняке есть кинотеатр, бассейн со спа-зоной, лифт, тренажерный зал и студия для танцев. По самым скромным подсчетам, стоимость дома составляет 15 миллионов фунтов стерлингов ($18 миллионов).

А на жену олигарха Татьяну Алтушкину записана пятикомнатная квартира через несколько домов по этой же улице. Ее стоимость оценивается в 1,5-2 миллиона фунтов.

Искандер Махмудов, Уральская горно-металлургическая компания (УГМК)

Искандер Махмудов. Фото: Уральская горно-металлургическая компания

Активы в Свердловской области: 12 предприятий

Состояние: $3,6 млрд

В 2011 году на севере Свердловской области началась разработка Ново-Шемурского месторождения медно-колчеданных руд. Добычей сырья занялась Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), которую на тот момент официально контролировал олигарх Искандер Махмудов. То, что один из главных промышленных гигантов при разработке карьера сэкономил на строительстве очистных сооружений, стало известно только через шесть лет, когда вода в местных реках окрасилась в зеленый цвет. Такая же зеленая вода потекла из кранов в квартирах 14-тысячного Ивделя и 40-тысячного Североуральска.

Сегодня по берегам семи рек, в которые попадают вредные стоки с карьера, стоит мертвый лес. Обитающие в нем дикие животные умирают прямо на водопое. Рыба погибла уже давно, и перспективы для ее возвращения оцениваются как призрачные: пятно загрязнения, наоборот, продолжает разрастаться. Вместо чистой воды североуральские реки несут теперь зеленую пену. Дно покрылось густой белой слизью. В прибрежных населенных пунктах резко выросло количество людей, болеющих раком. Под удар попадают прежде всего пищеварительные органы: кишечник и печень.

В 2018 году независимая экспертиза воды, на которую жители Ивделя собрали 110 тысяч рублей, показала чудовищные цифры:

нормы по содержанию железа в реке превышены в 1 460 раз, марганца — в 5 100, цинка — в 7 900, алюминия — в 12 500.

Но больше всего в реке оказалось меди: норма была превышена в 166 000 раз. К 2020 году содержание вредных веществ в воде снизилось, но все равно осталось запредельным. Так, содержание меди превышало нормы в 22 000 раз, цинка — в 3 100 раз, алюминия — в 402 раза.

По версии сотрудников УГМК, экологическая катастрофа произошла из-за ошибки в проекте: на месторождении установили недостаточно мощные очистные сооружения. Сейчас компания заявляет, что реконструирует их. 

Неизвестное творожное пятно на Ольховке. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Однако проблемы из-за загрязнения водоемов возникают вовсе не у промышленников, а у тех, кто пытается привлечь внимание к зеленым рекам. В 2018 году мэр Североуральска Василий Матюшенко публично раскритиковал экологических активистов. «Травлю конкретно «Святогора» [cтруктура УГМК, разрабатывающая карьер] можно сравнить с деятельностью американцев, пытающихся задушить нас санкциями, — заявил мэр. — Кто считает, что имеет право травить крупных инвесторов, — тот Обама».

Испытывал ли крупный инвестор Искандер Махмудов какие-либо неудобства из-за «травли» со стороны жителей Свердловской области — неизвестно. Но, может, именно от стресса он активно скупал недвижимость во Франции.

По данным признанного «иноагентом» «Радио Свобода», один из домов Махмудова находится в Сен-Тропе. Здание является памятником истории. Еще один дом олигарха нашли в легендарном охотничьем поместье Ле Пен («Сосны»), имеющем статус культурного наследия Франции. На Лазурном берегу также обнаружена вилла, которой владеет сын олигарха.

В 2018 году имя Искандера Махмудова засветилось в крупном скандале. Французские журналисты обвиняли крупного уральского инвестора в том, что он передал 294 тысячи евро главному телохранителю президента Эмманюэля Макрона. Это была якобы плата за защиту членов семьи и недвижимости олигарха во Франции.

К слову, в этой же стране обосновались еще два совладельца УГМК — Андрей Козицын и Андрей Бокарев. Первому принадлежит замок 1868 года постройки в Каннах. Козицын купил его за €55 млн евро в 2019 году, когда занимал должность генерального директора УГМК. В Каннах у него также имеется комплекс из пяти квартир, который входит в число самых дорогих пентхаусов Франции.

Про французскую недвижимость Андрея Бокарева известно чуть меньше. В 2016 году «Радио Свобода» сообщало про два «огромных» дома, которыми якобы владеет бизнесмен. Но подробностей издание не раскрывало. В апреле 2022 года власти Франции подтвердили, что Андрей Бокарев действительно владеет активами на территории страны и что они заморожены в связи с санкциями.

Сергей Шмотьев, «Форэс»

Сергей Шмотьев. Фото: Владислав Лоншаков/Коммерсантъ

Активы в Свердловской области: производство пропантов для нефтегазовых компаний в г. Сухой Лог и асбестовый карьер в г. Асбест

Состояние: нет информации

Город Сухой Лог, что в 80 километрах от Екатеринбурга, иногда называют Мертвым Логом. Вывеска с таким названием даже появлялась на въезде в него в 2020 году.

По словам жителей, в роли главных убийц здешних экосистем выступают заводы холдинга «Форэс», который принадлежит олигарху Сергею Шмотьеву. Там дробят и обжигают асбестовый щебень. Пыль от него толстым слоем лежит на крышах домов и автомобилях. Напротив проходной одного из заводов гниют руины нескольких СНТ: дачники не смогли ужиться с желтой пылью, которая выпадает на грядки.

«Как попугаи все ходили, вся одежда в желтом таком песке мелком, — рассказывал в 2018 году житель одного из дачных поселков Сергей Рябцев. — Что с огородами было, я уж молчу. Лет за семь-восемь люди бросили дома и участки. Если в этом году хозяева не подтвердят права на землю, она отойдет государству. А потом, я слышал, войдет в санитарную зону вокруг «Форэса».

Из-за пыльных бурь жители Сухого Лога не могут открыть форточки и даже просто прогуляться по улице. Желтый налет оседает на окнах и одежде, проникает в квартиры.

В марте 2020 года, накануне 8 Марта, женщины из Сухого Лога записали видеообращение к Владимиру Путину. В качестве подарка они попросили у него чистый воздух.

«Нам нечем дышать! — заявили женщины. — Мы хотим жить и растить детей в нашем родном городе. Сегодня это просто невозможно».

Многие уезжают из Сухого Лога навсегда, поскольку считают его непригодным для жизни. В подтверждение этих слов растет статистика по онкологическим заболеваниям, ведь асбест является таким же мощным канцерогеном, как мышьяк или радий.

Еще хуже ситуация в соседнем городе Асбесте, где организации «Форэса» разрабатывают карьер. Добываемый ими минерал является токсичным и запрещен в 63 странах мира. Показатель по онкозаболеваемости в городе: 611,8 заболевших на 100 тысяч человек. Это на 43 процента выше, чем в среднем по Свердловской области.

По словам активистов, периодически Сухой Лог накрывают пылевые бури, причина появления которых — в плохо работающих производственных фильтрах. Из-за этого во время обжига асбеста его остаточные волокна просто вылетают из печей в атмосферу и накрывают населенные пункты ядовитым облаком.

Сам владелец «Форэса» Сергей Шмотьев, впрочем, обосновался на экологически благополучном побережье Тихого океана в Новой Зеландии. Историю о том, как он покупал роскошный особняк, опубликовали даже на официальном новостном портале этой страны. Потому что сделка на $3 млн стала поворотным моментом для всего рынка недвижимости в небольшом прибрежном городе Пиктон, где живет всего 4 730 человек.

По информации журналистов, дом своей мечты Сергей Шмотьев увидел во время вертолетной прогулки. И сразу сообщил риэлторам о готовности купить его за любую сумму. Сначала собственники заявляли, что строили дом для себя и он не продается. Однако в итоге не смогли отказаться от фантастического предложения российского олигарха. Теперь это — самая дорогая недвижимость, когда-либо продававшаяся в северной части Новой Зеландии. Кроме того, журналисты нашли у Сергея Шмотьева две яхты. Длина одной из них составляет 31 метр, высота — 7 метров. Согласно международной классификации, такое судно относится к классу элитных. Его стоимость оценивают в 600 миллионов рублей.

Роман Абрамович, Александр Абрамов, Александр Фролов, компания ЕВРАЗ

Александр Абрамов и Роман Абрамович. Фото: Geert Groot Koerkamp / Alamy

Активы в Свердловской области: Нижнетагильский металлургический комбинат

В Нижнем Тагиле работает сразу 17 металлургических предприятий. Из-за их выбросов город стабильно входит в пятерку самых грязных в России. Например, в 2022 году Роспотребнадзор фиксировал здесь девятикратное превышение предельно допустимых концентраций бензола и 24-кратное превышение предельно допустимых концентраций бензапирена в воздухе. А ведь эти вещества являются канцерогенными и высокотоксичными. Они вызывают у людей учащенное сердцебиение, сонливость, головокружение, головные боли и тремор.

При этом больше половины всех вредных выбросов приходится на Нижнетагильский металлургический комбинат, который принадлежит холдингу ЕВРАЗ. В 2022 году специалисты Роспотребнадзора зафиксировали рядом с этим предприятием наибольшее количество вредных веществ: они превышали норму сразу по 17 показателям.

Иногда массовые жалобы горожан на недомогание и першение в горле оборачиваются для Нижнетагильского металлургического комбината штрафами за несоблюдение экологических требований. Сообщения о таких наказаниях появляются в местных СМИ регулярно. При этом размер штрафов — от 20 до 100 тысяч рублей — может вызывать лишь недоумение. Ведь для предприятия с чистой прибылью 65 миллиардов рублей в год это капля в море.

Ну а один из основных владельцев ЕВРАЗа Роман Абрамович — тоже живет на море. Средиземном. В Израиле, где в 2020 году приобрел виллу за $65 млн — самую дорогую в стране. На территории в девять тысяч квадратных метров имеются два дома, теннисный корт и бассейн с гидравлическим дном, которое может подниматься и превращаться в площадку для мероприятий.

Коллекционировать недвижимость за рубежом Абрамович начал еще в 1999 году, купив загородное поместье под Лондоном за $19 миллионов. Он купил его у короля Иордании, а в 2007 году подарил своей бывшей жене Ирине Маландиной.

За 24 года олигарх успел приобрести виллы во Франции, США и других странах. В 2021 году общая стоимость его объектов в одной только Великобритании оценивалась в $270 миллионов.

Кроме того, Роман Абрамович любит яхты — их у него сразу шесть. В том числе 160-метровая мегаяхта за $427 миллионов и 140-метровая за $475 миллионов.

Кстати, в последний раз Абрамович приезжал в Нижний Тагил 15 лет назад.

Александр Фролов. Фото из соцсетей

Совладельцы ЕВРАЗа Александр Абрамов и Александр Фролов также не брезгуют западными ценностями. По подсчетам Forbes, они инвестировали в зарубежные активы почти миллиард долларов. Например — в проект роскошного курорта на необитаемом острове в Карибском море, стоимость которого оценивается в $400 миллионов.

Примерно в такую же сумму оценивается строительство самого дорогого жилого комплекса в Чехии на 220 вилл, каждая из которых строится по уникальному проекту.

Кроме того, связанная с Александром Абрамовым компания стала инвестором в строительстве самого дорогого поместья на побережье Новой Зеландии, стоимость которого составила $50 миллионов. На 200 гектарах земли разместились обширные пастбища, причалы для яхт и роскошные виллы. В том числе четыре виллы в колониальном стиле были построены по проекту известного новозеландского архитектора Грега Джонса специально для Александра Абрамова и его близких. Общая площадь четырех строений составляет 10 тысяч квадратных метров. По словам очевидцев, внутри находится обширная коллекция произведений искусства.

Кстати, сами новозеландцы не очень радуются соседству с российским олигархом, потому что и там он расходует слишком много природных ресурсов. Так, в 2017 году газета The New Zeland Herald сообщала, что только для полива его газонов тратится 60 тысяч литров пресной воды в день. Ее берут из ручья, которым пользуются местные жители. Они сравнили с «пощечиной» действия членов регионального совета, разрешивших олигарху потреблять воду в таких объемах. Люди считают, что это может нанести непоправимый вред экосистемам.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта