Поддержать
Исследования

Цена золота Ученые говорят, что золотодобыча миру больше не нужна. Но Россия осваивает новые прииски

03 мая 2023Читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Анна Иванцова / Кедр

Пока во всем мире обсуждают перспективы отказа от добычи золота, в России — открывают новые прииски. Ущерб окружающей среде от золотодобычи исчисляется миллиардами рублей, из-за ухудшения экологической ситуации жители покидают районы, где работают артели и старатели, а основные налоги от разрушительной индустрии получают не местные бюджеты, а федеральный (и деньги уходят на государственные проекты). Поэтому вместо улучшения качества жизни в районах добычи золота живущие тут люди получают ее ухудшение — загрязнение воды, вырубку лесов, отравленный воздух.

В феврале 2023 года Стивен Лезак, ученый из Школы предпринимательства и окружающей среды Оксфордского университета, опубликовал исследование, в котором доказывает необходимость сокращения добычи золота: не только из-за негативных экологических последствий, но и из-за экономической целесообразности — необходимый для медицины и промышленности объем драгоценного металла можно получать путем переработки. 

«Кедр.медиа» рассказывает об исследовании Лезака и о том, что происходит на рынке золота в России.

Добыто на столетия вперед

«Экологические издержки добывающей промышленности очевидны как никогда, а добыча золота отличается интенсивностью вредного воздействия, — утверждает Лезак. — Но в отличие от ископаемого топлива, которое согревает дома и вырабатывает электроэнергию, производство первичного золота вносит крайне ограниченный вклад в базовое благосостояние людей».

Золотые прииски выбрасывают больше парниковых газов, чем «все пассажирские рейсы между европейскими странами вместе взятые», говорится в исследовании Лезака. Выбросы при добыче металла связаны с использованием технологий и транспорта, которые работают на ископаемом топливе. Для добычи необходимы химические реагенты, такие как цианид, который загрязняет почву, подземные воды и открытые водоемы. Концентрация цианида в 1 микрограмме на литр воды может быть смертельной для рыб.

Кроме того, при добыче золота в некоторых странах используется ртуть — она нужна для процесса амальгамации. Добыча драгоценного металла составляет 38% глобальных ежегодных выбросов ртути, из-за чего тысячи горняков страдают от хронического отравления.

При этом всем лишь 7% приобретаемого во всем мире золота ежегодно используется для промышленности, развития технологий и медицины. По мнению Стивена Лезака, остальная часть уходит в «банковские сейфы и ювелирные магазины». Одним из крупнейших владельцев золота сегодня остается правительство США с резервами в размере 11 млрд долларов. Плюс, с 2010 года Всемирный банк инвестировал около 800 млн долларов в золотые прииски в Африке, Азии, Латинской Америке и на островах Тихого океана.

Золотодобыча в Атланте, США. Фото: Johnny McLendon / Unsplash

Полный отказ от добычи золота не ограничит его покупку и продажу, считает исследователь. Напротив, резервы станут ценнее. 

Лезак подчеркивает — сейчас почти четверть годового спроса на золото во всем мире удовлетворяется за счет вторичной переработки. Ртуть в переработке не используется, на переработку приходится менее 1% углеродного и водного следа добытого металла.

Лезак приходит к выводу, что снижение добычи золота не повлияет на технологии, инвестиции (при ограничении нынешними запасами) и ювелирное дело, которое способно работать в замкнутом производственном цикле на основе переработанного ископаемого. Ученый уверяет — спрос на золото, используемое в промышленности, будет удовлетворен на столетия вперед, «даже если завтра вся добыча прекратится».

Россия. Драгоценный ущерб природе

В 2021 году Россия произвела 346 тонн золота (296,9 тонн добычного) и экспортировала около 87% драгоценного металла, полученного в результате раскопок. Выручка от экспорта золота составила более 18 млрд долларов. Это порядка 7,57% от всех экспортных доходов страны — 498 млрд долларов.

К концу 2021 года Россия занимала пятое место в мире по запасам драгоценного металла и входила в тройку крупнейших стран, добывающих золото. Во всемирном рейтинге она уступала Китаю и Австралии, закрепив за собой порядка 9% от всей мировой добычи ископаемого.

Интерес к добыче драгоценного металла в России остается высоким. В конце 2022 года заместитель министра финансов Алексей Моисеев заявил, что золотые слитки должны заместить наличную иностранную валюту. По оценке чиновника, спрос на золото в прошлом году увеличился почти в семь раз.

Новые месторождения. Как сегодня добывают золото?

В конце февраля стало известно, что компания ООО «Джергун» начнет добычу золота на четырех месторождениях в Забайкальском крае. В планах — добыть за десять лет 500 килограммов драгоценного металла. Инвестиционный проект с объемом вложений около 260 млн рублей реализуют по соглашению с Корпорацией развития Дальнего Востока и Арктики. Добытое золото после переработки «Джергун» передаст российским банкам. Экспорт продукции пока не планируется. Вскрышные и добычные работы ООО «Джергун» планирует начать уже в этом году.

Современная золотодобыча делится на несколько этапов. Сначала — геологическое изучение месторождений, оценка их потенциала и прогнозирование наличия ценного металла в земле. Затем добытчики готовят месторождения к работе. Сюда входит строительство дорог, очистка земли и строительство необходимых объектов. Потом — добыча золотосодержащих руд. После добытчики отделяют ископаемое от рудных и иных материалов (песок, гравий и глина). Обычно этот процесс проводят с помощью химических растворов. В конце золото очищают и рафинируют.

По информации инвестора, в Забайкальском крае больше россыпных месторождений — 33 против 9 рудных. Первые содержат золото в свободной форме, а вторые — в связке с другими рудными материалами. В россыпных месторождениях добытчики совмещают выщелачивание (обработку руд растворами) и открытую разработку (то есть карьеры). Применение химических растворов приводит к загрязнению окружающей среды.

Жизнь за металл

Разработка новых месторождений преподносится государством как благо, а вот экологический вред от индустрии не становится предметом публичных дискуссий. Между тем, каждый год фиксируются десятки случаев, когда золотодобыча наносит ущерб природе. А низкая культура организации труда — убивает и самих рабочих.

Три года назад в 300 километрах от Красноярска река Сейба разрушила каскад дамб, построенных золотодобывающей компанией ООО «Сисим». Поток грязной воды смыл несколько деревянных бараков со спящими рабочими. В ходе проверки выяснилось, что дамбы возвели по распоряжению руководства компании без разрешений, проектов и согласований. Причем строили объекты сами старатели. По данным местных СМИ, трагедия на Сейбе привела к смерти 20 человек, еще 44 пострадали. Золотодобытчики пытались скрыть от проверяющей комиссии загрязнение реки промотходами.

Прорыв дамбы на Сейбе, 2019 год. Фото: ГУ МЧС России по Красноярскому краю

Спустя несколько дней после катастрофы, в 500 метрах ниже прорыва дамбы были выявлены превышения предельно допустимой концентрации вредных веществ: по взвешенным веществам — в 225 раз, по цинку — в 7,4 раза, по меди — в 21 раз. В 4,5 км ниже по течению содержание взвешенных веществ превышало нормы в 153,5 раза, содержание цинка — в 3,6 раза. Росприроднадзор насчитал ООО «Сисим» 323 млн рублей ущерба, нанесенного компанией окружающей среде.

«Сейчас, по прошествии года после аварии, в области добычи россыпного золота не изменилось ровным счетом ничего, — цитируют красноярские СМИ координатора экологической коалиции «Реки без границ» Александра Колотова. — Артели так же загрязняют сибирские реки.

За прошедший промывочный сезон только по пяти южным районам Красноярского края мы с помощью спутниковых снимков обнаружили 17 фактов загрязнений на участках добычи россыпного золота. Девять из них — в бассейне реки Сисим. Протяженность шлейфа мутной ржавой жижи достигает 150 км и фиксируется даже там, где Сисим впадает в Енисей».

В 2022 году золотодобытчики «Сисима» уничтожили и лесную реку Тукша, богатую в прошлом ленком, хариусом и другими ценными породами промысловых рыб. Проблему зафиксировала Красноярская природоохранная прокуратура, которая провела совместную проверку со специалистами местного министерства экологии и енисейским управлением Росрыболовства. В ходе авиационного обследования они выявили сброс отходов производства в реку Тукша из отстойника, расположенного в зоне работ ООО «Сисим» в Саянском районе.

При этом добычу россыпного золота компания вела без согласования с енисейским управлением Росрыболовства. «Мертвые воды Тукши отравляют реку Кан, — объясняет автор статьи о последствиях золотодобычи в Красноярском крае Дмитрий Голованов. — На ее берегах стоит немало сел и городов, жители которых активно пользуются водными и биоресурсами. По итогам проверки, краевая прокуратура подготовила представление о запрете добычи золота в Манском и Саянском районах компанией ООО «Сисим». Однако даже ходатайство прокуратуры о приостановке деятельности по добыче золота не возымело на Ленинский районный суд Красноярска действия. В требовании природоохранных и правоохранительных органов остановить это безобразие, судом было отказано. Только в апелляционной инстанции — Красноярском краевом суде —  согласились с доводами прокурора».

Но не один «Сисим» бьет по природе. В середине февраля этого года магаданская межрайонная природоохранная прокуратура выявила ущерб, причиненный колымскими золотодобытчиками лесному фонду Ягодинского района на 85 млн рублей. По данным ведомства, в мае 2022 года они самовольно вели вскрышные работы со снятием плодородного слоя почвы на землях гослесфонда площадью более 3 гектар.

Снятие плодородного слоя почвы вредит корневой системе растительности, что приводит к сокращению популяций животных и нарушению экосистемных цепочек. Раскопки и вскрышные работы при добыче золота могут привести к деградации лесов, что приводит к возникновению эрозии почвы и изменению климата.

Золотое месторождение. Дебин, Ягодинский район, Магаданская область. Фото: Юрий Козырев / «Новая газета»

В начале того же месяца в Учалинском районе Башкирии возбудили уголовное дело по факту незаконной добычи золота и причинения ущерба почве. По версии местной прокуратуры, ООО «УралЛит» и ее подрядные организации незаконно вели работы по геологическому изучению запасов золота на землях лесного фонда за пределами лицензионного участка.

«При производстве работ поврежден плодородный слой почвы на площади более 26 тысяч м², сумма причиненного окружающей среде ущерба составила свыше 40 млн рублей», — уточнили в ведомстве. Возбуждено уголовное дело по ст. 246 УК (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ). 

В этом же регионе в начале марта местных золотодобытчиков обязали ликвидировать ущерб на 500 млн рублей, который они причинили плодородному слою почвы в Учалинском районе. По версии башкирских силовиков, при производстве работ компании «Альтинвест» и «Гасадд» повредили плодородный слой почвы площадью более 600 тысяч м². Межрайонная прокуратура обратилась в суд с иском обязать провести мероприятия по «рекультивации нарушенных земельных участков». Суд признал доводы надзорного ведомства обоснованными и удовлетворил их.

Золотодобыча вредит и животным. Так, июле прошлого года «Кедр» рассказывал, что места обитания тигров в Хабаровском крае совпали с месторождением золота. В регионе возник конфликт между охотхозяйством «Дурминское», где обитают животные, и компанией «Пасифик Майнинг», заинтересованной в добыче металла. Последние обещали местным властям высокие налоговые отчисления, а местным — рабочие места. Но эксперты уверены: деятельность золотодобытчиков навредит краснокнижному виду.

Возможен ли отказ от золота: мнения экспертов

По мнению эколога Евгения Симонова (Минюст РФ считает его «иностранным агентом»), отказ от золота в России должен начинаться с наиболее вредных сегментов — добычи на россыпях в руслах и поймах рек.

— В отличие от стран третьего мира, где это приработок местной бедноты, в России эта отрасль держится в основном на вахтах мигрантов, а соответственно и социальный ущерб от ее ликвидации будет минимален, — уверен он.

Участие мигрантов в отрасли связывают с оттоком населения из регионов золотодобычи. Так, 26 февраля 2021 во время пандемии и закрытия границ губернатор Иркутской области Игорь Кобзев попросил федеральные власти согласовать въезд в Россию 3,4 тысяч иностранных рабочих для золотодобывающих предприятий региона, чей сезон в 2021 году оказался под угрозой срыва «из-за дефицита рабочей силы». 

По мнению экономиста Ирины Глазыриной, главного научного сотрудника института природных ресурсов, экологии и криологии Сибирского отделения РАН, отказ  от добычи золота не сильно повлияет на российскую экономику в целом, если оценивать ее вклад в ВВП.

— Но для регионов на востоке страны,  особенно тех, где нет нефти и газа,  это может быть чувствительно, — объясняет она. — Отказываться надо, прежде всего, от россыпной добычи на мелких месторождениях. В большинстве развитых стран она кардинально сокращается, в том числе в Китае. Но такая ситуация была в доковидное время. Сейчас в полном разгаре новый кризис. Не исключено, что многое изменится. Пока наблюдается тенденция мировой цены золота к росту. Центральные банки мира увеличивают закупки золота для своих золото-валютных резервов.

По данным проекта «Золотари», россыпная добыча препятствует устойчивому развитию регионов, разрушает и загрязняет природные комплексы рек, ухудшает качество жизни местного населения и создает социальную напряженность

— коренные жители лишаются привычных условий природопользования. Каждый из этих факторов способствуют оттоку населения из регионов Сибири и Дальнего Востока.

В июне 2020 года в WWF (Минюст РФ считает фонд «иностранным агентом») отметили, что за месяц космического мониторинга на Дальнем Востоке было выявлено около 1,5 тысяч километров загрязненных рек. По мнению экологов, одна из причин — деятельность золотодобывающих компаний. Загрязнение воды приводит к ухудшению условий обитания водных животных, сокращению запасов рыбы, снижению качества питьевого водоснабжения населенных пунктов, расположенных ниже по течению. Лидером загрязнений тогда признали Амурскую область с загрязнениями на 1,3 тысячи километров.

Река ниже участков золотодобычи в Селемжинском районе Амурской области. На переднем плане – чистая вода, на заднем – загрязненная. Фото: Евгений Рогалев

Глазырина отметила, что в России общий объем добычи золота — до 2021 года включительно — постоянно увеличивался. По данным Минфина, в 2018 году Россия произвела 314 тонн ресурса (доля добычного — 264 тонны), в 2019 году – 343,5 тонн (286 тонн добычного) и в 2020 году — 340 тонн (291 тонна добычного). 

Золото имеет экспортный потенциал на рынках Азии, пока другие возможности для экспорта утрачены. Но чтобы золотодобыча стала реальным фактором повышения качества жизни местного населения и демографической стабилизации в приграничных регионах, необходимо провести ряд «институциональных изменений».

— Во-первых, радикально изменить распределение доходов внутри бюджетной системы в этом сегменте недропользования, — предлагает Глазырина. — Необходимо повышение ставок платежей в рамках предельно допустимых, временно согласованных и сверхнормативных сбросов за ущерб водным биологическим ресурсам. Размер нынешних выплат никак не способствует не только предотвращению аварийных сбросов, но и внедрению более щадящих технологий добычи.

По мнению экономиста, золотодобывающим компаниям выгоднее платить за то, что они загрязняют окружающую среду, чем заниматься экологизацией производства.

Глазырина предлагает также изменить систему платежей за негативное воздействие на водные объекты, которая «практически утратила свои регулирующие функции». Эксперт уверена — сейчас это носит имитационный характер. Необходимо изменить и «систему коммерческого доступа» к ресурсам, чтобы местное сообщество «могло реально участвовать в принятии решений и играть в этом существенную роль».

Эксперт приводит пример Забайкальского края. До 2021 года добыча золота в регионе сохраняла устойчивое развитие и выросла с 15,6 тонн в 2016 году до 40,7 тонн в 2021-м. При этом собственные подушевые доходы районных бюджетов, где добывают и не добывают россыпное золото, почти не отличаются.

— На первый взгляд удивительно, что практически нет различия между  доходами золотодобывающих и не золотодобывающих районов, — объясняет экономист. — Это свидетельствует об устройстве налоговой системы. Ведь доходы, содержащие собственно природно-ресурсную ренту, уходят не в районные, а в вышестоящие бюджеты.

Глазырина рассматривает распределение средств от добычи россыпного золота для Забайкальского края в 2019 году. В местные бюджеты ушло только 39 млн рублей от добычи, в региональный — 1 млрд рублей, а в федеральный — почти 2 млрд рублей.

Несмотря на увеличение добычи драгоценного металла в регионе, отток населения из районов, где его добывают, с 2010 по 2020 год составил более 10%. Из 20 районов Забайкальского края, где ведется разработка россыпного золота, в восьми отток населения был выше, чем в среднем по региону.

По мнению Глазыриной, негативное воздействие от золотодобычи становится очевидным для местных, поэтому они уезжают: «Жители отмечают значительное ухудшение дорог и мостов техникой старателей, загрязнение водных источников, сокращение сенокосов и ущерб для рыбного хозяйства», — говорит она.

Не велика ли для жителей России цена такого золота?

Редактор: Лада Родчанина

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта