Поддержать
Новости

В июне золотодобытчики загрязнили почти 11 тысяч километров рек Сибири и Дальнего Востока. Это больше, чем за весь прошлый год Экологи считают, что старатели сознательно сливают отходы в реки — прибыль от добычи драгметалла превышает любые штрафы

03 июля 2024Читайте нас в Telegram
Фото: Алексей Грибков

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «КЕДР.МЕДИА» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «КЕДР.МЕДИА». 18+

В июне на реках Сибири и Дальнего Востока зафиксировано 231 загрязнение, расходящееся от участков россыпной золотодобычи. Об этом сообщается на сайте проекта «Золотари» со ссылкой на отчет Центра спутникового мониторинга и гражданского контроля (ЦСМиГК). Общая протяженность речных участков, помутневших от взвешенных веществ, составляет 10 761 километр. Для сравнения — за весь 2023 год загрязнение выявили на 8 000 километрах рек. 

Расшифрованные специалистами ЦСМиГК спутниковые снимки показали, что с 1 по 30 июня произошло 105 случаев загрязнения рек золотарями в Амурской области, 43 случая — в Красноярском крае, 36 — в Кемеровской области, 27 — в Забайкальском крае, 14 — в Еврейской автономной области, еще 6 случаев — в Хабаровском крае. 

В результате добычи россыпного золота в малых реках Сибири и Дальнего Востока формируются «мутьевые потоки». В водотоки попадают высокотоксичные вещества, в том числе железо, марганец, медь, свинец, цинк, ртуть и фенолы. Из-за них уменьшается разнообразие растительного и животного мира.

«Мутьевые потоки» появляются при нарушении технологии золотодобычи: загрязненная после промывки горной породы вода должна заливаться в пруды-отстойники, очищаться и использоваться повторно. Но создавать и обслуживать такие водоемы куда дороже, чем сливать грязную воду обратно в реку.

«Наблюдаемый массовый характер природоохранных нарушений на золотоносных реках Сибири и Дальнего Востока — яркое свидетельство того, что алчность побеждает природу, и государству пока нечего этому противопоставить, — прокомментировал результаты космомониторинга директор благотворительного фонда “Сохранение Сибири и Дальнего Востока” Александр Колотов. — Если год за годом выдавать сотни лицензий на золотодобычу, не имея возможности проконтролировать их использование, то результат вполне предсказуем: единичные проверки и штрафы просто перестают работать».

По мнению Колотова, золотодобытчики перестали считаться с экологическим нормами, потому что прибыль окупает любые штрафы. Дело в том, что в 2024 году цены на драгоценный металл трижды перекрывали исторический максимум. Мировой спрос на золото по итогам 2023 года увеличился на 3% — до 4899 тонн, а производство — только на 1%, до 3 644,4 тонны. Из-за дисбаланса спроса и предложения цены на драгметалл растут.

Сказывается на поведении золотодобытчиков и мораторий на проверки бизнеса, который стал одной из мер по поддержке предпринимательства в условиях санкций. Сейчас плановые проверки могут проводиться только на объектах с чрезвычайно высокими и высокими категориями риска. Внеплановые — по поручениям президента, правительства, по требованию прокуратуры или из-за получения органами сведений о нарушении обязательных требований. 

«Поэтому на космоснимках мы видим, что мутьевые потоки тянутся вниз по течению от золотых приисков на десятки километров практически не переставая, — резюмировал Колотов. — Это возможно только в том случае, когда отходы золотодобычи сливаются в реку совершенно сознательно, без оглядки на какой-либо экологический надзор со стороны государства».

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»

«Мы действительно последнее поколение»

В Европе массово преследуют климатических активистов. Но их протест становится лишь радикальнее

Затопит ли Петербург через 30 лет?

Разбираем план адаптации города к изменению климата