Поддержать
Сюжеты

Иноагенты матушки природы Как спасение лесов и морских обитателей дважды привело «Эковахту Сахалина» к статусу иностранного агента

28 февраля 2023Читайте нас в Telegram
Фото: Эковахта Сахалина

Почти 27 лет «Эковахта Сахалина»* занималась проблемами экологии на Дальнем Востоке. За эти годы ее активисты спасли от исчезновения популяцию серых китов у северо-востока Сахалина, освободили из «китовой тюрьмы» десятки косаток и сотни белух, остановили использование разрушительной косогорно-террасной технологии на местных лесозаготовках.

16 декабря 2022 года Минюст включил организацию в реестр иностранных агентов. Теперь она находится в стадии ликвидации — имея статус иноагента, экологи не могут оперативно работать с госорганами, а еще — находятся под угрозой штрафов и уголовных дел.

Это уже не первый случай давления на «Эковахту». В 2015 году надзорное ведомство присвоило ей статус иноагента, действовавший два года. Тогда Минюст усмотрел в работе экоактивистов осуществление политической деятельности. В частности — статьи членов организации в местных СМИ о важности сохранения зеленых насаждений в Южно-Сахалинске и письмо со словами поддержки в адрес украинских коллег, подписанное весной 2014 года.

В 2017 году экологам удалось выйти из реестра: для этого им потребовалось полтора года проработать без иностранных грантов, а те деньги, что были получены на момент признания иноагентами, — вернуть грантодателям.

Спустя пять лет Минюст вернул «Эковахту Сахалина» в реестр иноагентов. — Мы с этим категорически не согласны, — говорится в телеграм-канале организации,

— Мы законы не нарушали, ни под чьим влиянием не находились и всегда работали только на обеспечение экологической безопасности нашей родной страны и сохранение ее уникальной Дикой Природы. И это знают все, кто знаком с деятельностью «Эковахты».

Часть I. На защите природы Сахалина

Запрещенная технология

«Эковахта Сахалина» появилась на Дальнем Востоке в 1995 году. Изначально — как группа людей, изучавшая экологические последствия землетрясения в Нефтегорске. Из-за катаклизма, произошедшего на севере Сахалина 28 мая 1995 года, поселок был уничтожен полностью: под обломками погибли 2 040 человек.

В первый год работы активисты провели экспедицию в районе расположения старых береговых нефтепромыслов. Они зафиксировали несколько случаев разрыва нефтепроводных путей из-за землетрясения, которые привели к разливу топлива. По итогам экспедиции сняли фильм, который позже показали на дальневосточном телевидении.

Землятресение в Нефтегорске. Кадр из видео

В 1996 году новый состав «Эковахты» отправился исследовать основные лесозаготовительные районы. Активисты хотели определить наиболее острые экологические проблемы региона и выяснить, как работа предприятий влияет на природу области. К концу года они установили, что практически все лесодобывающие компании практикуют разрушительную для экосистем рубку на крутых склонах (свыше 20 градусов) методом косогорно-террасной технологии. Этот метод был запрещен в СССР еще в 1980-е годы.

Для перемещения срубленных деревьев на склонах с использованием бульдозеров нарезали волоки-террасы (временные дороги). Вмешательство техники лесорубов приводило к нарушению гидрологического режима горных склонов, развитию эрозии на склонах, появлению оползней, загрязнению и обмелению рек.  Последнее негативно влияло на размножение лосося — из-за загрязнения воды прекращался нерест.

Почти год косогорно-террасный метод внедряла в свою работу компания «Сахалинлеспром». Ее руководитель добивался отмены запрета на использование технологии от государственной лесной службы. Промышленникам это было выгодно — вырубка на крутых склонах обходилась дешевле.

Предприятие планировало наладить стабильно высокую добычу древесины в регионе, и предложение вынесли на публичные обсуждения. «Эковахта» приглашала на собрания экспертов, выступающих против разрушительной технологии, рассказывала о проблеме в местных СМИ и привлекла к проблеме Greenpeace. От террас в итоге отказались.

«Ловят всегда только детенышей»

В 2018 году в Охотском море выловили 11 косаток и 90 белух — все они должны были отправиться в китайские дельфинарии. Отловом занимались четыре частных компании, а квоты на отлов, которые в будущем признают незаконными, выдавало Росрыболовство. По данным отчета «Эковахты», млекопитающих содержали в тесных морских вольерах в пункте передержки в бухте «Средняя» на юге Приморского края.

Проблема отлова и продажи животных в регионе не нова. По данным экологов, с 2000-х годов на Дальнем Востоке создавалась масштабная промышленная отрасль по отлову косаток и белух для продажи в Китай. Она действовала на «полулегальной» основе — часть морских обитателей добывалась по разрешительным документам, а другая, по словам членов «Эковахты», по «браконьерским схемам».

— В законодательстве не было запрета на экспорт морских млекопитающих, — объясняет директор научно-экологического Центра спасения дельфинов «Дельфа» Татьяна Белей. —  Как нет его и сейчас. Принимались только акты о введении временных запретов, поэтому сейчас мы и добиваемся полного запрета на отловы морских млекопитающих для дельфинариев.

В природе морские млекопитающие живут группами с уникальными социальными связями и развитой коммуникацией. Животные преодолевают около сотни километров в сутки и питаются живой рыбой.

— В неволе же их содержат в тесных бетонных бассейнах с хлорированной водой, — говорится в документе активистов. — Используя голод и накачивая различными препаратами, их заставляют делать неестественные для них трюки на потеху публике.

В научном сообществе существует консенсус, что морские млекопитающие живут в неволе в среднем в 2-3 раза меньше, чем в естественной среде. Активисты вспоминают о судьбе косатки Нарнии: ее выловили в возрасте пяти лет, и почти десять лет она провела в Москвариуме. 8 января 2023 года умерла —  при этом в океане косатки живут в среднем 40-50 лет, а иногда и больше.

«Ловят всегда только детенышей, при этом гибнет много матерей и других взрослых животных, особенно  косаток, защищающих своих малышей», — уточняется в описании проекта коалиции сахалинских экоактивистов. Матери во время отлова пытаются увести детенышей, ныряя на глубину, где запутываются в сетях и не могут вовремя всплыть, чтобы вдохнуть воздух.

«Китовая тюрьма» в бухте Средняя. Фото: Дмитрий Рудас / Гринпис

В августе 2018-го Росрыболовство и Минсельхоз утвердили общедопустимый улов (ОДУ) морских млекопитающих. В ответ «Клуб «Бумеранг» и «Друзья океана» — организации, которые сотрудничали с «Эковахтой», — отправились в морскую экспедицию по общественному контролю за выловом косаток. Ловцы морских млекопитающих неоднократно угрожали активистам. Они пытались сбить их дрон огнестрельным оружием, разгромили лагерь экологов на берегу Охотского моря, украли дорогостоящее оборудование и лишили экспедицию топлива.

— Я работала в районе Шантарских островов в августе 2018 года, — рассказывает Екатерина Джикия, специалист центра спасения морских млекопитающих «Дельфа». — Поддерживала связь с «Друзьями океана».

Мы были на месте разгромленного лагеря и видели лодку отловщиков, отходящую от берега. Все было перевернуто, выпотрошено и разбито. Слит весь бензин, пропал спутниковый телефон.

Но волонтерам удалось собрать фото- и видеоданные о нарушениях закона при отлове косаток. В это же время «Эковахта» встречалась с активистами и независимыми экспертами, готовыми встать на защиту животных. Коалиция окончательно сформировалась. В октябре 2018 года к ней присоединились волонтеры Greenpeace. Началась борьба за отказ в утверждении ОДУ морских млекопитающих на следующий, 2019 год.

В СМИ и соцсетях экологи рассказывали о заключенных в неволе косатках и белухах в бухте «Средняя». 6 ноября 2018 года в эфире «Вести-Приморье» показали кадры из «китовой тюрьмы», записанные с дрона. Местные жители впервые увидели условия содержания и состояние животных: «заключенных» держат в тесных вольерах, база отловщиков огорожена колючей проволокой. 16 ноября СК по Приморскому краю возбудил уголовное дело по факту незаконного вылова биоресурсов.

До 2016 года в бухте работал «Центр адаптации морских млекопитающих ТИНРО», в котором содержали, в основном, белух. В этом же центре работал дельфинарий. Когда территория «ТИНРО» перешла в руки четырех частных компаний, морских обитателей стали закрывать в тесных садках.

— В бухте на 29 октября 2018 года в вольерах находится 90 голов белух и 11 голов косаток. В том числе, принадлежащих ООО «Афалина» (23 головы белухи, 3 косатки), ООО «Океанариум ДВ» (22 головы белухи, 3 косатки), ООО «Белый кит» (23 головы белухи, 3 косатки) и ООО «Сочинский дельфинарий» (22 головы белухи, 3 косатки). Животные поступили сюда с 16 июля по 21 октября, — цитировали данные ветеринарной инспекции местные СМИ.

Экологи направляли обращения о нарушениях при выдаче разрешений на вылов животных в прокуратуру и пограничную службу ФСБ. Первая выдала лишь предостережения ведомствам и отловщикам. Зато Приморское погрануправление провело серию проверок «китовой тюрьмы». В январе, во время одной из них, активисты выявили нарушения при вылове и зафиксировали факты жестокого обращения с животными. В частности, вода в вольерах замерзала, и детеныши косаток страдали от холода из-за неподвижности в условиях ограниченного пространства и скученности. Спины и плавники более половины обитателей были обморожены.

— Приморское пограничное управление возбудило дела об административных правонарушениях против четырех компаний-отловщиков, — делится «Эковахта» результатами работы в отчете. —  В июне 2019 года их признали виновными и оштрафовали на 130 млн рублей.

В январе 2019 года «Эковахта Сахалина» подготовила иск с требованиями признать незаконными приказы Росрыболовства о выделении квот на вылов косаток и белух, а также обязать Росприроднадзор изъять животных из незаконного владения и выпустить их на свободу. В этот же период активисты выяснили, что из «тюрьмы» исчезли три белухи и одна косатка. Отловщики уверяли — животные сбежали.

При участии ДиКаприо и Кусто

В феврале 2019 года коалиция добилась организации круглых столов по проблеме «китовой тюрьмы» в Общественной палате и Госдуме. В этом же месяце активисты собирали подписи президенту (всего —  более 2 тысяч). В Москве в районе Яузских ворот и в пяти городах Сахалина прошли пикеты в поддержку морских узников.

Работу активистов начали поддерживать из-за рубежа. Экологи связались с международным сообществом защитников животных. На проблему «приморских заключенных» обратили внимание Памела Андерсон, Леонардо ДиКаприо и еще 40 известных ученых, предпринимателей, художников, дизайнеров, журналистов, писателей, представителей шоу-бизнеса и спортсменов со всего мира. Они обратились с письмом к Владимиру Путину, в котором просили освободить косаток и белух из «китовой тюрьмы». Открытое обращение к президенту опубликовал и знаменитый российский путешественник Федор Конюхов.

20 февраля Путин поручил Минприроды и Минсельхозу до 1 марта решить проблему косаток и белух и внести изменения в законодательство, регулирующее их отлов и содержание.

—  Фактически, это означало выпустить животных, —  объясняют экологи.

Тут же возникла другая проблема —  как выпустить животных с минимальным для них ущербом? Активисты коалиции опасались, что млекопитающих выпустят при неблагоприятных погодных условиях. Так, перевозка зимой или в сезон свирепых штормов может привести к обморожению, травмам из-за качки и гибели.

Жан-Мишель Кусто и Олег Кожемяко. Фото: пресс-служба администрации Приморского края

Для решения этого вопроса экологи договорились о сотрудничестве с «Командой Кусто» под руководством сына французского океанографа и защитника океанов Жака-Ива Кусто. К работе подключилось Минприроды, Росрыболовство и администрация Приморского края. В апреле 2019 года в Россию прибыл Жан-Мишель Кусто вместе с группой международных экспертов по выпуску китообразных. Они вошли в рабочую группу по возвращению животных на свободу.

Уже в июне 2019 освободили первых «узников тюрьмы» — двух косаток и шесть белух. 13 ноября на волю выпустили всех оставшихся животных. При этом государство платило отловщикам за выпуск животных. Освободить млекопитающих могли только частники — у них было необходимое оборудование и специалисты. В сложную операцию входило обследование здоровья  млекопитающих, извлечение из воды, погрузка в передвижные бассейны, перевозка, массаж. Всю работу оплачивал Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) за счет внебюджетных средств.

— В октябре 2019 года нам стало известно, что китайские покупатели российских белух, внесшие ранее предоплату за 50 животных, получили поддержку на государственном уровне в обеих странах, — отметили экологи в своем отчете.

— 14 октября они планировали встретиться с министром природных ресурсов России Дмитрием Кобылкиным, чтобы в итоге получить животных. Мы немедленно предали гласности эти планы и быстро организовали общественную кампанию, что и помогло предотвратить передачу.

Весной того же года Росрыболовство пыталось утвердить новое ОДУ на вылов 282 белух и 36 дельфинов (тихоокеанских белобоких, афалин и гринд) на 2020 год. После оперативного вмешательства «Эковахты» и ее коллег документ не приняли. С 2021 года Росрыболовство вовсе прекратило попытки принимать новые ОДУ и объявило, что законно вылавливать китообразных для «культурно-просветительских целей» в дальневосточных морях больше нельзя.

Борьба с «Горным воздухом»

С 2015 года в Сахалинской области идет масштабная стройка спортивно-туристического комплекса «Горный воздух». Сейчас в него входят кафе, рестораны, хостел, пять канатных дорог и 19 трасс. К 2026 году планируется построить 8 гостиничных комплексов в границах гор Красная, Острая и Большевик.

Проект реализуется при поддержке областного правительства с привлечением крупных инвесторов. Чиновники видят в нем «лицо Южно-Сахалинска» и считают, что туркомплекс повысит имидж города в России и за рубежом. По данным «Эковахты», активная застройка комплекса началась еще в 2015 году, когда губернатором региона стал Олег Кожемяко.

Фото: Комплекс «Горный воздух»

— Проект не затрагивает интересы населения и общественности и будет иметь высокую социальную значимость, — заявляют представители туристического объекта. — Проектные решения позволяют снять все экологические вопросы.

Но активисты «Эковахты» с ними не согласны. В 2018 году экологи направили обращение в областную прокуратуру о нарушениях при строительстве канатной дороги «Горного воздуха» на горе Красная. У подножия горы находится региональный памятник природы «Популяция кардиокринума (лилии) Глена». Растение цветет раз в жизни. В России его можно встретить только на юге Сахалина и острове Кунашир. За рубежом — на островах Хоккайдо и Хонсю.

— В границах памятника природы и на прилегающей территории сахалинский ученый Виктор Шейко выявил не менее четырех тысяч экземпляров редких растений, относящихся к восьми видам, занесенным в Красную книгу России и Сахалинской области, — сказано в одном из отчетных документов экологов. — Помимо «Парковой дороги» на этой территории строились кабельная линия, подстанции и дороги к ним, а в перспективе планировалось строительство коттеджного поселка.

В декабре 2019 года активисты обратилась в Южно-Сахалинский городской суд с требованием запретить «Горному воздуху» рубить лес на горе Острой. Там же Виктор Шейко и волонтеры «вахты» обнаружили около 55 тысяч экземпляров краснокнижных растений.

— Гора Острая входит в Майорский горный массив: это и места произрастания редких реликтовых растений из Красных книг России и Сахалинской области, места обитания исчезающей сахалинской кабарги, для сохранения которой Минприроды разработало специальную стратегию, — отметили уникальный статус объекта экологи в соцсетях.

По делу состоялось три судебных заседания. Суды указывали, что застройка еще не началась, проектная документация пока не разработана и не согласована. Но экологи привели доказательства обратного: участок передан в постоянное бессрочное пользование «Горному воздуху», разработана градостроительная концепция с объектами на горе, заключены госконтракты на изыскательские работы под канатную дорогу. Кроме того, на тот момент уже шло строительство «лыжного перехода» через реку Марковка между горами Красная и Острая.

Дополнительно была запущена петиция с требованием прекратить застройку на склонах и исключить весь Майорский массив, включая гору, из планов по развитию туристического комплекса. Она собрала порядка 63 тысяч подписей. После третьего судебного заседания гора Острая была исключена из адресных инвестиционных программ, а контракт на проведение проектно-изыскательских работ для подвесной канатной дороги расторгнут.

Еще один участок борьбы «Эковахты» с «Горным воздухом» — гора Большевик. В конце 2019 года активисты выяснили, что областные власти отдали под вырубку лесной участок площадью 83 га на окраине Южно-Сахалинска в границах склона Большевика. Территорию готовили под элитный коттеджный поселок «Горная Ривьера». На этом же участке расположен памятник природы «Роща ореха манчжурского».

Гора Большевик. Фото: Валентина Громова

На защиту леса встали независимые эксперты, местные жители, городские депутаты и отделение «Русского географического общества» (РГО). Экологи начали сбор подписей в защиту территории от застройки и подготовили коллективное обращение.

В феврале 2020 в Дальневосточном отделении РАН прошел круглый стол, на котором обсуждалась застройка горы Большевик и вырубка леса. По итогам встречи участники приняли резолюцию об отмене застройки — ее и три тысячи подписей под коллективным обращением экологи направили губернатору Сахалинской области, мэру Южно-Сахалинска и депутатам областной думы.

В ответ губернатор Лимаренко направил руководству «Горного воздуха» официальное уведомление об отказе от застройки на горе Большевик.

Но защитить все территории от «Горного воздуха» не получилось. Ростехнадзор признал, что возведение канатной дороги на горе Красная проходило со множеством нарушений. А в июне 2020 года экологи обратились в Южно-Сахалинский суд с иском к «Горному воздуху» и городской администрации о запрете выдачи разрешений на рубку леса в той части, где были обнаружены краснокнижные виды и планировалась канатная дорога. Суд первой инстанции активистам в удовлетворении иска отказал. Активисты успешно оспорили это решение в апелляции, но кассационная инстанция — вновь заняла сторону бизнеса. В результате спасти лес от рубок не удалось.

Часть II. Под надзором Минюста

В ожидании

В 2015 году Минюст на основе жалобы одного из госорганов (какого именно — не уточняется) проверил финансирование «Эковахты Сахалина» и выявил иностранные источники. Дополнительно ведомство обосновало включение организации в реестр иностранных агентов ее якобы политической деятельностью.

— До 2015 года «Эковахта» действительно получала пожертвования от зарубежных благотворительных фондов, — объясняют экологи. —  И мы не видим в этом ничего постыдного или плохого. 20 лет нашей работы — до 2015 года — наше государство также не видело в этом ничего плохого.

Среди источников иностранного финансирования «Эковахты» — фонды Леонардо Ди Каприо, Хьюлетта и Чарльза Мотта.

— Такие фонды поддерживают охрану природы в самых разных уголках мира, и это не они влияют на нас, а мы используем их средства, чтобы сохранить природу на нашем острове, — говорят активисты «Эковахты». — Мы им за это благодарны, ведь планета Земля у нас одна.

Политическую деятельность «вахты» Минюст усмотрел, например, в письме российских экологов от 4 марта 2014 года, адресованном украинским коллегам.

«Судьба Украины и России и их народов неразрывно связаны, — приводит слова из письма Минюст. — Нам знакомы и понятны украинские экологические и другие проблемы, общие для наших стран, — стремительное разрушение природного достояния, недальновидность систем государственного управления, и тенденциозная официальная информация, безбрежная коррупция, чудовищное материальное расслоение людей, развал особо охраняемых природных территорий, браконьерство всех мастей, национализм и многие другие».

Далее в письме говорится о недопустимости военных действий и вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Послание российских экологов заканчивается словами: «Украина и Россия могут и должны жить в мире и согласии». Но Минюст подчеркивает: «Организацией дается критическая оценка деятельности государства в сфере внутренней и внешней политики, посредством критики принимаемых государством в этом направлении решений».

Экологи, приводя письменные объяснения, парируют — письмо подписано порядка 50 активистами и направлено исключительно украинским экологам и общественным организациям. Оно «не адресовано органам государственной власти Российской Федерации, в письме не дается критическая оценка деятельности и не критикуются решения какого-либо государства».

На «украинском послании» надзорное ведомство не остановилось и зацепилось за статью Дмитрия Лисицына «В ожидании жареного петуха…» на портале «Сахалин.инфо». В тексте Лисицын рассказывал о вырубке леса в Южно-Сахалинске для «уплотнительной застройки». Для сохранения зеленых насаждений он предлагал написать обращение мэру, собрать подписи, организовать сход граждан. По мнению ведомства, публикация «обостряла чувство экологической опасности», «нагнетала политическую напряженность и формировала негативное общественное мнение граждан».

Дмитрий Лисицын. Фото: Экологическая вахта Сахалина

Так иностранное финансирование и «политическая деятельность» — в виде письма украинским коллегам и статьи о важности сохранения местного леса — привели «вахту» к первому статусу иноагента.

Тогда активистам не угрожали уголовные преследования и серьезные штрафы. Но «иноагентство» резко ухудшило отношение к экологам органов власти, в частности Пограничной службы ФСБ России. Если ранее силовики оперативно реагировали на сообщения о нарушениях при «добыче» морских животных и работали сообща, то после внесения «Эковахты» в реестр стали игнорировать сообщения и запросы активистов.

В феврале 2017 года сахалинское управление Минюста установило, что экологи отказались от получения иностранных денежных средств, вернули их благотворителям и полтора года работают исключительно за счет российского финансирования: добровольных пожертвований граждан и юридических лиц. Спустя месяц «Эковахта» избавилась от статуса иноагента и вернулась к слаженной работе с погранслужбой.

«Под постоянной угрозой уголовных дел»

16 декабря 2022 года  Минюст вновь признал «Эковахту Сахалина» иноагентом. На этот раз — не из-за иностранного финансирования, но «иностранного влияния». Хотя еще в феврале 2022 года экологи успешно прошли плановую проверку Минюста.

В ноябре, по данным активистов, в ведомство обратился некий «бдительный гражданин». Проверка после его обращения не установила наличия иностранного финансирования у «Эковахты». Зато проверяющие решили, что «вахта» находится под «иностранным влиянием» — несколько ее активистов работали в «Центре изучения и сохранения лососевых рыб», который получал иностранное финансирование.

К политической деятельности Минюст отнес участие двух членов организации в митингах и пикетах в поддержку Алексея Навального и политзаключенных, в которых они фигурировали лично от своего имени, а не от «Эковахты».

Сейчас организации грозит штраф — от 300 до 500 тысяч рублей — за то, что экологи не внесли себя в реестр иноагентов добровольно. Штраф члены «Эковахты» будут оспаривать в суде, но бороться за снятие статуса не собираются — пока ни одной организации в России не удалось через суд добиться снятия ярлыка иноагента.

— Работать с такими ограничениями и под постоянной угрозой штрафов и уголовных дел просто невозможно и крайне опасно, — уверены общественники. — Госорганы, эксперты, благотворители перестают сотрудничать с иноагентами. А мы постоянно работаем с рыбоохраной, пограничниками, лесниками, наукой. Закон не обязывает их прекращать взаимодействие с нами, но негласный запрет дан всем.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта