Поддержать
Сюжеты

Город черных подоконников  Жители Мурманска страдают от летящей из порта угольной пыли. Чиновники говорят: воздух в городе чист

23 ноября 2023Читайте нас в Telegram
Фото: Мурманский торговый порт

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «КЕДР.МЕДИА», ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «КЕДР.МЕДИА». 18+

На площади морского вокзала в Мурманске стоит пианино 1911 года. За инструмент садится мужчина в сером пиджаке и играет мелодии популярных песен: «Пачки сигарет», «Городка», «Белых роз». Это Михаил Смедсен, известный в Мурманской области музыкант. Отыграв концерт перед толпой в двести человек, он показывает пальцы — они покрыты черными пятнами. «Так выглядят руки через полтора часа игры на пианино вблизи места, где осуществляется перевалка угля», — объясняет Смедсен.

Уголь переваливают в Мурманске с советских времен. Но на черную пыль в квартирах и во дворах жители начали жаловаться в 2012 году, после того как местный торговый порт купила Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК). Новый владелец стал активно наращивать объемы перевалки угля — уже в мае 2013-го в порту отгрузили рекордные 1,2 млн тонн.

С тех пор уголь — ключевой груз торгового порта: на него приходится 83% грузооборота (на втором месте кокс — 8%). А мурманчане вот уже десять лет иронично поздравляют друг друга в соцсетях с «днем черных подоконников» и делятся опытом уборки темного налета, оседающего на окнах.

Порт, который «не замечают»

— Угольная пыль идет от торгового порта. Он ориентирован на перевалку угля, и с каждым годом ее объемы увеличиваются, — говорит мурманчанин Артем Хохолев. — В непогоду ветер разносит пыль по всему Мурманску. Снег черный, а по документам у чиновников все хорошо.

Артем — один из тех, кто пытается противостоять растущим аппетитам угольщиков. Он обращался в министерство природных ресурсов региона, требуя решить проблему. Однако чиновники заявили, что беспокоиться не о чем: концентрация угольной пыли в воздухе, по их словам, не превышает предельно допустимых значений. Аналогичный ответ дал и региональный Роспотребнадзор.

Мурманский эколог Андрей Золотков считает, что контролирующие органы старательно игнорируют выбросы порта, переводя внимание горожан на ТЭЦ:

— Не спорю, она тоже выбрасывает пыль от сжигания тяжелых сортов мазута. Но до увеличения объемов перевалки никто не видел черный налет на подоконниках в таком количестве.

По словам Артема Хохолева, многие в Мурманске считают, что нужно запретить открытую перевалку угля в городской черте. Но добиться этого, по его мнению, едва ли возможно из-за сильного угольного лобби: строительство закрытых терминалов — это дополнительные затраты, а перегружать уголь под открытым небом очень выгодно. Чистая прибыль торгового порта действительно колоссальная: в 2022 году — 7,7 млрд рублей, за последние пять лет — более 18 млрд. СУЭК, контролирующая порт, до марта 2022 года де-юре принадлежала самому богатому человеку России Андрею Мельниченко (его состояние оценивается в $25,2 млрд). После начала боевых действий в Украине компания заявила, что миллиардер вышел из ее совета директоров.

От кашля до рака

Зимой 2018–2019 года в Мурманск приехали студенты и ученые МГУ им. Ломоносова, чтобы провести исследования. Они решили выяснить, какие предприятия загрязняют воздух и какие вещества накапливаются в снежном покрове.

«Мурманчане жалуются властям города на облака пыли и копоть, которая появляется на окнах, подоконниках, во дворах, на деревьях. Черный снег стал визитной карточкой многих районов города. <…> По мнению врачей, в последние несколько лет в Мурманской области наблюдается рост числа онкологических больных, особенно с раком легких, а также детской заболеваемости», — отмечали авторы исследования. 

Ученые взяли пробы снега. В большинстве из них была обнаружена угольная пыль. Наибольшее загрязнение отмечалось в районе порта: содержание твердых пылевых частиц в пробах оттуда в девять раз превышало фоновое (типичное для территории, на которую минимально воздействуют техногенные факторы, — прим. ред.).

Угольная пыль серьезно влияет на здоровье человека. Попадая в легкие, она вызывает кашель, осиплость, заложенность в грудной клетке. «При длительном воздействии могут появляться тяжелые заболевания, такие как пневмокониозы», — рассказывала мурманский пульмонолог Татьяна Чуриловцева.

Число онкобольных в Мурманской области (отдельная статистика по Мурманску не публикуется) действительно постоянно растет: по данным проекта «Если быть точным», в 2014 году в регионе пациентов с установленным диагнозом «злокачественное новообразование» было 18 тысяч человек, а в 2021-м — уже 21 тысяча. Смертность от онкозаболеваний здесь доходит до 1,5 тысяч человек в год.

Черно-белые сугробы. Фото из архива Артема Хохолева

Будто в угольном разрезе

В 2013 году общественная организация «Зеленый патруль» провела исследование, после которого заявила, что Мурманский морской торговый порт (ММТП) ответственен за загрязнение угольной пылью 2/3 территории Мурманска. Общественников поддержали специалисты научно-исследовательского института «Атмосфера», доказавшие, что 63% угольного загрязнения связано с перевалкой.

При этом Центр лабораторного анализа и технических измерений по Мурманской области (ЦЛАТИ), подразделение Росприроднадзора, напротив, заявил: основные источники техногенной пыли в городе — предприятия теплоэнергетики, автотранспорт и мусоросжигательный завод.

Спустя два года, 14 февраля 2015-го, угольная пыль плотно накрыла центр Мурманска в непогоду. «Такое ощущение, что мы живем в угольном разрезе, как горняки. Но им хотя бы молоко дают за вредность и деньги за это доплачивают. Мы же, наоборот, платим налоги, платим за квартиры, мы здесь живем. За что нам-то это?» — возмущались люди в репортаже местного телеканала «Арктик-ТВ».

Порт назвал выброс пыли форс-мажором. Экс-глава управления Роспотребнадзора по Мурманской области Лена Лукичева возражала: «Какой форс-мажор, если в это время количество пылящих грузов в порту превышало норму на 120%? И такое повторяется в среднем каждый месяц».

Местный Роспотребнадзор составил в отношении ММТП протокол об административном правонарушении по статье «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» (6.3 КоАП). Районный суд признал нарушения со стороны порта, указав, что его санитарно-защитная зона не соответствовала мощности перевалки. ММТП присудили штраф, но какой — неизвестно: данные изъяли из публикации судебного решения.

Через год, в январе 2016-го, ситуация повторилась: горожане пожаловались в прокуратуру на почерневший снег. Природоохранный прокурор возбудил против порта дело о несоблюдении экологических требований (ст. 8.1 КоАП), но неясно, чем закончилось его рассмотрение. Максимальный штраф, который грозил предприятию с многомиллиардной прибылью, — 100 тысяч рублей. 

За домами можно увидеть краны порта. Перед ними — снежный наст, почерневший от угольной пыли. Фото из архива Артема Хохолева

Экомеры для рекордов 

Экополитика порта гласит, что компания осознает влияние на окружающую среду и ответственность за социальное и экологическое благополучие региона. Так, в порту работает диспетчерская, которая мониторит погоду и оценивает вероятность превышения ПДК вредных веществ в воздухе. Среди других мер — экраны высотой 20 метров, снижающие скорость ветра и задерживающие угольную пыль, и пушки, распыляющие воду и снег, чтобы прибить ее к земле. 

— После установки экранов и пушек ситуация на время улучшилась — пыли стало меньше, — признает Артем Хохолев. — Но говорят, что эти меры позволили получить разрешение на увеличение объемов перевалки угля. 

В 2011 году порт перевалил 10,7 млн тонн угля, в 2018-м — более 15 млн. Через пять лет, в 2023-м, он побил собственный рекорд, погрузив на одно судно больше 186 тысяч тонн груза. Его состав неизвестен, но можно предположить, что грузили уголь.

— Экологический проект должен быть грамотным, — комментирует меры ММТП эксперт, попросившая об анонимности. — Например, туманообразующие пушки вообще идея не для Крайнего Севера: сильные ветра просто сдувают их водяную пыль.

Андрей Золотков полагает, что положительный эффект у экопрограммы порта есть, но его должны подтверждать цифры. Однако их никто не видел:

— У порта ведь есть сертифицированная лаборатория, которая обязана делать анализы хотя бы на границе санитарной зоны. А министерство природных ресурсов Мурманской области в 2015 году купило датчик для замера пыли. Кто-нибудь видел его показания? Этих данных нет в открытых источниках. Знаю, что в годовых отчетах минприроды о состоянии окружающей среды в регионе есть два-три предложения о датчике (в докладе 2023 года министерство упоминает «мониторинг содержания угольной пыли в атмосферном воздухе» — прим. ред.). Но оно должно регулярно информировать население о влиянии работы порта на качество воздуха. 

«Урезонить порт — дело безнадежное»

В 2017 году угольная пыль вновь попала в новости. Мурманский отдел Северо-Западного следственного управления на транспорте СК РФ возбудил уголовное дело о нарушении ММТП правил охраны окружающей среды при перевалке угля открытым способом (ст. 246 УК РФ, максимальное наказание — пять лет лишения свободы). По версии следствия, порт допустил значительный выброс пыли, которая осела в жилых районах. Однако через год дело закрыли, не найдя состава преступления.

В 2019 году активисты союза «Национальный экологический корпус» (НЭК) собирали жалобы жителей Мурманской области на угольную пыль для коллективного иска. Но не набрали нужного количества заявителей (для коллективного иска, согласно ч. 5 ст. 244.20 ГПК РФ, требуется как минимум 20 человек).

— Я много лет связан с Мурманском, и меня, конечно, смущало, что жители, кроме нескольких активистов, соглашались [что проблема есть], но ничего не делали. Кто-то не хотел ссориться с местными властями: порт, понятно, поддерживал губернатор Мурманской области Андрей Чибис, — говорит адвокат Федор Трусов, представлявший НЭК.

Юрист и эксперт по экологическому комплаенсу, пожелавшая сохранить анонимность, отмечает, что подать коллективный иск в России непросто.

— Людям сложно сорганизоваться и выстроить стратегию защиты. Плюс сбор доказательной базы — это очень дорого, что фактически блокирует подачу таких исков. А компании-ответчики, как правило, обладают бо́льшими возможностями, — объясняет эксперт.

Но к порту предъявляли и индивидуальные иски. Среди тех, кто на это решился, — мурманчанин Евгений Колосов (имя и фамилия изменены по просьбе героя). Он построил дом в микрорайоне напротив ММТП, но жить там оказалось невозможно из-за постоянного шума.

— Подходит [к порту] вагон, башенный кран опускает грейфер, иногда роняет его, и от этого возникает грохот. Территория порта небольшая, по-другому разгружать не могут. Ломают очень много подвижного состава. Представляете, какой силы удар, если разваливается многотонный вагон, — рассказывает мужчина. — Невозможно спать, грохочет в разы громче, чем по всем санитарным нормам. Сначала Роспотребнадзор заинтересовался этим, а потом остыл.

После рождения ребенка Евгений обратил внимание и на пыль. Он вспомнил детство, когда в Мурманске можно было валяться в снегу, а потом сушить одежду и не стирать: она была чистой.

— Сейчас вещи детей, если они поиграли в снегу, надо сразу отправлять в стирку, потому что они становятся черными. Я решил подать иск в суд, чтобы установить источник шума и пыли. Встал на этот путь, затратный для меня, и прошел его не очень успешно, — смеется Евгений.

— Закончилось тем, что суд не смог установить ни источник пыли, ни источник шума. Урезонить порт — дело почти безнадежное. 

Тряпка после уборки подоконника. Фото из архива Артема Хохолева

Угольный гринвошинг

На судебных процессах представители порта апеллируют к экспертизе экологического фонда «Чистые моря». С 2013 года он ведет аудит портов, специализирующихся на перевалке угля. Как сообщает организация, ее работа «снизила общественное “давление” на угольную промышленность».

Сейчас фонд «сопровождает» работу трех компаний, входящих в СУЭК, в том числе ММТП. Порт закупал у «Чистых морей» мониторинг загрязнения окружающей среды в 2017 и 2018 годах. Судя по всему, результаты были отличными: фонд выдал компании платиновый — высший — сертификат соответствия своему экостандарту. Именно «Чистые моря» проводили расчеты для установки пыле- и шумомеров экодиспетчерской порта. Согласно их отчетам, компания полностью решила проблему угольной пыли.

«Мы провели ряд анализов и пришли к выводу, что критичных нарушений нет. Порт делает даже больше природоохранных мероприятий, чем это предусмотрено законодательством», — заявила главный эколог фонда Юлия Волкова после выброса в 2015-м. «Чистые моря» планировали публиковать ежедневную сводку о состоянии воздуха в Мурманске — правда, после согласования данных с руководством порта. Корреспондент «Кедра» не смогла найти ни одну из этих сводок. 

В 2021-м ММТП заочно провел «общественные обсуждения» своей деятельности. Оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС) для этого мероприятия подготовили те же «Чистые моря». Фонд пришел к выводу, что инфраструктура порта соответствует природоохранному законодательству и наилучшим доступным технологиям. После этого эколог Андрей Золотков отправил вопросы комитету по развитию городского хозяйства, ответственному за организацию обсуждений. 

Как отметил эксперт, «Чистые моря» привели расчетные данные по концентрациям загрязняющих веществ вместо того, чтобы показать результаты инструментальных замеров. Это значит, что в самом порту измерения не проводили, а сделали расчеты на бумаге. «Данный ОВОС не может быть принят (или одобрен) по результатам общественных обсуждений по причине “заказного” характера (оценочное мнение) представленных документов», — заключил специалист.

Закрытая перевалка

В 2017 году Владимир Путин провел совещание о перспективах развития транспортной инфраструктуры Северо-Западного региона России. Президент заговорил об угольной пыли в портах с открытой перевалкой: «Конечно, полностью отказаться от перевалки угля открытым способом невозможно, мы понимаем экономику, это складывалось десятилетиями. Собственно, изначально все было так. Но <…> нужно уделять приоритетное внимание вопросам экологии, максимально внимательно относиться к этим вопросам, учитывать интересы жителей близлежащих районов».

Открытую перевалку пылящих грузов собирались запретить несколько раз. В 2013 году заксобрание Приморского края внесло в Госдуму законопроект, обязывающий порты работать с такими грузами при помощи специализированных комплексов с герметичным оборудованием и крытыми складами. Депутаты инициативу отклонили. Через пять лет похожий законопроект предложила ЛДПР, но Госдума заблокировала и его. Тем не менее экс-губернатор Приморья Владимир Миклушевский запретил по крайней мере строить новые открытые угольные терминалы.

Закрытой перевалки требовали и в Мурманской области. Этим занимался даже созданный президентом Общероссийский народный фронт. Член регионального штаба фронта и заместитель главврача мурманского онкодиспансера Роман Пономарев заявил: «Угольная пыль может провоцировать заболевания легочной системы и давать всплеск раковых заболеваний. Попадая в легкие, она не выводится никакими способами. Считаю, что угольные терминалы открытого типа несут угрозу здоровью жителям нашего города». 

В 2020 году Минтранс юридически закрепил понятие «закрытая перевалка угля». Согласно приказу, это перевалка, при которой используют наилучшие доступные технологии. Как отмечали СМИ, приказ не ввел новые требования, а лишь закрепил существующие — достаточно мягкие и легковыполнимые для большинства портов.

Добиться абсолютно закрытой перевалки в России почти невозможно, полагает доктор технических наук, профессор ДВФУ и вице-президент Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности Александр Агошков:

— Во-первых, это требует полной реконструкции порта и подъездных железнодорожных путей. Во-вторых, угольная пыль пожаровзрывоопасная, и при ее определенной концентрации может произойти взрыв. Поэтому для закрытой перевалки необходимо техническое перевооружение угольного терминала. На пунктах разгрузки нужны вагоноопрокидыватели с системами пылеулавливания и очистки воздуха. Дальше по специальным конвейерным галереям уголь должен поступать на склад, где его орошают водой или снегом. Либо сразу идти на погрузку в трюм: есть судопогрузочные машины, оборудованные для пылеподавления. 

В России есть несколько специализированных угольных терминалов, которые построены специально для работы с пылящими грузами. Но большинство — неспециализированные. Когда изменилась структура российского экспорта, многие порты, которые раньше в основном работали с несыпучими грузами (лесом, пиломатериалами, металлопрокатом), начали активно переваливать сыпучие, в том числе уголь, — открытым способом, зачастую нарушая технологии. Это и приводит к загрязнению окружающей среды, считает Агошков.   

— Угольная пыль опасна. Однако ее концентрация при перевалке в тысячи раз меньше, чем при добыче угля в шахтах или на разрезах. Люди, живущие в районе терминала, никогда не заболеют профессиональными заболеваниями: силикозом или антракозом (необратимые поражения легких — прим. ред.). Риск может быть для его работников, — уточняет профессор. — Экологическое законодательство [в России] нормальное.

Но есть стивидоры, которые следуют технологиям, а есть такие, которым на все плевать. Для перевалки угля нужно соблюдение наилучших доступных технологий.

Сейчас организовать закрытую перевалку пытаются на терминале в Находке. Там строят навес над зоной выгрузки — это первая подобная инициатива в портах Дальнего Востока. В Мурманске ничего подобного делать не планируют.

— Многие считают, что решить проблему угольной пыли мог бы перенос перевалочных операций на другую сторону Кольского залива. Но я бы предпочел, чтобы через мой регион уголь вообще не проходил, — говорит мурманский экоактивист Андрей Петкевич. 

Надпись пылью. Фото из архива Артема Хохолева

Доля угля растет

В 2022 году в России перевалили 206,5 млн тонн угля. В основном он идет за границу: на мировом рынке страна занимает третье место по его экспорту. Хотя зарубежные страны заявляют о намерении избавиться от угольной зависимости.

— Аналитики British Petroleum к 2050 году ожидают сокращение спроса на уголь — в зависимости от сценариев — на 50–70% от текущего объема потребления, — рассказывает экономист, пожелавшая остаться анонимной. Сокращение связано с зеленым трендом. Проекты с ESG-повесткой, как правило, финансируются под более низкие ставки; образ зеленого инвестора воспринимают гораздо лучше, чем классического; традиционные источники энергии связаны с дополнительными расходами, например с европейским зеленым налогом.

— Всемирный банк, допустим, в июне выдал Индии кредит на поддержку перехода к низкоуглеродной энергетике. Буквально за несколько недель до этого страна отказалась от планов по созданию электростанций, работающих на угле, — рассказывает эксперт. — В целом больше 80% последних проектов Всемирного банка связаны с зеленой повесткой.

Но мир пока не отказался от угля. Ключевой вклад в рост его потребления вносят Китай и Индия. Зеленая повестка, принятая в Китае, может стать фактором снижения мирового спроса на уголь. Впрочем, пока страна увеличивает его потребление, хотя и меньшими темпами, чем раньше.

— Что касается России, санкции оказали негативное влияние на отрасль, особенно на экспорт, — продолжает экономист. — Но после того как эмбарго на экспорт угля в страны ЕС вступило в силу, Россия увеличила поставки в Индию и Китай, что частично компенсировало потерю европейского рынка. Уголь также направляется в страны Ближнего Востока и Африку.

Тем временем замглавы Минэнерго Сергей Мочальников предполагает, что в 2030–2035 годы «на Восток» отправится 300 млн тонн угля.

Компании-производители угля в России ожидают рост экспорта в среднесрочной перспективе. СУЭК, к примеру, рассчитывает, что в конце 2023-го рост объема перевозок в направлении Мурманского порта составит 20–25%.

— Для России ESG-повестка, прямо скажем, сейчас не является приоритетом. Поэтому, скорее всего, отрасль угольной промышленности будет развиваться, — полагает эксперт.

В энергобалансе России доля угля к 2050 году может вырасти до 15%. Несмотря на заявления руководства страны о стремлении к углеродной нейтральности.

Все в норме

Минприроды Мурманской области в ответ на запрос «Кедра» указало несколько источников черного налета на подоконниках мурманчан: это ММТП, предприятия теплоэнергетики и автотранспорт. Чиновники также перечислили «масштабные проекты» порта, которые должны минимизировать загрязнение: увеличение емкости грейферов, пушки, орошение угольных штабелей специальными веществами.  

По данным министерства, уровень загрязнения воздуха в Мурманске низкий.

Балтийско-Арктическое межрегиональное управление Росприроднадзора объясняет, что его полномочия ограничены из-за моратория на плановые проверки бизнеса. Поэтому ведомство сосредоточено на профилактических мероприятиях. В 2023 году управление, отреагировав на жалобы горожан, выдало ММТП предостережение о недопустимости нарушений. Его приняли к сведению, добавляют чиновники. 

Представители самого порта в ответ на запрос редакции пояснили, что его доля от общего объема выбросов всех предприятий Мурманска в атмосферу — менее 0,5%. Менеджеры компании оценивают ее экологические мероприятия как эффективные. В 2018–2022 годах ММТП потратил на них 2,6 млрд рублей. 

Работа порта, как заявляют его представители, полностью соответствует наилучшим доступным технологиям.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером