Поддержать
Сюжеты

«Вы дурные, девочки. Там обстрел, а вы едете за собаками» Как на границе с Украиной выживает приют для бездомных собак. И как помочь животному в беде

16 июня 2023Читайте нас в Telegram
Фото из архива Ирины Харитоновой

В ночь на 1 июня приграничный с Украиной Шебекинский район Белгородской области подвергся артиллерийским обстрелам и нападению групп военнизированных отрядов. Обстрелы регулярно повторяются, жить в прифронтовой зоне становится все опаснее. Местные жители бегут, а власти региона помогают с эвакуацией и селят людей в пунктах временного размещения в Белгороде.

Но не все могут покинуть обстреливаемую территорию.

Домашние питомцы многих эвакуированных жителей оказались брошенными в закрытых квартирах и привязанными на цепях близ частных домов. Им страшно и голодно. Ситуация критическая. Немногие из тех, кто остался жить под обстрелами, готовы помогать животным.

Ирина Харитонова, директор приюта для бездомных животных «Ангел», не уехала из своего дома в поселке Графовка, когда начались обстрелы. Она не хочет уезжать, потому что знает — только она может защитить бездомных собак из своего приюта. Каждый день Ирина и ее небольшая команда из трех человек старается сохранить жизнь себе и своим подопечным, а еще — помочь брошенным домашним животным, которые остались в Шебекино после эвакуации их хозяев.

«Я с детства была окружена собаками»

Непродолжительные телефонные гудки прерываются громким собачьим лаем. Он не утихает на протяжении нашего разговора с Ириной. 

Участок в 16 соток, двухэтажный дом в полуразрушенном состоянии и собаки. Много собак. Сейчас у Ирины на попечении около 150 псов и несколько кошек. Она занимается только ими: работу кладовщицей в Шебекино пришлось оставить, потому что административные дела приюта и собаки требовали много внимания. Сейчас основной источник финансирования приюта — частные пожертвования и вложения личных средств попечителей, Ирины и Светланы Свирской.

Ирина Харитонова. Фото из соцсетей

— Я с детства была окружена собаками. У бабушки в деревне их было много, и я проводила с ними каждое лето. Моя мама даже думала, что я стану ветеринаром. Но я долгое время не могла даже смотреть, как лечат животных, было страшно. Сейчас, конечно, научилась. Легко могу поставить укол или капельницу, — рассказывает Ирина. 

Все начиналось как у всех. Ирина подбирала щенков на улицах и забирала к себе домой. В 2013 году она переехала в Графовку — село в 17 километрах от Шебекино, — чтобы быть ближе к сестре, живущей в Харьковской области в городе Чугуеве. Когда начались военные действия, видеться с сестрой они перестали. Но свое дело Ирина оставить не может: 

— Постепенно мы с волонтерами стали собирать собак по Шебекинскому району, когда их стало много, решили все оформить: открыли НКО, начали заниматься отловами. Около года мы ездили и отлавливали собак по заявкам. А потом началась СВО.

На вопрос о том, кто помогает с собаками, Ирина тяжело вздыхает. Добровольцев не так много. В приюте постоянно работают только она и молодой парень Александр. Сейчас он практически живет у Ирины, потому что ездить из родного поселения ему далеко. Ей также помогают соучредитель приюта Светлана Свирская и волонтер Ирина. Женщины всегда на телефоне, подменяют друг друга, разбирают вместе сообщения в мессенджерах и решают возникающие проблемы. А их с каждым днем все больше.

«Встретила ребят с автоматами»

В 2020 году Белгородская область уже попадала в сводки новостных агентств, когда велось громкое уголовное дело о жестоком обращении с животными в поселке Комсомольском. Недалеко от пункта передержки в здании бывшего коровника компании «Фауна+», в овраге были обнаружены мешки с убитыми собаками. По данным пресс-службы областного УМВД, было найдено около 50 мешков с трупами животных, в каждом из которых находилось по 2–3 собаки. Ирина была в числе тех, кто обнаружил страшную находку.

— Мы сразу подняли местных журналистов, они сделали репортаж, и история разлетелась по СМИ. Тогда выживших собак, которые сидели в клетках в коровнике, под опеку взяли волонтеры. Их распределяли по приютам, добровольцы забирали к себе домой по 10–20 животных, — вспоминает она.

Для выживших собак история завершилась благополучно: общими силами волонтеров коровник был отремонтирован и в нем заработал приют «Добрый дом». 

Тем не менее никто из сотрудников компании «Фауна+» не понес наказания за это чудовищное преступление. Сегодня ее руководитель Валерий Бублик продолжает заниматься предпринимательской деятельностью.

Через некоторое время «Добрый дом» переехал в свежепостроенное здание в другом поселке Белгородского района, а бывший коровник предложили занять приюту Ирины.

— У меня на тот момент было уже 60 собак на собственном участке. И я без раздумья согласилась на переезд. Наши собаки жили там до начала СВО. В один из дней в приюте допоздна задержалась Света, а я была на работе в Шебекино. Выходя из приюта, Света столкнулась с автоматчиками. Военные заняли нашу территорию, поставили там пост охраны, технику, а нас пускали все менее охотно. На пропускном пункте нам каждый раз приходилось проходить досмотры и объяснять, что мы приехали кормить собак. Выгуливать их мы тогда, конечно, уже не могли, — рассказывает основатель приюта.

В конце концов Ирине пришлось перевезти собак обратно на собственный участок, за 41 километр.

Фото из архива Ирины Харитоновой

В какой-то момент военные ушли, женщины попытались вернуться в свой коровник в Комсомольском. У них получилось заключить новый договор об аренде помещения и даже собрать деньги на ремонт здания. Но тут вмешалась городская администрация.

— Мы вели восстановительные работы, когда нагрянули чиновники и сказали, что землю вокруг коровника продали под индивидуальное жилищное строительство, — вспоминает Ирина. — Нас попросили освободить территорию и больше не появляться. Так мы с собаками снова оказались у меня на участке. Нашу проблему никто решать до сих пор не взялся.

«Я боюсь смотреть по сторонам»

Точных данных о том, сколько людей с начала июня было эвакуировано из Шебекинского района, нет. Ирина считает, что уехали и оставили домашних животных на произвол судьбы сотни людей. Но не все делали это по своей воле.

— Когда начались обстрелы и взрывы, людей стали чуть ли не насильно вывозить из сел, — говорит она. — Запихивали в автобусы и не разрешали брать с собой питомцев. Мне кажется, что если бы в автобусы пускали с животными, то большинство бы их не оставили.

Другая проблема — желание людей нажиться на чужом горе. Большинство шебекинцев эвакуировали в Белгород (это 36 километров по прямой), из-за чего спрос на аренду жилья там сильно вырос. Хозяева арендных квартир, недолго думая, подняли цены на съем в 10 раз. С животными в большинство квартир не пускают. Из-за этого проблем у Ирины только прибавилось.

— К нам стало поступать множество обращений. Я не выпускаю телефон из рук, — вздыхает она.

— Мне звонят, плачут в трубку, сообщают, где взять ключи от дома, и просят забрать животных. Кто-то просто приезжает и привязывает животных у моего забора без предупреждения.

При каждой возможности Ирина с волонтерами делает вылазки в Шебекино и близлежащие поселки. Вызволять животных получается, но все они ослабевшие, голодные и очень пугливые.

— Недавно звонила женщина и сказала, что у нее остались попугай и кошка в квартире. Будем пробовать их вызволить. На пропускных постах нам говорят: «Вы дурные, девочки. Там обстрел идет, а вы едете за собаками». Каждый день я пишу в социальных сетях и призываю всех, кто остался в Шебекино, брать животных к себе. Кто сколько может. Важно спасти как можно больше жизней, — замечает Ирина.

Сейчас в Шебекино активно идет вызволение и подкормка всех оставшихся в районе животных. Сотрудники администрации вместе с волонтерами кормят домашних питомцев, которых пока не могут вывезти. Для тех, кто не может забрать своих животных или видел собак и кошек, которым нужна помощь, организовали горячую линию и возможность оставлять заявки через мессенджеры. Люди стали активно пользоваться телефоном спасения.

Владельцы шебекинского клуба «Роман с хаски» Роман и Анастасия Нежута и Людмила Андрюшина забрали у Ирины девять собак, чтобы вывезти их в Белгород и отправить в безопасное место. Увидев пост-просьбу о помощи в вывозе собак из Графовки, семья не смогла пройти мимо. Таких историй с каждым днем становится все больше.

В сообществе приюта «Ангел» под каждой публикацией можно найти истории о спасенных жизнях и добрых людях. 

Светлана Митрофанова болеет за приют и следит за ситуацией. 13 июня она взяла на передержку овчарку с маленьким щенком у волонтеров Елены и Сергея. «Смотрю за ней, она ест и спит, ест и спит. И много воды пьет. Я для нее чужой человек, но как она обрадовалась, как смотрела мне в глаза. Она чуть ли не плакала. Огромнейшее спасибо и низкий поклон Елене и Сергею за их добрые сердца. Рискуя своей жизнью, они спасают животных, вывозят людей», — написала Светлана под одной из публикаций приюта «Ангел».

Ирина Харитонова благодарит всех, кто оказывает помощь, но переживает, что ситуация с животными на улицах остается критической: 

— Животные начали сами приходить ко мне на участок. Видимо, слышат лай собак и не боятся заходить, — говорит она. — Когда мы идем на обходы, я боюсь смотреть по сторонам. Так нанервничалась, голова уже вся седая, реву белугой постоянно.

Фото из архива Ирины Харитоновой

«Не бросайте в беде»

Сейчас на участке Ирины в основном обитают собаки. Кошки тоже были, но все разбежались от звуков взрывов.

— В данный момент у меня около 150 собак. Две с ранениями от снарядов. Одну привезла скорая помощь, и мы ее вылечили. Сейчас она только хромает. Кошек хоть и нет, но мы все равно оставляем им воду с кормом в том месте, где они жили.

Собаки очень боятся. У меня есть слепые, глухие и старенькие псы. По ним я могу определить, когда начнется обстрел. За пару минут до начала они начинают ползать между ног, не дают проходу, — говорит Харитонова.

— Собаки впадают в панику от громких звуков. Сразу ломятся в дом, лают без остановки, залезают друг на друга и писаются от страха. У меня на ногах столько царапин, что они не успевают заживать.

Ветеринары подтверждают, что взрывы и звуки сирен вызывают у собак сильный стресс. Признаками нездорового состояния у животных может быть тремор, метание по помещению, попытки спрятаться. В отличие от кошек, собаки редко проявляют агрессию в сторону хозяев. Кошки получают самый сильный стресс при переездах и перемещениях в переносках. Когда кошкам страшно, они затихают, прячутся в угол, отказываются от еды и нападают на людей.

В таких ситуациях хозяину остается только быть рядом и обеспечивать питомца всем необходимым для поддержания физического здоровья: едой, водой, туалетом и сном. Играть с животным или тискать его не нужно. Это не поможет преодолеть стресс, скорее только усугубит общее состояние питомца. 

Фото из архива Ирины Харитоновой

«Если бы не они, конечно, уехала бы»

Желающие помочь уже давно не приезжают в Графовку из-за страха. Поэтому помощь к Ирине поступает исключительно в виде денежных переводов на банковский счет и заказов корма и вещей первой необходимости в ближайшие пункты выдачи онлайн-магазина Ozon. Еще приют поддерживает местная сеть зоомагазинов «Зооцентр»: через их торговые точки люди могут передать помощь для приютских собак. 

Вопрос о переезде в безопасное место не сдвигался с начала весны 2023 года. О приюте, оставшемся под обстрелом, Ирина написала на своей странице во «Вконтакте». Жители региона подхватили ее крик о помощи, и сарафанное радио наконец сработало. Недавно в помощь приюту включились волонтеры из Воронежа, Питера и Москвы. Благодаря им в «Ангеле» смогли купить корм, успели заказать мясо, генератор и песок, чтобы набивать им мешки и закрывать окна. С едой сейчас стало сложно: основную трассу к Графовке перекрыли, остался один проезд через соседнее село. Могут закрыть и его. Ирина говорит: «Своих собак и кошек я не брошу, никуда от них не уеду. Если бы не они, конечно, уехала бы, потому что все это очень страшно».

Спустя полторы недели с момента публикации поста о помощи место для приюта нашлось в Корочанском районе Белгородской области. Это в 75 километрах от нынешнего места пребывания Ирины и ее собак, а главное — далеко от обстреливаемой границы. С территорией приюту помог благотворитель. Но облагораживать и переделывать его под собак волонтерам еще предстоит общими силами.

«Участок заброшен, зарос высокой травой. Нет там ни света, ни воды, ни отопления в доме. И все же хорошо, что нам отдали его безвозмездно, не надо платить за аренду. Будем нанимать трактор, чтоб выровнял проселочную дорогу, ведущую к участку. Работы предстоит много», — пишет Ирина на своей странице во «Вконтакте».

Сейчас Ирине на помощь пришла администрация Белгорода и Корочанского района. Сотрудники приезжали на новое место и обещали содействие в вырубке деревьев, покосе травы и установке ограждения. 

Что же касается транспортировки животных, помощь понадобится обязательно. И наверняка будет найдена.


Правила перевозки животных при эвакуации и тревожный чемоданчик

Если в вашем регионе есть вероятность наступления военного положения, соберите тревожный чемоданчик не только для себя, но и для своего питомца.

В него стоит положить:

  1. Документы. Набор необходимых для перевозки питомца документов будет зависеть от требований ветконтроля по ввозу животных той страны, в которую вы едете. Поэтому перед поездкой обязательно их изучите. Документы, которые нужны чаще всего: международный ветпаспорт, ветеринарное свидетельство формы № 1 (понадобится везде, кроме Казахстана, Беларуси, Армении и Кыргызстана), ветеринарный сертификат Таможенного союза формы № 1 (понадобится, если пересекаете границу с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Кыргызстаном), евросправка (понадобится, если едете в страны Евросоюза).
  2. Вещи первой необходимости: вместительная переноска, одноразовые пеленки, плотная ткань для укрытия переноски, стикер с вашими контактными данными на случай, если потеряете животное. Также важно приобрести шлейки и поводки для питомцев, даже кошек. Это поможет контролировать перемещение животного и быстро взять его в руки. Закупите побольше корма: сухого и консервированного мокрого. Животные часто перестают пить воду во время стресса. Мокрый корм поможет поддерживать водный баланс в организме.
  3. Аптечка. Обязательны: бинт, пинцет, шприцы, пластырь, ножницы и защитный ботинок. Если животное постоянно принимает лекарства, они тоже должны быть с собой. Кроме этого, стоит купить препараты для оказания первой помощи при травмах и отравлении.

Важно чипировать питомца, обработать его от паразитов и вакцинировать, а также сделать тест на титры антител к вирусу бешенства. Это обязательные процедуры, необходимые для въезда в большинство стран мира. Помните, что подготовка результатов исследований занимает время. Поэтому собрать документы за 1–2 дня не получится. Закладывайте на прохождение всех необходимых процедур месяц.

Как помочь приюту «Ангел»?

Карта Сбербанка: 2202206294979765

WhatsApp: 89524326079, Ирина Харитонова

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта