Поддержать
Сюжеты

Какой надо Зеткин Пензенского школьника выгнали из провластного экологического движения, а он создал свое

27 декабря 2022Читайте нас в Telegram
Алексей Зеткин. Фото: Наталия Платонова / Кедр

Школьник из Пензы Алексей Зеткин прославился на всю страну прошлой осенью, когда его исключили из молодежного экологического движения «Зеленая волна». 

Причиной исключения стал «самовольный» рейд Зеткина к бумажной фабрике «Маяк», сливавшей ядовитые отходы в старое русло реки Суры. Замеры, сделанные 17-летним активистом, показали многократное превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ в речной воде. Это вызвало скандал в пензенских СМИ.

После ухода из «Зеленой волны» старшеклассник основал собственное независимое экологическое движение. О том, как выглядит молодежная организация настоящих экозащитников и чего она добилась за неполный год своего существования, — в материале «Кедр.медиа».

Старикам тут не место

«Самовольный» рейд на реку, который изменил жизнь Алексея, состоялся в ноябре 2021 года. Анализ воды, сделанный школьником, показал в Суре пятикратное превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) меди, 60-кратное превышение ПДК хрома и 100-кратное превышение ПДК железа. Кроме того, тесты показали наличие хлора и сульфидов, которых в речной воде вообще быть не должно.

Через несколько дней после того как Зеткин опубликовал результаты замеров, на бумажную фабрику пришли сотрудники Росприроднадзора. Их экспертиза показала, что масштаб катастрофы еще серьезнее: содержание опасного фенола в сточных водах предприятия превысило норму в 200 раз. Сам школьник проверить этот показатель не мог, поскольку у него отсутствовало необходимое оборудование. 

Прокуратура провела проверку и пригрозила остановить работу фабрики, если та продолжит загрязнять водоем. После этого директор «Маяка» и по совместительству депутат заксобрания Владимир Вдонин пообещал вложить 700 миллионов рублей в строительство очистных сооружений, а также очистить старое русло реки за свой счет.

Несмотря на громкую победу, школьнику пришлось покинуть экологическое движение, в котором он состоял шесть лет, начиная с пятого класса. Сначала Зеткин увидел на страницах «Зеленой волны» в соцсетях приказ о ликвидации должности молодежного лидера, которую он на тот момент занимал.

— Когда я рассказал об этом во «ВКонтакте», со мной связались представители пензенского отделения Русского географического общества Игорь Пантюшов и Ольга Ильина, — говорит Зеткин. — Они попросили меня удалить пост. Я отказался, после чего меня начали поливать грязью.

Школьника обвинили в том, что он плохо исполнял обязанности молодежного лидера, провел рейд без ведома старших, поделился результатами замеров с пензенской комсомольской организацией КПРФ и «привнес политику» в экологическую организацию.

— После ухода из «Зеленой волны» я понял, что хочу и дальше заниматься экологическим активизмом, — рассказывает Алексей. — Более того, я увидел, что явно не один испытываю такое желание. Вокруг меня было много единомышленников, которых не устраивало, что молодежным движением руководят люди в возрасте 30+ и диктуют свои правила.

Фото из личного архива Алексея Зеткина

В феврале 2022 года школьник презентовал проект молодежной экологической организации «ЭкоСтарт», завел страницы в социальных сетях и начал собирать команду.

Денег на рекламу и печать буклетов не было. Поэтому Зеткин сделал ставку на личное общение с такими же школьниками и студентами: переписывался с ними в мессенджерах, устраивал встречи. Вместо громоздкой структуры, где любая инициатива выполняется только с разрешения взрослых, он предложил более демократичный формат, при котором все равны и голос каждого важен.

Сегодня в движении «ЭкоСтарт» состоит 30 человек в возрасте от 14 до 20 лет. Но не все из них пришли в экологический активизм только потому, что любят природу. Для некоторых это чуть ли не единственный легальный способ высказать свое несогласие с действиями властей.

— Почти любая экологическая проблема упирается в конфликт с бизнесом, который имеет своих людей в каком-нибудь министерстве или законодательном органе, — объясняет Зеткин. — Той же бумажной фабрикой «Маяк» руководит депутат Законодательного собрания и член «Единой России». И так как выражать оппозиционные взгляды в политике стало слишком опасно, молодежь начала проявлять свое недовольство через призму экологии.

Чистые руки

Полноценная работа молодежного движения началась в апреле. За восемь месяцев активисты добились ликвидации 12 несанкционированных свалок. Причем сделали это не с помощью хлопчатобумажных перчаток и мусорных пакетов. Их главным инструментом стала переписка с чиновниками.

Борьба за чистоту начинается с мониторинга городских и районных пабликов, где периодически появляются жалобы на мусорные кучи. Чтобы проверить информацию, члены «ЭкоСтарта» выходят в рейды, фиксируют незаконные свалки на фото и видео, а затем пишут обращения в местные органы власти, которые обязаны следить за порядком на своих территориях.

— Обычно для ликвидации свалки достаточно одного-двух писем, — делится опытом активист. — Чиновники понимают, что вслед за нашим обращением им может прилететь предостережение или штраф от прокуратуры, в которую мы пожалуемся.

Для того чтобы защитить от уничтожения памятник природы «Рамзайский резерват», расположенный в 20 километрах от Пензы, «ЭкоСтарт» потратил на переписку с чиновниками полгода. Активисты заинтересовались границами природного резервата весной, когда строительная техника уничтожила поляну с краснокнижным растением — головчаткой Литвинова. Все лето сотрудники Росреестра отрицали, что при выделении участка под строительство его границы зашли на территорию заказника. В итоге экологам пришлось обращаться в областную прокуратуру.

— Выезд специалистов на место показал, что еще в 2008 году для природного резервата огородили совсем не ту землю, которая была обозначена в постановлении Законодательного собрания, — поясняет Зеткин. — Вместо прибрежной полосы, где растут редкие растения, Росреестр сформировал границы резервата вверх по склону, где головчатка Литвинова в силу биологических особенностей расти не может.

Прокуратура потребовала от Росреестра исправить кадастровую ошибку и восстановить границы памятника природы. Строительные работы на территории резервата прекратили.

Фото из соцсетей

Проблемы без названия

Главной проблемой российских экологов Алексей Зеткин считает закрытость информации о состоянии окружающей среды, которая по закону должна быть общедоступной.

— К сожалению, на сайтах природоохранных ведомств или предприятий она сильно запрятана, — говорит активист. — Из-за этого бывает очень сложно найти сведения о состоянии какой-то конкретной реки или леса. А перед выходом в экологический рейд подобные справки могут принести большую пользу.

По словам Зеткина, дефицит информации уже обернулся досадной ошибкой, которую «ЭкоСтарт» допустил в начале своей деятельности. Речь идет о поездке в село Степановка, что в 20 километрах от Пензы. Несколько лет назад областная власть запланировала здесь строительство мусорного полигона, однако местные жители выступили против. В интервью экологам они рассказали про множество родников, которые бьют рядом со строительной площадкой. А также поделились опасениями, что зараженная из-за отходов вода попадет в Суру и поставит под угрозу здоровье жителей полумиллионной Пензы.

После выхода ролика с молодым экологом встретилась преподаватель географии из Пензенского госуниверситета, в который Зеткин готовился поступать. Она показала ландшафтные карты и объяснила, что ручьи Степановки сначала впадают в реку Вядь, а уже потом — в Суру. Причем Пенза остается выше по течению, что даже при загрязнении воды исключает вред для здоровья жителей города.

— Так я усвоил, что местные жители могут и не знать, куда на самом деле стекают ручьи из их деревни, — резюмирует активист. — Вместе с тем на сайте строительной компании MAG GROUP, которая должна возводить полигон, этой информации тоже не было.

Иногда решение экологической проблемы осложняется тем, что она не имеет названия. Ярким примером стала история с сосновым бором на востоке Пензы, между микрорайонами ГПЗ и Ахуны. На кадастровых картах этого леса как бы не существует. Возможно, именно по этой причине его постепенно вырубают под строительство жилых комплексов.

