Поддержать
Сюжеты

«У нас кругом золото. Это наша беда» Как живет богатая природными ресурсами башкирская глубинка, в которой известному экоактивисту сломали ноги

10 февраля 2023Читайте нас в Telegram
Деревня Кусеево Баймакского района Башкортостана. Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

В прошлом году более ста экоактивистов подверглись преследованиям за защиту природы. В большинстве случаев давление на них оказывали власти: задерживали, составляли административные протоколы, заводили уголовные дела. Но не всегда преследование происходит в рамках правового поля: активистов еще и избивают, иногда — доводят до самоубийства.

Одно из самых жестоких в истории России нападений на защитника природы произошло в Башкортостане — Ильдару Юмагулову, выступавшему против золотодобычи в родном Баймакском районе, сломали ноги и ребра бейсбольными битами. Его дело окончательно так и не раскрыто — не назван заказчик преступления. Потому что заказчик может быть слишком крупным.

Журналистка Венера Хисамова по просьбе «Кедр.медиа» съездила в Баймакский район, чтобы узнать, кто может стоять за нападением на активиста, почему работа крупных золотодобывающих компаний злит местное население и что с этим (не) делают чиновники.

Атака

В апреле 2021 года 46-летний житель небольшого башкирского города Баймака Ильдар Юмагулов поехал в магазин автозапчастей «Акбузат». Был выходной. На парковке возле магазина мужчина заметил белую Honda, а в ней — водителя и двух человек в шитых масках.

Пока Юмагулов поднимался по ступенькам, двое в масках выскочили из иномарки и напали на него с бейсбольными битами. Активист смог вырваться и бросился к ближайшему отделу полиции: он думал, что это спугнет нападавших. Юмагулов сделал крюк, но ему наперерез выскочил один из мужчин и повалил на землю. Подбежал второй. Битами они сломали Ильдару ноги и ребра, а увидев прохожих, скрылись.

Ильдар Юмагулов. Кадр из видео

Нападавших и организаторов преступления нашли. Ими оказались житель соседнего с Баймаком Сибая Радмир Тагиров, уфимец Николай Николаев, жители города Гай Оренбургской области Максим Афонькин и Сергей Львов, а также уроженец Баймака Тимур Сынгизов. Следствие установило, что Афонькин и Львов непосредственно избивали Юмагулова, Николаев был их водителем, Сынгизов следил за экоактивистом и помог нападавшим обзавестись фальшивыми номерами для авто, а Тагиров — выступил непосредственным организатором преступления, в том числе — перечислил деньги участникам нападения.

Свою вину частично признали лишь непосредственно избивавшие экоактивиста: Афонькин и Львов на суде заявили, что били Юмагулова, но калечить его не хотели. Остальные подсудимые заявили о своей невиновности.

Баймакский районный суд, впрочем, счел вину всех фигурантов дела доказанной и приговорил их к лишению свободы на сроки от 1 года 9 месяцев до 5 лет и 2 месяцев. Приговор оказался довольно мягким — часть 3 статьи 111 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору), по которой судили мужчин, предусматривает до 12 лет лишения свободы. Тагиров, Николаев, Афонькин и Львов подали апелляционные жалобы, но Верховный суд Башкортостана оставил приговор без изменений.

Сразу после избиения Юмагулов заявил, что произошедшее может быть связано с его борьбой против нелегальной золотодобычи, развернувшейся в окрестностях Баймака.

В самом городе прошел народный сход в поддержку активиста: около 500 человек потребовали от властей объективно расследовать нападение и обратить внимание на экологические проблемы.

«Ночью свет горит, работают»

В десять утра на старенькой «Ладе» выезжаем из деревни Кусеево в сторону Султановской россыпи, одного из крупнейших в Башкортостане месторождений золота. Машина дребезжит — дорога ухабистая. Водитель, 37-летний фермер Салават, пытается рассказывать о незаконной добыче золота, но понимая, что его почти не слышно, умолкает. «У нас пенсионеры в основном живут, — говорит он, вынужденно останавливая машину. Дорогу собираются переходить коровы под присмотром пожилой пастушки. — Молодежь уезжает в Сибай или Магнитогорск, а мужчины — на Север».

Сам Салават тоже мог уехать в Уфу, но не стал: жить в столице республики для него дорого, да и заниматься фермерством нравится.

Местные жители зарабатывают, в том числе и благодаря скотоводству. Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

Подъезжаем к окруженной редкими деревьями горе Шакерт. «Идем», — говорит Салават и, надев капюшон, выходит из машины в грязь и снег. Советует присмотреться: вдали на горе можно увидеть экскаватор. «Ночью или утром, наверное, начали работать», — говорит он.

Подъехать ближе Салават не решается. По его словам, участок золотодобычи принадлежит ООО «Графское», но сама компания там не работает, а лицензию на разработку недр могла отдать субподрядчику. «Ночью иногда свет горит, работают, — повторяет он. — А на основании чего, не знаем».

Как объяснил «Кедру» другой активист Вадим (имя изменено), «Графскому» в ноябре 2021 года запретила работу на горе межведомственная комиссия по недрам под председательством вице-премьера республики Азата Бадранова — якобы из-за допущенных нарушений.

В прокуратуре Баймакского района «Кедру» сообщили, что в работе «Графского» действительно были выявлены нарушения — компания провела рекультивацию отработанных участков золотодобычи без согласования проекта с Росприроднадзором, за что ее привлекли к административной ответственности. Какой именно вред был причинен природе в результате такой «рекультивации», в прокуратуре не уточнили. 

По словам Вадима, после ухода «Графского» на горе начали работать люди Нура Тажитдинова, брата заместителя премьер-министра республики Илшата Тажитдинова (оба родом из Баймакского района).

Глава Кусеевского сельсовета Мухамет Абсалямов заявил «Кедру», что компания Нура Тажитдинова ООО «Шугур-М» владеет лицензией на добычу строительного камня, а золота на своих карьерах не добывает. На вопрос о том, осуществляют ли рабочие золотодобычу ночью на горе, Абсалямов не ответил. Заместитель главы администрации Баймакского района по экономике Фаниль Надыргулов на запрос редакции прислал идентичный ответ. Активисты, впрочем, полагают, что на горе люди брата вице-премьера промывают оставшееся от «Графского» золото, которое потом, возможно, перепродают на черном рынке. О том, что Нур Тажитдинов решил приобщиться к золотодобыче, пишут и местные СМИ. В прокуратуре Баймакского района «Кедру» сообщили, что фактов добычи россыпного золота рабочими Тажитдинова надзорные органы не установили.

Гора Шакерт. Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

«За вилы возьмемся, но работать вам не дадим»

Первое золото в Баймакском районе было добыто еще в античные времена — современным горнякам удалось найти следы древней разработки золотоносных кварцевых жил. Также здесь были найдены медные и бронзовые орудия, относящиеся к 1000 году до н. э. — топор, долото, обломки глиняного сосуда.

Султановская россыпь разрабатывается с 30-х годов XIX века. Если в царской России этим занимались золотопромышленники, то в советские времена сфера перешла под контроль государства, которое в 1920 году декретом «О недрах земли» аннулировало права частных лиц и обществ на добычу золота.

«Раньше, до 1991 года, власти проводили большую социальную работу: у нас и клубы были, и дороги, — вспоминает 65-летняя жительница Баймака Тансылу Аслаева. — А потом пришли эти ООО-шки. Социалки никакой. Пришли, поработали, бросили все как есть и ушли».

По ее словам, противостояние между местными жителями и золотодобытчиками началось в «нулевые», когда неподалеку от реки Таналык вблизи Баймака началась разработка карьера (название компании экозащитница не вспомнила). «Но люди тогда не смогли сорганизоваться. Опыта не хватило», — отмечает она.

Когда очередная золотодобывающая компания — ООО «Семеновский рудник» — захотела разрыть карьер в селе Тубинский, в полутора километрах от памятника природы — озера Талкас, и для этого переселить половину местных жителей в другую деревню, «люди сразу включили голову», вспоминает Аслаева. Это было года три назад. Уже тогда сотня активных сельчан организовала сход на будущем месте золотодобычи, разослала письма в местное правительство и записала обращения к чиновникам с требованием остановить разработку.

«А как пенсионеры переселились бы? — вопрошает активистка. — Те землю дадут, стоимость дома возместят, а кто старикам дома строить будет? И люди сказали: “Извините, мы так не можем. Как хотите, мы за вилы возьмемся, но не дадим вам работать”».

От разработки компания все же отказалась — по экологическим причинам. «Озеро Талкас — родниковое, высокогорное. Чистейшее. Если бы поблизости с ним раскопали карьер, то оно бы могло кончиться, потому что для промывки полезных ископаемых используют как раз воду, — рассказывает Тансылу. — Это было первое организованное эффективное противостояние».

Экоактивисты решили не останавливаться на достигнутом и обратили внимание на еще одну золотодобывающую компанию — ООО «Таналык», которая должна была рекультивировать использованные земли неподалеку от Баймака. Тогда в местной администрации активистов заверили, что у чиновников все под контролем. 

«По закону за полгода до окончания лицензии предприятие должно разработать план рекультивации использованных земель, а финансирование на это должно быть заложено изначально, когда работы только начинаются, — отмечает Тансылу. — И мы пошли к главе баймакской администрации Фанису Аминеву. Он сказал: “Да-да, у них все есть, нормально”. Ну ладно, мы поверили, ушли.

Когда осталось месяца три, мы снова пошли к нему. “Потребуйте у них план рекультивации! Они же сбегут”. “Нет, они не сбегут”. Но как мы сказали, так и получилось. Они в одну ночь исчезли: собрали технику и уехали».

Раздосадованные активисты решили провести народный сход и анонсировали его в соцсетях. Тогда в район по поручению главы республики поспешил вице-премьер Азат Бадранов. И не один, а с надзорными и контролирующими органами.

«Суть основных претензий стандартна для таких случаев, — писал вице-премьер во «ВКонтакте» по итогам встречи с людьми. — Отсутствие рекультивации, социальных обязательств, неуплата аренды, налогообложение за пределами республики. Также особой претензией был вопрос о состоянии реки Таналык, русло которой, по мнению общественности, было изменено в результате деятельности коммерческого предприятия».

Азат Бадранов (второй справа) в Баймакском районе. Фото: Азат Бадранов / «ВКонтакте»

А через семь месяцев после встречи вице-премьер сообщит в соцсетях, что компания, взяв на себя обязательства по рекультивации, выстраиванию коммуникации с местной общественностью и участию в социально-экономическом развитии района, не выполнила их в полной мере.

Лицензию у «Таналык» аннулируют и через суд обяжут выплатить в бюджет около 605 миллионов рублей за порчу земель. Но сами эти земли до сих пор не рекультивированы, отмечает Тансылу. «А толку что от суда? — вопрошает она. — Компания поменяла название на ООО «Графское» и продолжила работать».

«Таналык» и «Графское» — юридически разные компании. Но, по данным «СПАРК-Интерфакс», у них один учредитель — предприниматель Константин Хамуляк. «Графское», как указывается на сайте Роснедр, владеет лицензией на разведку и добычу золота на двух участках Султановской группы россыпей («Заря» и «Западный фланг»), которую получила на 14 лет от Департамента по недропользованию по ПФО в 2018 году.В апреле прошлого года по факту нарушения правил охраны окружающей среды были возбуждены два уголовных дела по статье 246 УК РФ (Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ). По версии следствия, две коммерческие компании при добыче золота стали разрабатывать недра за пределами лицензионных участков, что повлекло уничтожение плодородного слоя почвы. Как сообщил «Кедру» источник в силовых структурах, речь идет о «Таналык» и «Графском». Нарушения были выявлены органами региональной прокуратуры и УФСБ РФ по РБ, а уголовные дела возбуждены по поручению главы СКР Александра Бастрыкина после жалоб местных жителей. Расследование этих дел, по информации «Кедра», пока не завершено. Обвинение никому еще не предъявлено. При этом сами компании золото уже не добывают, говорят активисты: у  «Таналык» лицензию аннулировали, у «Графского» — приостановили.

«Больно смотреть»

Мы находимся на втором участке золотодобытчиков. Теперь перед нами раскуроченная равнина, на которой навалены горы чернозема. Здесь, рассказывает Салават, золото добывает ООО «Весна». «Пробовали копнуть, — показывает Салават рукой на перепаханное заснеженное поле. — Скорее всего, не нашли нормально золота. А если бы нашли, наверное, копали бы дальше».

Гора чернозема позади. Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

Чуть подальше видим и неглубоко вырытый котлован. Внутри него все еще сочатся грунтовые воды.

«Весна», рассказывает Салават, «сосредоточилась» на местности Япракты. Туда меня соглашается отвезти активист Марат (имя изменено). «Не все наши дороги вывезет “Лада”, — говорит он, поворачивая резко руль то вправо, то влево. — Как бы нам не застрять».

Доезжаем до Япракты. Марат показывает на голое поле, где базируются рабочие: несколько домиков, самосвал и трактор. Позади чернозем. База огорожена неким подобием забора — намотанной на столбцы проволокой. Людей не видно.

Неподалеку от базы кран-экскаватор разрабатывает недра, объясняет Марат: «Здесь раньше лес малый рос, сенокос был…».

«У нас в Зауралье горы, — продолжает Марат. — Люди живут сельским хозяйством, скотину разводят, молочкой торгуют. Чтобы вырастить корову, ей сено надо. Чтобы накосить сено, трава нужна. Это на зиму. А летом пасти надо. Земли у нас мало: корова же на гору не полезет. И на горе сена не накосишь».

В это время мимо нас проезжает экскаватор, за рулем которого сидит местный житель. Марат машет ему рукой. «А вас не смущает, что он на них работает?» — спрашиваю его. «Они вынужденно тут работают, — отвечает Марат, заводя машину. — А куда деваться? Семью кормить надо».

По дороге обратно Марат обращает внимание на раскуроченную землю, которую, по его словам, будет рекультивировать «Графское». «Камнями забросали и все, — отмечает он. — Больно смотреть, когда копают и оставляют».

В конце прошлого лета было возбуждено еще одно уголовное дело по факту нарушения правил охраны окружающей среды при добыче золота (ст. 246 УК РФ). По версии следствия, коммерческая организация вышла за пределы лицензионного участка, чем причинила ущерб почве. В этот раз речь идет о компании «Весна», сообщил «Кедру» источник в силовых структурах.

Впервые об уголовном деле общественность узнала, видимо, от Азата Бадранова. В соцсетях он рассказывал, что на ближайших заседаниях Роснедр будет рассмотрен вопрос о лишении лицензий компаний, которые работают в Кусеевском сельсовете с «грубыми нарушениями». «Уверен, отзывы лицензий и уголовные дела отрезвят недропользователей, которые игнорируют базовые ценности недропользования — законность и экологичность», — писал Бадранов во «ВКонтакте».

Тем не менее, у «Весны» обе лицензии не аннулированы. Как указано на сайте Роснедр, лицензии действительны до 2039 и 2049 годов. Компания получила их в 2015 и 2019 году от Департамента по недропользованию по ПФО — на разведку и добычу полезных ископаемых: на россыпи Япракты-Баскунзяк и Восточного фланга Султановской группы россыпей.

База «Весны». Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

«Высокопоставленные чиновники»

Активист Ильдар Юмагулов, еще полностью не восстановившийся после избиения, снял видео, на котором рассказывает о подробностях совершенного против него преступления. В ролике он вспоминает, как дознавательница впервые спросила, кого он подозревает. «Я ответил: “Мы занимаемся экологией района больше всего, и из местных никого не может быть”. Но я сильно ошибался».

Действительно, как уже отмечалось, участники нападения в большинстве своем не являются жителями Баймакского района. А заказчик — до сих пор не установлен. Само преступление, рассказывает активист, готовилось «тщательно». Он вспоминает, как к нему за несколько месяцев до нападения подходил Сынгизов с предложением «поговорить».

«Он мне сказал, чтобы я не занимался экологической деятельностью в рамках республики, [а только] в рамках района. Не ездил в Уфу. Не высказывался против Хабирова (главы республики Радия Хабирова, — прим.)», — говорит активист на видео.

Сынгизов, по словам активиста, предложил ему выйти на площадь перед администрацией Баймака и записать на видео слова: «Я против Хабирова ничего не имею». Юмагулов отказался. По его словам, Сынгизов угрожал: «Если не согласишься, будем по-другому разговаривать».

На другом видео Ильдар затронул тему возможных заказчиков нападения. По его мнению, ими могут оказаться «высокопоставленные чиновники республики Башкортостан». «Те отморозки, которые совершили это преступление, поверили в свою безнаказанность», — говорит он, отмечая, что Тимур Сынгизов получил всего один год и девять месяцев лишения свободы по статье, которая предусматривает до 12 лет.

Опрошенные «Кедром» местные жители соглашаются, что заказчиком нападения на активиста может быть высокопоставленный чиновник. Чаще всего они называют имя вице-премьера республики Азата Бадранова. Он курирует организацию «Союз общественных инициатив Зауралья», у членов которой проходили обыски из-за расследования дела Юмагулова, а осужденный по этому делу Тимур Сынгизов, по словам выступавших в суде свидетелей, является одним из спонсоров организации.

«Доказательств против Бадранова нет, только догадки, — отмечает один из соратников Юмагулова. — Все нападавшие из разных городов и даже из разных краев. Их же собрать надо! У заказчика явно возможности для этого были».

Связаться с Бадрановым «Кедру» не удалось: в ноябре он заявил, что уезжает в Украину добровольцем и будет недоступен. По информации башкортостанского издания «Пруфы», отъезд чиновника может быть связан с делом «незаконных золотокопателей» в Баймакском районе: по данным издания, расследование уголовного дела по факту избиения Ильдара Юмагулова якобы вывело на след вице-премьера (сам Бадранов называл эту информацию «чушью»).

Фото: Венера Хисамова / «Кедр»

Их вклад

И все же именно с золотом местные связывают будущее района: лишь бы добывали не так варварски, как сейчас, и вкладывали в Баймак и окрестные села. «У нас кругом золото. Это наша беда, потому что добывает его не государство, — говорит 65-летняя активистка Тансылу. — Золотодобычу нужно национализировать».

Глава Кусеевского сельсовета Мухамет Абсалямов, впрочем, заявляет, что вклад золотодобытчиков в улучшение жизни людей — уже виден. По словам чиновника, «Весна» года два назад «произвела отсыпку» двух дорог протяженностью 2,6 км на улицах Ирандыкская и Карима Диярова, а в прошлом году помогла стройматериалами для ограждения кладбища. «Графское» в 2021 году «произвело отсыпку» дороги на улице Асмы Баймурзиной и купило спортинвентарь для школы. Также компания четыре месяца — с декабря 2020 года по март 2021 год — оказывала помощь по очистке от снега улиц и дорог в деревнях сельсовета. 

Внесло ли какой-то вклад «Таналык» в развитие Баймакского района, неизвестно. Замглавы района по экономике Фаниль Надыргулов на вопрос «Кедра» не ответил.

Опрошенные «Кедром» экоактивисты назвали «смехотворной» помощь району в виде «отсыпки дорог», учитывая объемы прибыли от добычи золота. «Пусть рекультивируют земли и убираются после себя. Нам ничего от них не надо, — отмечает Тансылу. — Но мы не верим: ни в то, что они это сделают, ни в то, что лицензии аннулируют».

Руководитель Южно-Уральского межрегионального управления Росприроднадзора Роман Болотов в ответ на запрос «Кедра» пояснил, что по результатам проверки, которую провели в прошлом апреле, директор «Графского» Олег Заплатин был оштрафован на 75 тысяч рублей по части 1 статьи 8.7 КоАП РФ (Невыполнение или несвоевременное выполнение обязанностей по рекультивации земель при разработке месторождений).

«В ходе проверки было установлено, что предприятием частично проведены земляные работы, в том числе засыпка и выполаживание ранее отработанных участков с целью проведения рекультивации. Однако в адрес Управления от ООО «Графское» не поступало уведомление с приложением ранее утвержденного и согласованного проекта рекультивации земель», — говорится в ответе ведомства.

Фаниль Надыргулов, отвечая на вопрос, когда «Таналык» начнет рекультивацию земель, пояснил, что пока решение суда по штрафу для компании не вступило в силу (на момент подготовки текста), назвать дату работ в администрации не могут. Отвечая на аналогичный вопрос по «Весне», он напомнил, что рекультивация должна проводиться на основе проекта, который будет утверждаться за год до окончания работ по добычи, а сами лицензии истекут лишь в 2039 и 2040 годах.

Этот текст — часть спецпроекта «Экологическая карта России». Вы можете прочесть и другие материалы об экопроблемах в регионах страны.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Медведи и компания

Рассказываем, каких животных вы защитили, добившись отзыва новых правил охоты

Борец за «зеленые законы»

Портрет Клаудии Шейнбаум, первой в мире президента-климатолога

Год с разрушения Каховской ГЭС. Итоги

Миллионы живых существ погибли, но вместо водохранилища растет лес, а пылевых бурь удалось избежать

После мамонтов

Почему исчезают целые виды животных и к чему приведет потеря биоразнообразия. Исследование «Кедра»

«Ты думаешь, что это дождь, а это не дождь»

Почему жители Пикалева не возмущаются, что живых и мертвых в нем засыпает цементом. Репортаж