Истории

Заруб против рубок

Жители Коми восстали против уничтожения лесов. Десятки гектаров хотят выпластать ради строительства песчаных карьеров

21 июля 2022
Активисты дежурят близ Пычима

«Разворачивай! Будем ждать милицию. Доведем дело до конца», — несколько женщин стоят на разбитой дороге, перегородив проезд иномарке. На пассажирском сиденье замглавы Сыктывдинского района Коми Павел Карин. Люди требуют, чтоб он немедленно проехал с ними на место, где вырубают лес для последующей добычи песка. Год назад глава республики Владимир Уйба пообещал, что карьера у поселка Пычим не будет. Но лес валят, как и собирались. «В следующий раз тогда вообще не будем приезжать», — брезгливо роняет чиновник и поднимает стекло.

Конфликт из-за планов по добыче песка близ поселков Пычим и Язель в Сыктывдинском районе начался в сентябре прошлого года. Тогда жители узнали, что в лесах, где они привыкли собирать ягоды и грибы, вот-вот появятся карьеры компаний «Форус», «Стройпрогресском» и ООО «СССР». Эти места называют белым бором, или «беломошником» — землю в сосняке сплошь покрывает ягель, который и дает такой белый цвет. Чистый, прозрачный северный лес. Сейчас сосны лежат штабелями, ягель взрыт гусеницами. А разбитая дорога до Пычима пришла в окончательную негодность под колесами тяжелой техники. Ямы такие, что машины теряют колеса: и это буквально — есть уже два таких случая. 

Сбор дикоросов для местных — не развлечение, а способ выжить. Да, в 2022 году в нефтеносном краю люди по-прежнему, как и двести лет назад, живут собирательством. Отними эту возможность — не будет сел. Между тем, леса уже и так серьезно повреждены — об этом свидетельствуют спутниковые снимки. А проведенное активистами и сотрудниками Института биологии Коми обследование территорий близ Язеля, где когда-то уже были песчаные карьеры, показало, что рекультивация таких объектов не приводит к реальному восстановлению природы.

— Сыктывдинский район фактически окружает Сыктывкар. И вот в 30–40 км от республиканской столицы мы наблюдаем, какой бардак остается после ухода промышленников, — говорит депутат совета Сыктывкара Виктор Вишневецкий. — Зачастую недропользователь вместо разрешенных 2–4 метров копает на глубину метров 15, чтоб добыть больше — и получить больше прибыли. Образовавшуюся яму потом затапливает вода, и рекультивировать ее практически невозможно.

На космоснимке видно, что территория, где ранее был карьер, не восстановлена.

Виктор показывает фото: на них наглядно видно, во что превратилась территория якобы рекультивированных карьеров: местами заболоченная местность без каких бы то ни было следов озеленения. Именно поэтому люди не верят обещаниям, что после завершения выработки лес в 3–4 км от поселков восстановят.

На днях об этом же свидетельствовали ученые — в госсовете республики сотрудники Института биологии Коми представили результаты 10-летнего мониторинга карьеров в Сыктывдинском районе. Краткое резюме: разработка велась практически до водоносного слоя, что приводило к заболачиванию территории, лес умирал и продолжает умирать, восстановительные работы после окончания разработки проводились некачественно, один из карьеров просто засыпали отходами лесопиления

Выводы биологов неутешительны: дальнейшая разработка месторождений песка приведет к потере лесов, истощению запасов воды в озерах и реках, заболачиванию заброшенных выработок и, в итоге, к полной трансформации территории.

Никаких ограничений для размещения карьеров на землях лесного фонда вблизи населенных пунктов закон не предусматривает. Решение вопроса — исключительно в руках чиновников. Они и решили его, как сумели. Места добычи песка согласовали с районной администрацией, а когда республиканское Минприроды попыталось противостоять планам промышленников, на сторону последних встал арбитражный суд. Жители прилегающих территорий оказались вообще за бортом обсуждений — их мнения никто не спрашивал.

Обращение к Владимиру Уйбе с требованием остановить уничтожение леса прошлой осенью составила экологическая организация «Комитет защиты Вычегды», его подписали 1600 человек. Глава республики обращению внял — заявил, что несмотря на формальную законность происходящего, ситуация неоднозначная. И напомнил о собственном запрете вырубать лес ближе 10 км от населенных пунктов. В видеообращении к жителям Уйба он заявил, что поручил Минприроды найти компромисс с учетом интересов населения: отыскать другой подходящий участок для карьера, а решение о землеотводе отменить.

Однако уже этим летом в лесах застучали топоры. Жители поселков обнаружили, что вырубки ведутся полным ходом, и никакой смены земельного участка не произошло. Тогда они встали на дежурство: вблизи спорной территории постоянно находятся активисты, которые готовы зафиксировать любое нарушение со стороны подрядчика и вызвать полицию. Около карьеров появились и плакаты протестующих. Люди приезжают сюда десятками. Опыт такого протеста в республике есть — ее жители принимали активное участие в защите Шиеса.

Есть и примеры, когда жителям Коми удавалось договориться с бизнесом и убедить его перенести участки вырубок подальше от населенных пунктов: в прошлом сентябре жители поселка Мадмас Усть-Вымского района на встрече с представителями «Жешартского ЛПК», который собирался вырубать леса рядом с поселком, защитили окрестные леса. Лесопромышленники не только отменили намеченные ранее рубки, но и обязались в будущем рубить не ближе 10–15 км от поселка.

23 июня под Пычимом люди перекрыли дорогу и заставили замглавы района все же посетить места вырубок.

«Сердце кровью обливается, это же убийство!» — эмоционально восклицает на видеозаписи тех событий одна из местных женщин, описывая увиденное в белом бору.

«Где был бор, там Мамай прошел, — комментирует  Андрей Головка. — Вырубили достаточно много уже, вывозят лесовозами. Бора больше нет».

Через неделю в поселке Часово жители Сыктывдинского района встретились с районными и областными чиновниками и депутатами. В итоге по предложению Виктора Вишневецкого было решено приостановить вырубки до достижения консенсуса. Правда, как его достичь — неясно. В комитете по экологии республиканского Госсовета выяснили: после запрета главы Коми на рубки вблизи сел Минприроды региона предлагало арендаторам пойти навстречу жителям. Но ни один из них от полученных участков не отказался. А на встрече в Часово чиновники заявили жителям, что разработчики карьеров будут в качестве компенсации регулярно возить школьников в сыктывкарский бассейн. Надо ли говорить, что подобный компромисс людей не устроил?

Да и мораторий соблюдается весьма условно: на днях люди заметили близ Пычима лесовоз, на который грузили спиленные сосны. Документов на вывоз леса не обнаружилось, активисты вызвали полицию, которая приехала лишь спустя восемь часов. К тому времени на месте будущего карьера собралось человек 60, приехал туда и депутат Госдумы Олег Михайлов, который в свое время активно участвовал в шиесских протестах. Подтянулся на «поле боя» Вячеслав Качмазов, директор компании-арендатора карьера, также в лесу был замечен Алексей Холин, который некоторое время работал по контракту со строителями свалки на Шиесе. В 2014 году Холин был осужден к условному лишению свободы за два эпизода коммерческого подкупа, в 2016 — приговорен к 4 годам колонии за хищения путем мошенничества и присвоения денежных средств при осуществлении сделок с недвижимостью.

Вячеслав Качмазов — предприниматель из Воркуты, в 2015 году он также был осужден на 3,5 года за организацию мошенничества в сфере кредитования. На месте пычимских карьеров в перспективе Качмазов обещает создать базу отдыха и рыболовного туризма, превратив эти самые карьеры в пруды, где будут разводить карпа, карася, толстолобика и амура. В январе об этом проекте одобрительно говорил в видеообращении глава республики — по его словам, в Сыктывдинском районе появится рыбоводный завод. Согласно презентации ООО «СССР», на месте карьеров якобы появится рекреационная зона на 200 отдыхающих.

Название фирмы с ностальгией по прошлому не связано, оно расшифровывается как «Сыктывкар Строй Сервис Ресурс». Согласно данным базы данных «СПАРК», собственный капитал у компании отсутствует, оно генерирует серьезные убытки: более 4 млн за прошлый год, в целом финансовое положение фирмы неважное. В июне нынешнего года «СССР» заключило три контракта на поставки древесины различным контрагентам.

Многие местные жители уверены, что проект рекреационного комплекса — только маскировка, а главная цель предпринимателя — песок. Тем паче, что земли под песчаные карьеры Качмазова интересуют еще в одной точке Сыктывдинского района — близ поселка Ыб. В прошлом году ООО «СССР» заявило о планах оформления там участка «для поиска месторождения строительного песка с последующей разработкой выявленного месторождения». А 6 июля на встрече в Госсовете Вячеслав Качмазов, несмотря на губернаторский «мораторий», отказался приостанавливать работы по разработке карьера «Пычим-2», напомнив, что у него есть как разрешение от Минприроды Коми, так и согласование от администрации Сыктывдинского района.

Установленный близ места рубок плакат с изображением будущей базы отдыха кто-то перечеркнул красным, выразив отношение жителей к нарисованной им перспективе. Через несколько дней с пычимской дороги стали пропадать дорожные знаки, запрещающие проезд большегрузов, — активисты фиксируют их исчезновение и пытаются дождаться реакции ГИБДД. К слову, такое же бывало близ Шиеса, когда мешающие проезду тяжелой техники к стройплощадке знаки просто испарялись. 16 июля заметили пропажу знаков, предупреждающих о ямах на дороге и знаках скоростного режима.

План рекреационной зоны под Пычимом, перечёркнутый местными жителями. Фото предоставлено активистами

Если со знаками ограничения предельного веса транспорта понятно — их отсутствие снимает препятствия для лесовозов, а значит, может быть выгодно подрядчику, то воровство предупреждающих знаков создает реальную опасность для водителей на и без того аварийном участке. Местным жителям, которые каждый день возят в школу детей по этой дороге, такая «оптимизация» точно ни к чему и напоминает элемент партизанской войны.

Люди опасаются, что события начнут развиваться непредсказуемо и дело дойдет до поджогов леса (это позволит рубить его беспрепятственно — в рамках «санитарного ухода»).

Чтобы исключить это, активисты встали на дежурство в лесах. А попутно в Сыктывкаре, Эжве и Выльгорте снова собирают подписи в защиту леса.

Любопытно, что волну экопротеста попытались оседлать провластные структуры — в местах сбора подписей в сопровождении телекамер госканала появились люди в футболках с логотипами «Единой России», которые начали альтернативный сбор подписей — с той же повесткой.

Редакция «Кедр.медиа» связалась с Вячеславом Качмазовым и попросила его пояснить: согласен ли он приостановить рубки до достижения компромисса с жителями, куда вывозится вырубленная древесина и что он сам думает о конфликте с местным населением?

Ответ публикуем с сохранением грамматики: «За два года планируем, вывести песок, выстроить, как минимум шесть блочно-модельных домика, один двух этажный со столовой-кафе, без пруда, для разведения рыбы, весь бизнес не рентабелен. Народу, скорее всего, проплатили т.к. с 11.06 по 23.06.2022 г. велась работа и все видели и знали, а основные бунтари, на общественных слушаниях, в 2020 г. Палевицах, голосовали ЗА данный проект. Мы ждем решения вопроса — не работаем. Лесоматериалы вывозим по договорам, на законной основе».

«Здесь будет Марс»

Гигантский медный карьер на Урале расширяется в сторону 8-тысячного поселка. Жители протестуют

Общаются ли киты на разных концах планеты?

Бонусный отрывок из книги Эда Йонга «Необъятный мир» — для читателей «Кедра»

Кто в цирке не смеется

Анатомия цирков с животными: почему десятки тысяч россиян требуют их запретить. Разбор «Кедра»

Чувствуют ли животные боль?

Отрывок из новой книги Эда Йонга «Необъятный мир. Как животные ощущают скрытую от нас реальность»

Суп для Ван Гога

Зачем климатические активисты на Западе обливают картины краской? «Кедр» спросил их самих