Поддержать
Истории

Харза. Заснеженная южанка

История из серии «Исчезающие». Дальний Восток

23 мая 2022читайте нас в Telegram
Фото Thai National Parks

Многие, кто впервые видит харзу, бывают шокированы: что за зверь? И как этот яркий хищник с тропической окраской в оранжево-лимонных тонах, гибким тонким телом и длинным хвостом, которые делают его похожим на обезьяну, попал в заснеженные леса Дальнего Востока? Ведь его обычная среда обитания — субтропические леса Индии, Вьетнама, Непала и других теплых стран. Отсюда и другое имя харзы — «непальская куница». Но если мы вспомним, чем уникальна уссурийская тайга, все встанет на свои места.

Харза вполне себе смотрится в компании с тигром, леопардом, гималайским медведем, пятнистым оленем в роскошных кедрово-широколиственных лесах и чернопихтарниках, где лиана винограда толщиной в ногу обвивает ствол тысячелетнего тиса. Это край контрастов: жаркое тропическое лето здесь сменяет по-сибирски морозная и многоснежная зима. Харза научилась выживать в этих условиях.

Неутомимые стайеры

Харза обитает в лесах и тесно связана с ними. Она охотится на деревьях, там же отдыхает, скрывается от опасности и даже приносит потомство в дуплах. Лучшие места обитания харзы — ненарушенные старовозрастные леса с высокоствольными и толстыми дуплистыми деревьями, ранее широко распространенные на отрогах Сихотэ-Алиня.

Харза избегает безлесных территорий, освоенных человеком районов, включая сельскохозяйственные угодья, не слишком любит вторичные леса. Хищник чаще населяет среднегорные и низкогорные районы, а для перемещений использует водоразделы и долины горных рек. В горы поднимается до высоты 1200 метров над уровнем моря до пояса горных елово-пихтовых лесов, но, как правило, здесь не задерживается. 

Харза не только прекрасный древолаз, но и истинный спартанец. Ее вытянутое тело гибкое и мускулистое. Накопление жира не свойственно этим животным даже в неволе. Имея в целом характерный для куньих облик, харза отличается более длинными лапами и хвостом, которые позволяют ей прекрасно лазать по деревьям и совершать точные прыжки с ветки на ветку. 

Фото: Алексей Олейников / Кедр

Окрас у хищника нарядный: верх головы черный, иногда с коричневым оттенком, область горла белая, лапы и хвост тоже черные, а тело — от ярко-желтого с оранжевым в передней части до желто-бурого к задней. Многие харзы имеют белую окраску кончиков лап, или «носочки», чаще на передних лапах, но иногда и на всех. Шерсть харзы жесткая и более редкая, чем у соболя и лесной куницы, что характерно для теплолюбивых видов. 

Южное происхождение накладывает отпечаток на рацион зверька, в котором растительные корма занимают приличную долю, особенно в период созревания плодов. Харзы с удовольствием поедают орехи кедра, ягоды актинидии, лимонника и винограда амурского, дикие груши и абрикосы. Но несмотря на это, харза — искусный хищник с развитыми приемами и стратегиями охоты, особенно групповой.

Во время охоты харзы, объединившись в группу из 2–5 особей, могут загнать даже копытных — кабаргу или молодую косулю.

Дистанция преследования кабарги может достигать десяти километров. Поражает, как эти зверьки взаимодействуют во время групповых охот, когда движутся фронтом в одном направлении, не видя друг друга. Харзы неутомимые стайеры, они изнуряют жертву и стараются выгнать ее в наиболее удобное для нападения место — на лед реки, в густые кустарники или участки лесного бурелома. Оказавшись на скользком льду, копытные теряют устойчивость, и тут маленькие хищники запрыгивают жертве на спину и начинают грызть шею. 

Однако чаще харза предпочитает более легкую добычу, с удовольствием поедая личинки и соты пчел, ос, шершней и других перепончатокрылых. Охотятся харзы и на мелких мышевидных грызунов, добывают бурундука, летягу, а в норах способны справиться с молодым барсуком. Настигнув белку, группа харз разрывает ее на части и съедает полностью, оставляя лишь кончик хвоста. С более крупной кабаргой дело обстоит иначе: сначала харзы поедают ее на месте, а остатки добычи растаскивают и прячут в тайниках — в дуплах, под завалами и корнями деревьев. Не брезгуют зверьки и падалью, доедают остатки добычи тигра или леопарда — кабана, пятнистого оленя, косулю. В крупной жертве, как и другие куньи, прогрызают ходы — забираются внутрь под шкуру и выедают мясо, постепенно углубляясь в тушу.

Выжить зимой без шубы 

В России находятся самые северные участки ареала харзы. Суровые условия зимы и глубокоснежье накладывают свой отпечаток на экологические адаптации этого зверя. Ночные и утренние морозы хищники стараются переждать в теплых убежищах в дуплах деревьев, а могут и вовсе не покидать их в течение суток. Их редкий и короткий волосяной покров со скудным подшерстком не идет ни в какое сравнение с шубой соболя, росомахи или зайца. Накопление жира также не свойственно харзам, для которых головокружительные погони по тонким веткам деревьев за белкой являются насущной необходимостью. Узкие лапы остаются голыми в течение всей зимы, из-за чего харзы глубоко проваливаются в рыхлый снег, что затрудняет их передвижение. 

Приходится адаптироваться к сложным условиям и применять изобретательность. При подъеме на крутой склон по глубокому снегу харзы стараются облегчить себе задачу — забираются на ствол ближайшего дерева и, оттолкнувшись от него, совершают длинный прыжок вверх по склону. Или просто стараются передвигаться по бревнам и веткам, где снега меньше. Часто пользуются тропами и следами других животных: косули, изюбра, кабана, зайцев и даже тигра. 

Фото: Алексей Олейников / Кедр

Вообще харза — отличный верхолаз, который прыгает ловко и отчаянно. Мне приходилось наблюдать прыжки в снег с высоты 5–7 и даже 10–15 метров, причем после приземления на лапы зверьки стремительно мчались вперед. Во время движения харзе помогает длинный и гибкий хвост, способствующий балансировке и точности прыжков. Поэтому сравнение харзы с обезьянами вполне уместно, а ее яркая окраска только усиливает это сходство. 

Лесная коммуникация 

Вторая половина зимы с января по март — критический период для зверька. Но с появлением наста и сходом снега условия для охоты улучшаются, активность харзы растет, а весной у нее, как и у многих видов животных, появляется потомство.

Долгое время о семейной жизни этого хищника не было известно почти ничего. И до сих пор в научном мире отсутствуют наблюдения о полном цикле размножения зверя в природе. Гон и спаривание у харзы проходят в октябре, потомство появляется чаще всего в апреле-мае. Самка приносит обычно двух-трех детенышей, реже — одного или четыре-пять. Выводковым логовом служат дупла деревьев или россыпи камней. У нас мало сведений о роли самца и других родственников в выращивании потомства. До какого возраста детеныши остаются с матерью, тоже неизвестно. Учитывая сложную социальную организацию вида, на эти вопросы еще предстоит ответить. 

Взаимосвязи между особями в одной группе крепки и сохраняются продолжительное время, причем не только у родственников. Чаще всего группы состоят из двух-трех особей, реже из четырех-пяти, но известны встречи групп из семи харз. Между собой харзы общаются с помощью звуков, репертуар которых разнообразен и необычен, большое значение имеют также ольфакторные сигналы.

Один охотник рассказал мне случай, который характеризует прочность социальных связей в группе.

Его лайка преследовала группу харз и загнала отставшего зверя на дерево. Несмотря на опасность, бежавшие впереди вернулись и отвлекли внимание собаки, чтобы выручить члена своей группы. 

Тесные взаимосвязи с сородичами предполагают хорошо развитое маркировочное поведение. Харзы активно метят свой участок секретом пахучих желез, развитых в анальной области и на шее. Как и у других куньих, у них есть сеть постоянных маркировочных уборных и мест, где звери оставляют запаховые метки. Как правило, их привлекают отдельные камни и выделяющиеся бревна вдоль троп, а уборные часто появляются возле их убежищ на деревьях. Харзы трутся о маркировочные объекты шеей и прианальной областью, нанося на них пахучие секреты желез. Оставленные таким образом запахи сохраняются долгое время и позволяют другим особям узнать информацию об их владельце — происходит своего рода «лесная коммуникация». Такое поведение позволяет харзе ориентироваться в пространстве и находить сородичей даже в сильно разреженных популяциях у северных границ ареала. 

Фото: Сергей Колчин / Кедр

Исчезающая

В первой половине прошлого столетия встретить харзу в лесах Приморья и Приамурья было довольно обычным делом. Но заказники и заповедники в то время занимались восстановлением численности охотничьих видов (копытных, например) — и хищников, которые за этими видами охотились, относили к «вредным». Таким «вредителем» до начала 1960-х считалась и харза, охота на нее поощрялась даже в заповедниках. В рассказах охотников харза была кровожадным и ненасытным зверем, способным нанести вред популяциям соболя, белки или даже сократить численность молодняка копытных — кабана, изюбря, косули, кабарги. Основываясь на таких охотничьих мифах, ее истребляли. К сожалению, отношение многих охотников не изменилось до сих пор. 

Численность харзы на юге Дальнего Востока России ежегодно снижается. В 1970-е – начале 1980-х тут обитало 2,5–3,5 тысячи особей. Сегодня размер популяции, по оптимистичным оценкам, не превышает 1,5 тысяч.

В последние 20–30 лет исчезновение харзы фиксируют даже на охраняемых природных территориях Хабаровского края, Амурской и Еврейской автономной областей. В Приморском крае ситуация лучше, но деградация популяции заметна и там, в том числе в Сихотэ-Алинском заповеднике и по всему Среднему Сихотэ-Алиню. На юге Приморского края поголовье более или менее стабильно. В настоящее время харза включена в Красные книги Хабаровского края и Амурской области.

Трудно выделить какую-то одну причину, повлиявшую на сокращение распространения и численности харзы. Вероятно, имеет место накопление «критической массы» факторов. Но однозначно одна из главных причин кризиса этого вида в России — разрушение мест обитаний и снижение их биологической продуктивности. На сегодняшний день площадь малонарушенных лесов занимает всего около 6% территории юга Дальнего Востока. А на месте некогда единого ареала харзы в России остались четыре изолированных участка: на левобережье Амура, в горной системе Сихотэ-Алинь, в истоках реки Комиссаровки и на юго-западе Приморского края.

Кроме этого, из-за рубок и пожаров, сокративших площади высокопродуктивных лесов, популяции основных объектов питания харзы (белки, кабарги, зайцев) утратили былое обилие и оказались в депрессии, что также отражается на численности хищника. 

До сих пор харза остается охотничьим видом. Полагаю, пришло время отказаться от охоты на харзу и повысить ее охранный статус в списке Международного союза охраны природы. Среди первоочередных задач должно быть внесение ее в Красную книгу Еврейской автономной области, где осталось всего несколько десятков животных. 

Негативное воздействие на численность харзы продолжает оказывать и браконьерство. Хотя времена массовой охоты на нее прошли, звери регулярно гибнут в ногозахватывающих капканах, которые охотники в России используют для отлова пушных зверей. Имеется некоторый спрос на таксидермические изделия из шкурок харзы. А в последние годы к перечисленным угрозам добавились случаи нелегальной торговли отловленными в природе зверьками.

«Заказывают» хищника на черном рынке в основном зоопарки, которым хочется иметь этот вид в своих коллекциях: поскольку харза с трудом размножается в неволе, иного способа пополнять их нет.

В зоопарках харзы размножаются нерегулярно, а выживаемость потомства низка. Это связано и с высокой подверженностью самок стрессу, и со сложностью подбора пар. Российскими зоопарками животные, незаконно изъятые из природы, легализуются, а затем перепродаются в зарубежные коллекции по высоким ценам.

В каждой экосистеме для ее гармоничного существования необходим баланс. Потеря любого компонента, будь то харза или землеройка, ведет к выхолащиванию и деградации природных комплексов. Харза как вид — важное звено экосистемы древних кедрово-широколиственных лесов. Она такой же высший хищник, как тигр и леопард, но среди млекопитающих среднего размера. Роль хищников в природе известна: они выполняют роль санитаров, добывая в первую очередь больных и ослабленных животных, утилизируя останки погибших; они регулируют численность других видов и фактически держат их популяции в здоровом тонусе. И, наконец, присутствие экзотической харзы в заснеженной тайге Дальнего Востока имеет большое эстетическое значение.

Читайте нас, где удобно

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

«Мы стали назначенным воплощением зла»

Как из России выдавливают независимых экологов и активистов и кем их пытаются заменить

«Природа — единственное, что может нас объединить»

Экопросветители — о краудфандинге и необходимости помнить о природе в непростые времена

Мертвые россыпи

Из-за добычи золота Красноярский край теряет реки, поселки и людей. Репортаж

Простой грибник Ковальчук

Как семья друга президента осваивает нацпарк «Ладожские шхеры», а государство ей в этом помогает

Пираты Баренцева моря

Десант ФСБ и отступивший Путин. 10 лет делу «Arctic Sunrise» — главному экоконфликту в истории России