Привлечь внимание к лесу, у которого нет названия, оказалось достаточно сложно. Экоактивисты и местные жители дали лесу свое имя «Сосновый бор Измайловский» в честь улицы Измайлова, которая тянется вдоль леса. И вот уже несколько месяцев «ЭкоСтарт» пытается закрепить это название в инфополе, чтобы пензенцы понимали, о спасении чего идет речь.

— С помощью местного жителя Павла Карасева удалось расставить по территории таблички с новым названием, описанием бора и просьбой не складировать в нем мусор, — перечисляет этапы работы Алексей Зеткин. — Сейчас ищем названия и для других участков, которые находятся восточнее. Возможно, они сохранились на старых или военных картах. Мы хотим, чтобы городская дума официально признала всю эту территорию зеленой зоной и наложила запрет на ее уничтожение.

Фото из личного архива Алексея Зеткина

Экологические привычки

В этом году Алексей Зеткин окончил школу и стал первокурсником. Он учится на факультете физико-математических и естественных наук Пензенского госуниверситета. Чтобы арендовать квартиру, подрабатывает курьером, занимается дизайном и видеомонтажом.

Активист уже много лет следует экологическим привычкам в своем повседневном быте: отделяет пластик и макулатуру от прочих отходов, старается заполнять пакеты с мусором доверху, не покупает еду в одноразовой упаковке. В его шкафу — несколько пакетов со старыми пластиковыми картами и использованными батарейками. Их собрали во время просветительских акций, и при первой возможности Алексей повезет их в Москву, в экоцентр «Собиратор» — в Пензе такие виды отходов не принимаются.

Своих новых соседей по дому активист еще не знает. Но уже успел поставить пустую коробку рядом с почтовыми ящиками в подъезде, куда люди складывают ненужные рекламные брошюры.

— Скорее всего, соседи даже не знают, кто поставил эту коробку, им это неважно, — предполагает Зеткин. — Но они приучаются собирать макулатуру. Несколько коробок мы с ними уже собрали.

На скромные деньги, которые остаются со стипендии и подработок, активист закупает экологическое оборудование. Летом, например, накопил на устройство для измерения температуры и уровня рН в воде.

Периодически Зеткин делает замеры на водоемах, в том числе в старом русле Суры, куда бумажная фабрика «Маяк» продолжает сливать отходы.

— Конечно, анализы пока получаются не такие качественные, как в лаборатории, но превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ выявить можно, — рассказывает Алексей. — Если показатели зашкаливают, мы пишем обращение в Росприроднадзор, и тот уже выезжает с собственной проверкой.

Фото из личного архива Алексея Зеткина

Природа и скрепы

В ближайших планах активиста — регистрация «ЭкоСтарта» в статусе некоммерческой организации. Проект устава уже готов, первое учредительное собрание состоялось. Новый формат позволит организации участвовать в грантовых конкурсах, получать пожертвования от экологически ответственного бизнеса и проводить внеклассные занятия для школьников. Верхом мечтаний активистов является закупка профессионального оборудования для работы.

Перед тем как принять решение о регистрации НКО, Алексей Зеткин изучал ситуацию почти год. Присматривался к активности жителей Пензы, изучал их реакции на экологические инициативы, следил за работой коллег.

— Больше всего я боялся, что после начала конфликта в Украине большинство общественных организаций перейдет с экологической повестки на патриотическую и забросит сферу охраны природы, — делится активист. — После февраля многие действительно свернули работу и не понимали, куда дальше двигаться, но к осени стали возвращаться к проектам, в том числе рассказывать об экологических последствиях боевых действий в Украине.

По мнению Зеткина, в ближайшие годы заниматься экоактивизмом в России будет непросто. Среди тех, кто загрязняет природу, много предприятий оборонного комплекса. Выступления против них чреваты обвинениями в антипатриотической позиции со всеми вытекающими последствиями.

— К сожалению, защита природы не особо поддерживается властями и стоит где-то за пределами так называемых «скреп» российского общества, — считает активист. — У нас многие восхищаются тайгой и березами, но не готовы спасать их от вырубки.

Тем не менее он все-таки готов попробовать собрать вокруг себя тех, кто не только любит природу, но и готов ее защищать.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером