Поддержать
Сюжеты

О-о-пт, и нет заказника Из-за инициативы депутата Госдумы под угрозой оказалось 85% особо охраняемых природных территорий

21 марта 2023Читайте нас в Telegram
Фото: Karsten Winegeart / Unsplash

Депутат Госдумы Виктор Пинский внес на рассмотрение парламента поправки в закон «Об особо охраняемых природных территориях». Они предполагают, что чиновники смогут по своему усмотрению сокращать площади региональных заказников и природных парков, а при необходимости — и полностью их ликвидировать.

Изначально в тексте законопроекта в качестве основания для «урезания» или упразднения ООПТ фигурировала лишь «утрата природоохранной ценности» — разумеется, без объяснения, кем и по каким параметрам эта «утрата» будет определяться. Но затем Минприроды России предложило добавить в документ еще два основания — «необходимость реализации национальных целей, стратегических задач, значимых проектов в области социально-экономического развития» и «строительство или реконструкцию линейных объектов при отсутствии альтернативных решений по их размещению».

По замыслу Пинского, принятие документа устранит пробел в законодательстве. По мнению экологов — поставит под угрозу около 85% существующих в стране ООПТ.

Их борьба

Законопроект Пинского об упразднении или сокращении границ ООПТ — не первый, который пытаются провести в Думу. 

Виктор Пинский. Фото: «Единая Россия»

Летом 2020 похожий документ зарегистрировали депутаты из Удмуртии. Борьба с особо охраняемыми природными территориями в республике началась еще в 2016 году. Местное правительство сократило площадь удмуртских заказников более чем на 150 тысяч гектаров — их передали в аренду лесопромышленникам. Однако в 2017 пенсионер Николай Гагарин, который ранее работал в Управлении охраны фауны по Удмуртии, добился отмены этого решения в Верховном суде. Вырубку ценных лесов остановили. 

Оценившие победу Гагарина как «угрозу экономическим показателям отрасли» удмуртские власти внесли в Думу законопроект, который позволил бы вырезать из ООПТ любые участки. Однако уже осенью сами отозвали его.

Депутаты из Ставрополья направили в Госдуму подобный проект в апреле 2021. Инициатива появилась после того, как местные активисты и правоохранительные органы обратили внимание на план строительства в Минеральных Водах велосипедных трасс — прямо на территории заказника «Бештаугорский». Ставропольские власти объясняли, что некоторые ООПТ с момента их создания «могли потерять свою ценность», поэтому следует «актуализировать территории каждого заказника». Но комитет Госдумы по экологии и природным ресурсам рекомендовал отклонить этот законопроект. Что не помешало уже через месяц выступить с похожей инициативой депутатам заксобрания Ямало-Ненецкого автономного округа — они ссылались на то, что «механизма изменения границ ООПТ просто не существует». Как отмечали в пресс-службе заксобрания, многие ООПТ были образованы еще в 1980-е годы, а «природоохранные требования с тех пор значительно изменились». Чиновники ссылались на пример Надымского заказника — по нему еще в советские времена проложили железную дорогу, что существующие нормы запрещают. Но уже в июне из-за возникшего общественного резонанса ямальские законотворцы сами отозвали проект. 

Всего, по данным Greenpeace, российские чиновники и депутаты в последние годы предприняли более десятка попыток ослабления законодательства об ООПТ.

«Блин, непросто с ними будет»

Обсуждение законопроекта депутата Пинского с экспертами — так называемое «нулевое чтение» — прошло в Общественной палате 2 марта, и сам парламентарий тоже в нем участвовал. Депутат честно признался, что концепция проекта появилась благодаря губернатору Приморского края Олегу Кожемяко, давнюю дружбу с которым он не скрывает: «Первоначально поступило предложение внести законопроект, который предоставлял бы регионам право решать вопросы по изменению ООПТ самостоятельно, — объяснял Пинский. — Но мы изучили законодательную базу и поняли, что было бы логично использовать подход, который закреплен в статьях существующего закона — то есть согласовывать решение с федеральным центром».

Одним из доказательств необходимости поправок для Пинского стала «инвентаризация», которую местные власти провели в Приморье, выяснив, что «некоторые из 218 региональных ООПТ фактически утратили особое, природоохранное, научное, культурное, эстетическое рекреационное и оздоровительное значение». Приморские чиновники пытались упразднить их, однако суд еще в 2020 встал на сторону защитников природы.

«Да, Синельниковский родник — иссяк, Калиновая роща — сгорела, Тутовая роща — вымерзла, Горная пещера — сползла, и [Минприроды] срочно необходимо исключить эти объекты из реестра защиты.

Но ответчик не сказал, что родник иссяк потому, что уничтожен лес вокруг! — возмущались активисты. — Пещера разрушилась потому, что на ней установили опору электрической вышки.

Одна роща сгорела, а другая вымерзла потому, что Минприроды Приморского края не охраняло эти объекты».

Тутовая роща. Фото историко-краеведческого музея Октябрьского муниципального округа

«Нельзя сказать, совершенен этот закон или несовершенен, — оговаривается Пинский. — Его можно будет оценить только тогда, когда он будет принят в трех чтениях. Первое чтение — это только устранение пробелов. И вы, кажется, согласны, что этот вопрос надо регулировать. А как это нужно регулировать? Какими инструментами, экспертизами? Это как раз предмет второго чтения, где мы должны с вам активно поработать. Я не услышал ни от кого из выступающих, что этот закон не нужен, и для меня это важно».Однако с той части нулевого чтения, в которой свою позицию комментировали противники законопроекта, Пинский предусмотрительно удалился. Уже выключив камеру, но еще не отключив звук, депутат посетовал (на 1:18:58): «Блин, непросто с ними будет».

Цель — делать, что захочется

Руководитель программы Greenpeace Михаил Крейндлин замечает: к региональным ООПТ относится более 85% заповедных территорий в стране. Это около половины от общей площади российских особо охраняемых природных территорий:

— По сути, ничего принципиально нового этот проект не приносит. То, что сейчас такой нормы (о сокращении площадей ООПТ — прим. ред.) нет, не мешает региональным властям менять границы особо охраняемых природных территорий или даже их ликвидировать. Это происходит, как написано в законопроекте, когда Минприроды дает согласие. Но министерство в последнее время согласовывает все такие инициативы. Ямальский заказник, например: из него 325 тысяч гектаров ради добычи газа вырезали. Если проект примут, произойдет закрепление на федеральном уровне этой нормы [об упразднении ООПТ с согласия Минприроды], отсутствие которой помогало в некоторых судах.

Крейндлин считает, что если законопроект примут в существующем виде, то по усмотрению чиновников почти любая ООПТ может быть упразднена или сокращена — поправки не содержат конкретики: что такое «национальные цели» или как определяется «утрата ценности ООПТ»? 

— Вот сгорел лес в заказнике. Может, его подожгли. А, может, он от молнии сгорел. Как считается — он утратил ценность? Мне кажется, если это будет решаться чиновниками, ответ будет: «Да, утратил». Надо не ликвидировать ООПТ, а разбираться, почему какой-нибудь Синельниковский родник перестал существовать. Может быть, если что-то изменить в местном природопользовании, его получится восстановить. Такая логика должна быть, но в существующей формулировке будет другая. Потому что цель не в том, чтобы что-то оптимизировать, а в возможности для региональных властей делать в ООПТ то, что захочется.

ООПТ нужны для стабильности и сохранения биологического разнообразия. Именно там в основном сохраняются редкие или наоборот охотничьи виды животных — в остальных местах они сокращаются. Это своего рода резерваты, где животные могут хоть какое-то время спокойно жить.

Если их сокращать или ликвидировать, это в какой-то момент приведет к серьезной разбалансировке экологической обстановки в регионах. И поэтому мы считаем такой законопроект абсолютно недопустимым, — говорит Крейндлин. 

Чтобы остановить законопроект Пинского, Greenpeace запустил петицию. Подписать ее можно до конца марта — именно тогда заканчивается срок представления отзывов, предложений и замечаний в Комитет по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта