Поддержать
Истории

«Ядовитый выброс резко пошел в Балтийское море»

В Санкт-Петербурге частично засыпают Финский залив, чтобы построить жилой комплекс. Горожане бьют тревогу

13 июня 2022читайте нас в Telegram
Фото: Елена Лукьянова / Кедр

На Васильевском острове в Петербурге, на засыпаемой песком акватории Финского залива, готовятся построить новый жилой микрорайон на 29 тысяч человек. Те, кто жили здесь до сих пор, лишаются единственного пляжа. Те, кто приедут жить в новостройки на намывных территориях, еще долгое время не будут иметь поблизости ни детских садов, ни школ, ни поликлиник. Зато и те, и другие получат массу нерешенных проблем из-за отсутствия дорог, общественного транспорта, мест отдыха и угрозы наводнений.

Крупнейшая сделка на земельном рынке Северной столицы за последние десятилетия и крупнейший проект комплексного освоения в центральной части города рискует обернуться и крупнейшим скандалом со времен строительства Лахта-центра. Против проекта северного намыва Васильевского острова активно выступают местные жители, экологи, архитекторы и градозащитники.

Гулять на кладбище

— Это не митинг, не акция протеста, это — народный сход, мы имеем право собираться и обсуждать проблемы, которые нас трогают, — объясняет людям, стоящим у бетонного забора, перегородившего вход на пляж, житель Васильевского острова, активист Евгений Ласточкин. — Мы здесь власть, — убеждает он их. — Если мы сегодня испугаемся, проявим слабость, завтра тут вырастет новый город на 30 тысяч жителей. Важна наша смелость! Мы добиваемся того, чтобы с нами начали диалог. Добиваемся приостановки строительства. Для этого с начала апреля мы собираемся и будем собираться здесь каждую среду.

Фото: Елена Лукьянова / Кедр

Около двухсот-трехсот человек еженедельно, в назначенный день, приходят к бывшему входу на пляж на берегу Финского залива — за последние два месяца эта точка стала традиционным местом сбора жителей Васильевского острова, сопротивляющихся искусственному созданию новых территорий. Люди неустанно зовут на эти встречи чиновников, депутатов городского парламента, представителей компании-застройщика. Но пока стабильно приезжают только полицейские (они никак не препятствуют участникам сходов, наблюдают, не выходя из машины).

— Другой земли в Петербурге что ли нет? Перешли на воду? — пулеметной очередью выдает наболевшие вопросы коренная жительница Васильевского острова Ирина Бичикова (здесь жили еще ее прадеды). — Пляж, который мы теряем с этой застройкой, существовал много лет, весь город ездил сюда отдыхать. Он был красивый, оборудованный. Туда завозили песок. Там была волейбольная площадка, летние кафе, стояли урны. Территория регулярно убиралась.

Кроме этого пляжа, на Васильевском острове больше не осталось зеленых зон отдыха! Теперь мы можем гулять только возле Смоленского кладбища.

— Люди покупали дорогие квартиры, рассчитывали на одно, а получили другое, — говорит муниципальный депутат Наталья Камолинкова, живущая на намывных территориях и избиравшаяся от них. — Первые дома на южном намыве сдали в 2017 году, прошло 5 лет, там до сих пор нет дорог, а это — вопрос безопасности. Есть единственный заезд для пожарной и скорой, и если стоит пробка, спецтехнике не проехать.

— Ни экологические, ни социальные, ни транспортные проблемы застройщиков не интересуют, только — деньги, — возмущается местная жительница Марина Небахарева. — На южной стороне за пять лет не построили ни одной школы, открыли всего один детский сад, и это на десятки тысяч жителей! Дети в итоге ходят в школу через ЗСД (4-8 полосный Западный скоростной диаметрН.П.) в старую часть острова.

— Последняя школа в Василеостровском районе была построена в 1989 году, — подхватывает мама двоих детей Екатерина Коровина. — За 33 года у нас не прибавилось ни одного учебного заведения! Сейчас дефицит мест в районных школах — 30%, иначе — их не хватает почти для 8 тысяч детей.

— Аналогично со здравоохранением, — добавляет жительница Васильевского острова Виктория Седова. — Все новоселы пришли в старую в поликлинику. В результате там — очереди, у врачей — переработки. Обещали открыть опорный пункт врача, но его так и нет. Та же участь ждет северную часть острова.

12 июня жители Васильевского острова хотели выйти на митинг против северного намыва. Однако Смольный запретил им митинговать под предлогом ковидных ограничений, действующих до 1 июля. Люди согласились перенести акцию протеста, но не отказались от нее.

Фото: Елена Лукьянова / Кедр

«Намыв бабла»

О планах по северному намыву Васильевского острова в Петербурге известно давно: проект планировки территории был утвержден в 2007 году. Участок, определенный под будущую застройку, находился в аренде у стратегического инвестора — АО «Терра Нова». В 2017 году ПАО «Группа ЛСР» приобрела у компании права на намыв в южной части Васильевского острова, где с 2018 года строится ЖК «Морская набережная» на 9 250 квартир). В сентябре 2020 года «Терра Нова» заключила сделку с ПАО «Группа ЛСР» на проведение работ по поднятию высотных отметок (объем насыпи — 9,5 млн кубометров) и последующую застройку образовавшейся территории (162,8 га) в северной части Васильевского острова. Застройщик заплатил за это 2,98 млрд рублей.

К 2034 году «Группа ЛСР» должна построить на северном намыве 700 тысяч квадратных метров жилья, еще 260 тысяч кв. м. займут объекты торговли и услуг и офисно-деловые центры. Высотность и этажность планируемой застройки еще не утверждены. Однако в плане указано, что для нескольких десятков зданий потребуется разрешение на отклонение от предельных параметров в части высотности строительства.

Фото: Елена Лукьянова / Кедр

— Сегодня на искусственно созданных землях уже живут около 25 тысяч человек, а по завершении строительства их будет 60 тысяч на юге и еще 30 тысяч на севере. Это инфраструктурная катастрофа для Васильевского острова, — объясняет активист, житель Васильевского острова Игорь Пирогов. — Сейчас население Василеостровского района — около 220 000 человек. То есть оно увеличится на 50%, а выезды с острова, дороги, школы, детсады и больницы не вырастут на 50%. Возникнет коллапс с точки зрения нормативов. Когда этот проект только затевался, его назвали «намывом бабла», так оно и выходит.

«Группа ЛСР» называет себя «социально ответственным застройщиком» и обещает не допустить коллапса.

— Став заложником ситуации, мы вынуждены проектировать и возводить дополнительные учреждения, увеличивать их вместимость, — прокомментировала «Кедр.медиа» пресс-секретарь ПАО «Группа ЛСР» Екатерина Пархоменко. — Так, на южном намыве «Группа ЛСР» построит 4 детских сада на 675 мест и три общеобразовательных школы на 2300 учеников. На северном — шесть детских садов вместимостью 1770 мест, три школы на 3300 учеников и поликлинику на 600 посещений. На строительство социальной инфраструктуры компания потратит около 10 млрд рублей.

Сроки, в которые появится все, что необходимо людям для жизни, в компании не уточняют. А потребность в учителях, врачах и остальном появится у жителей уже в момент заселения.

34 недостатка

К работам по намыву в северной части Васильевского острова «Группа ЛСР» приступила 27 марта. За год до этого, в феврале — марте 2021-го, прошли общественные слушания спорного проекта, из-за коронавирусных ограничений — в удаленном режиме.

Главные претензии, звучащие сегодня, петербуржцы высказывали и тогда: утрата пляжа — последнего места отдыха на Васильевском острове; перегрузка существующей инфраструктуры района; пагубное влияние стройки на экологию, окружающую среду, жизнь и здоровье людей. Перед их глазами уже был пример реализации южного намыва: каменные высотки посреди песчаной пустыни и ничего больше на километры вокруг, плюс никаких свидетельств «благоприятности окружающей среды».

— Мы до сих пор не знаем, что за песок завозят на стройку, безопасен ли он, подходит ли для таких работ? — перечисляет тревоги жителей Васильевского острова Игорь Пирогов. — Проигнорировано то обстоятельство, что создание нового намыва негативно повлияет на водный режим Невы и Финского залива.

Во время общественных слушаний специалисты петербургской «Дирекции комплекса защитных сооружений» (КЗС, в просторечии — дамбы) не скрывали своих опасений:

«Новый намыв в северной части Васильевского острова может привести к серьезным наводнениям в историческом центре Петербурга.

В целях оптимальной защиты города от морских нагонных наводнений нецелесообразно продолжение создания искусственных (намывных) земельных участков в акватории Невской губы, поскольку это уже привело к противоречию с гидродинамическими расчетами, положенными в основу создания и безопасной эксплуатации КЗС», — предупреждал врио гендиректора ФКП «Дирекция КЗС г. Санкт-Петербурга Минстроя России» Рим Ишмуратов.

Создание новых намывных территорий неизбежно влечет использование тяжелой строительной техники, перемещающей огромные массы песка. Уровень пылевого загрязнения воздуха в городе, лидирующем в России по числу детей, страдающих астмой, тоже серьезно волнует василеостровцев.

— Как только в северной части острова стартовали работы, начались песчаные бури из-за гор песка, — рассказывает местная жительница, муниципальный депутат Нелли Вавилина. — На берегу Финского залива всегда сильные ветра, а дома стоят очень близко к воде. Последние месяцы рядом со стройкой стало невозможно жить: техника работает и днем, и ночью, превышая предельно допустимые нормы по шуму. И все это будет длиться не одно десятилетие. Несколько поколений обречены на адское существование на стройке.

Фото: Елена Лукьянова / Кедр

Против строительства жилого комплекса в Финском заливе выступают и архитекторы, называя проект безвкусным.

— Я вообще не понимаю, как это можно поддерживать в здравом уме и светлой памяти, говорить, что это хорошо и прекрасно. Здесь нет ничего прекрасного! Это какая-то ужасная челюсть с зубами, выдвинутая к заливу, с пломбами, абсолютно невнятная, не имеющая авторского почерка. Взяли прекрасных архитекторов, но я их здесь не вижу, не чувствую. Какого черта это все надо, мне абсолютно непонятно! — рассказал «Кедр.медиа» член Градостроительного совета, ректор Санкт-Петербургской академии художеств Семен Михайловский.

Всего городские власти якобы учли 34 замечания и предложения к проекту. Однако участники обсуждения до сих пор не знают: так ли это на самом деле?

Суд ради дела

— На очных слушаниях люди задают вопросы, высказывают претензии, что-то учитывается, что-то нет, затем происходит корректировка проекта, и в итоге людям показывают протокол. А на заочных, — сравнивает Игорь Пирогов, — люди высказались, и все. Никакой ответной реакции. Никто из жителей на свои вопросы ответов не получил. С итоговой проектной документацией нас не только не ознакомили, но и отказали в ее предоставлении, когда мы заявили о намерении провести общественную экологическую экспертизу проекта.

В начале апреля 2021 года жители Васильевского острова обратились в Центр экспертиз ЭКОМ (подразделение петербургского Общества естествоиспытателей) с просьбой провести Общественную экологическую экспертизу проекта. Однако «Группа ЛСР» отказалась предоставить необходимые документы, что сделало проведение какого-либо анализа невозможным.

— Общественная экологическая экспертиза проходит в рамках утвержденной законом процедуры. Отказ в предоставлении документации является нарушением законодательства, поэтому в ноябре 2021 года петербургское Общество естествоиспытателей обратилось в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти с иском к «Группе ЛСР», — прокомментировал «Кедр.медиа» бывший директор Центра экспертиз ЭКОМ, кандидат биологических наук Александр Карпов.

В марте 2022 года суд удовлетворил иск, обязав компанию передать истцу документацию. Ответчик обжаловал это решение в Тринадцатом арбитражном апелляционном суде. Но 30 мая и апелляционная инстанция заняла сторону экспертов: до 14 июня «Группа ЛСР» должна предоставить проект специалистам.

Фото: Елена Лукьянова / Кедр

Застройщик тем временем тоже не спал. В августе 2021 года «Группа ЛСР» инициировала Государственную экологическую экспертизу и к октябрю получила положительное заключение. Узнав об этом, жители Васильевского острова уже самостоятельно подали иск в суд к Федеральной службе по надзору в сфере природопользования с намерением оспорить результаты госэкспертизы. Решение по этому делу суд вынесет 15 июня.

— Государственная экологическая экспертиза, несмотря на свое грозное название, на деле всего лишь госуслуга, которую профильный орган оказывает заказчику проектной документации, — объясняет Александр Карпов. — То есть заказчик вносит некий сбор за проведение экспертизы, и заключение направляется только ему, заказчику. Это его собственность. А результаты общественной экспертизы публикуются для неограниченного круга лиц.

— Проект «Группы ЛСР», представленный на общественные слушания в марте 2021 года, имел существенные недостатки. Если застройщик те же самые документы подал и на Государственную экологическую экспертизу, то мы обязательно оспорим ее в суде, — уверен Игорь Пирогов. — Но пока, несмотря на решение двух судов в нашу пользу, мы эту документацию не видели.


Эльмира Зайнагутдинова, кандидат биологических наук

— Стройка в акватории Финского залива угрожает не только местным жителям шумом, пылью, грязью и опасностью наводнений, но может навредить и морской фауне Финского залива. При строительстве намыва происходят комплексные изменения, взмучивание воды, облако взмучивания распространяется на большие территории. Основные негативные последствия намывных работ: заболачивание участков побережья, изменение структуры зеленых насаждений, пагубное влияние на водные биологические ресурсы. Нарушается естественный водообмен, что сказывается на популяциях многих водных животных. Соответственно, уменьшается и качественно ухудшается кормовая база морских обитателей, условия их существования, нерестилища многих ценных видов рыб покрываются илом и становятся непригодными. Мы уже замечаем существенные изменения в численности корюшки, потому что оказано негативное воздействие на места нерестилища. Также сильно уменьшается количество лебедей, скоро мы не будем иметь возможность наблюдать за этими величественными птицами.


Владимир Журавлев, председатель общественной организации «Город Ораниенбаум», активист Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК)

— Многие ученые подтверждают, что намыв земли чреват экологической катастрофой для всей Невской губы, а возможно, и для всего Балтийского моря. Самое главное, что составляет ценность Невской губы — это мелководье, которое служит [местом] для откорма перелетных птиц. Оно вскрывается ото льда на две недели раньше и покрывается льдом на две недели позже, перелетные птицы в это время отдыхают, накапливают жир, а если на месте мелководья будут какие-то здания и сооружения, то эти птицы начнут исчезать. С момента начала намывных работ 4-миллионная популяция птиц уменьшилась до 200 тысяч, то есть в 20 раз.
Также умирает корюшка. Намыв — это тонкий дисперсный слой, взвесь глины, которая покрывает рачков, водоросли, планктон, и они погибают, задыхаются как в целлофане, и на их месте появляются сине-зеленые водоросли, которые живут без доступа кислорода — идет загнивание воды.
То, что собираются повторить наши «намывщики», вопрос не только российского экологического законодательства, это — международный вопрос. Когда на Васильевском острове начали делать намыв, огромный землесос выкачивал песок из мелкого берега Финского залива и потом брал на строительство острова, соответственно там образовались огромные ямы — подводные помойки из того, что стекает в Неву. Эти ямы были у самых берегов, и, когда начался намыв, первым делом пульпа пошла в эти помойки, чтобы заполнить их. Но затем весь ядовитый выброс резко пошел в Балтийское море, и зарубежные ученые уже находят эти отходы у своих берегов.


Александр Рыбалко, научный сотрудник ФГУПНПП «Севморгео»

— Мониторинг акватории Невской губы и Финского залива ведется постоянно. Главный удар по экологии Финского залива и Невской губы — это масштабные работы по образованию намывных территорий. Расширяются поля донных глинистых отложений, которые для этой территории нехарактерны, как следствие — снижается образование кислорода, на отложениях концентрируются другие загрязнители. Увеличивается из-за замутнения воды содержание фосфора. Сильнее оседают на дно нефтепродукты, в воде их концентрация остается в норме, а под водой — нет. В целом растет уровень среднего загрязнения, который ранее был характерен для водоемов города.


Екатерина Пархоменко, пресс-секретарь ПАО «Группа ЛСР»

— «Группа ЛСР» ведет работы на «Новом Васильевском» (т.н. Северный намыв) в соответствии с проектом, который получил все необходимые согласования, в том числе экологическую экспертизу. Ее прохождение невозможно без выполнения целого комплекса мероприятий, направленных на защиту окружающей среды. Для работ наша компания выбирает оптимальные и безопасные технологии, неукоснительно соблюдая требования природоохранного законодательства. Об этом можно судить на примере «Морской набережной» (т.н. Южный намыв).

Проектной документацией, которая прошла все необходимые согласования, допускается круглосуточное проведение работ на участке. Вместе с тем, «ЛСР. Базовые» (входит в «Группу ЛСР») по договору подряда в принципе не осуществляют особо шумные работы.

Небольшие песчаные бури могут возникнуть только внутри самой строительной площадки. Тем не менее, компания осуществляет специальные мероприятия по пылеподавлению. При необходимости количество мероприятий будет увеличено.

Называть пляжем территорию, о которой идет речь, некорректно. Участок юридически относится к землям населенных пунктов, предназначенных под застройку. Однако мы понимаем, как важна для местных жителей рекреационная зона, поэтому в рамках проекта «Группа ЛСР» планирует обустроить пляжную зону протяженностью 550 метров.

Читайте нас, где удобно

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

«Страна будто стесняется признать ведущую роль человека в изменении климата»

Потепление уже отбирает у России земли. Пытаются ли его остановить? Интервью с экспертом Михаилом Юлкиным

Город черных подоконников 

Жители Мурманска страдают от летящей из порта угольной пыли. Чиновники говорят: воздух в городе чист

«Когда Россия хочет создать у другой страны зависимость, она строит там АЭС»

Эколог Владимир Сливяк — об атомной энергетике как оружии Путина

Хилокский треугольник

Жители Новосибирска страдают из-за мусорного полигона под их окнами. Взамен им предлагают общежитие

«Запах означает только одно — происходит утечка»

Нефтеналивной танкер сел на мель на юге Сахалина. Это может привести к серьезному загрязнению моря

Подпишитесь в Telegram

Оставайтесь с нами на связи