Поддержать
Сюжеты

«Вонь не передать какая» Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

16 апреля 2024Читайте нас в Telegram
Полигон «Новый Свет – Эко». Фото: Надежда Шевченко

— В 2022 году была теплая весна, я часто открывала окна. В какой-то день почувствовала странный запах, подумала, что утечка газа. Высунулась, и стало больно дышать. Потом узнала — так ощущается чистый сероводород, — вспоминает жительница Гатчины и вынужденная экоактивистка Юлия Ганюшина.

В апреле прошлого года комитет государственного экологического надзора Ленинградской области сообщил, что допустимая концентрация сероводорода в городе превышена в 1,6 раза. Источником ядовитого газа является огромный полигон «Новый Свет – Эко» размером в 43 га, расположенный в 4 км от города. С ним в Гатчине связаны не только сероводородные выбросы, но и другие инциденты:

  • В мае 2022 года на полигоне пропал человек — работник «Нового Света», 30-летний трудовой мигрант из Таджикистана Ахлиддин Алиев. 7 мая Алиев на самосвале поднялся на полигон, чтобы сбросить мусор, и исчез. Для поиска Алиева, часть полигона раскопали на 3 м в глубину, но это не помогло. Как предполагают гатчинцы, тело мужчины до сих пор находится на свалке. На сайте Следственного комитета Ленобласти он все еще числится пропавшим без вести.
  • Через пять месяцев после исчезновения Алиева «Новый Свет – Эко» снова попал в новостные сводки: часть полигона обвалилась. Выяснилось, что отходы на нем засыпали не только грунтом, но и «инертными материалами», которые легко рассыпаются. Сколько свалочного газа выделилось в атмосферу после обвала — неизвестно.

— В нормальной ситуации на полигоне должна работать система дегазации, — говорит гатчинка Светлана Коновал. — Только после обвала в комитете по обращению с отходами признались, что она просто не запущена. Из-за этого запах в городе усиливался. Вообще, с учетом размеров полигона на нем должно быть четыре газопоршневых установки. Это предусматривалось проектом полигона. Но Росприроднадзор отмечал, что для полноценной дегазации не хватит даже их (копия документа есть в распоряжении редакции — прим. ред.). Теперь все просто узаконили — сейчас на полигоне работают две установки, и этого якобы достаточно.

Светлана Коновал. Фото: Надежда Шевченко

Инциденты на свалке так сильно возмущают гатчинцев, потому что она принадлежит 72-летнему петербургскому миллиардеру Анатолию Язеву, у которого, считают люди, могли бы найтись деньги на качественную организацию работы полигона.

«Кедр» рассказывает, как жители Гатчины борются с разросшейся на 43 га горой мусора, но пока проигрывают ей.

Пик мусорного короля

ООО «Новый Свет – Эко», юридическое лицо, на которое зарегистрирован полигон, на 50% принадлежит акционерному обществу «Автопарк № 1 “Спецтранс”». Его гендиректором является миллиардер Язев. Он начал руководить «Спецтрансом» еще в 1981, а после его акционирования стал бессменным генеральным директором. В управлении компанией участвует и его сын Константин, он занимает должность исполнительного директора. У компании Язевых в мусорном бизнесе разветвленная сеть дочерних предприятий. Из-за этого их неоднократно обвиняли в картельных сговорах и выдавливании конкурентов с рынка. По данным Rusprofile, сейчас «Автопарк № 1 “Спецтранс”» занимает первое место в отрасли по объемам выручки в Санкт-Петербурге и 14 место — по России. Вероятно, именно с этим связана такая «долговечность» мусорного полигона под Гатчиной.

Анатолий Язев. Фото: Роман Яндолин / Деловой Петербург

Впервые о том, что «Новый Свет» должны закрыть, заговорили в 2016 году. Тогда Росприроднадзор обнаружил, что полигон превысил проектную высотность в два раза и вместимость в шесть. Кроме того, на объекте отсутствовала обводная канава, которая во время осадков должна была улавливать стекающие с гор мусора нечистоты и по которой загрязненная вода должна была стекать на фильтрацию. Нередко при выявлении подобных нарушений полигоны закрывают хотя бы на время — до их устранения, но «Новый Свет – Эко» отделался штрафом в 100 000 рублей, при этом не прерывая работы. А менее чем через полгода Росприроднадзор сам согласовал увеличение размеров и мощности полигона: его официальная высота увеличилась с 22,5 м до 71,5 м, а вместимость выросла с 7,25 до 10,5 млн тонн. Тогда

управляющий полигона Евгений Дегтярев заявлял, что свалка сможет принимать мусор еще около четырех лет и больше расширяться не будет.

Юлия Ганюшина рассказывает: гатчинцы пытались «дотянуть еще четыре года», но не вышло. В 2018 году проблема с запахами с полигона обострилась настолько, что люди записали обращение на прямую линию с Путиным. Он велел губернатору области Александру Дрозденко разобраться с ситуацией.

— После того как Путин постучал кулачком и сказал, что жителей надо удовлетворить, Дрозденко заявил, что полигон будет рекультивирован. Статьи об этом вышли в ТАСС и других официальных источниках, но в 2019 лицензию «Новому Свету» спокойно продлили. Мы стали снова писать президенту. Нам клятвенно обещали, что полигон закроют 31 декабря 2023-го. Дату даже внесли в территориальную схему по обращению с отходами Ленинградской области.

Но уже в июле прошлого года активисты узнали, что мощности полигона снова будут скорректированы, — проект уже прошел государственную экспертизу. В публичном доступе документы, правда, так и не появились, зато Росприроднадзор назвал новые мощности полигона — 18 млн тонн (копии документов есть в распоряжении редакции — прим. ред.). В 2024 году на него хотят вывезти порядка 900 тыс тонн отходов.

Юлия Ганюшина. Фото: Надежда Шевченко

— Вонь от него не передать какая. Прошлым летом, когда проблема обострилась из-за жары, мы сидели с закупоренными окнами. В соцсетях люди обмениваются советами что делать, если вонь даже так просачивается. Предлагали заклеивать замочную скважину, подкладывать к окну мокрую простыню, — вспоминает Светлана Коновал. — На одной из последних встреч с чиновниками сказали, будто сейчас ситуация улучшилась и поток жалоб уменьшился. Но лучше не стало, просто люди устали. Невозможно годами звонить и писать везде, когда на том конце не слышат.

Митинговать не рекомендуется

Последний согласованный митинг против 72-метровой свалки прошел в мае 2018 года, на нем присутствовали и представители «Нового Света». Они подтвердили догадки местных жителей —

90% мусора везут не из Гатчины, а из десяти районов Петербурга: Адмиралтейского, Василеостровского, Кировского, Красносельского, Московского, Пушкинского, Колпинского, Фрунзенского, частей Центрального и Невского.

— После этого нам все время приходили отказы [в проведении митингов], потому что у нас пандемия и больше двух собираться не положено, — вспоминает Юлия Ганюшина. — В этом году, когда ограничения отменили, мы стали пробовать опять. Нам дважды отказали, потому что спецместо для проведения митингов было занято. На третий раз акцию согласовали, но от выдвинутых условий глаза на лоб полезли.

Митинг в Гатчине, 2018 год. Фото: Гатчинская правда

В федеральном законе «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» сказано, что охрана правопорядка на согласованном митинге — задача полиции. Однако администрация потребовала, чтобы гатчинцы сами заключили договор с частным охранным предприятием, выставили ограждения и проверяли всех участников металлодетектором. Ряд петербургских изданий сообщил, что организаторов обязали обеспечить антидроновую защиту. Однако Юлия Ганюшина уточняет: прямого требования не было. В письме от муниципалитета лишь упоминалось, что «в Ленинградской области действует запрет на полеты дронов».

Активисты оспорили требования администрации в суде — в тот же день митинги запретили уже во всей Ленобласти. Решение объяснили угрозой «террористических акций и иных провокаций». Статус экологического протеста гатчинцев стал еще более неопределенным.

— Если стало известно о каких-то потенциальных террористических актах, администрация должна запретить митинг и тут же предложить организаторам митинга место, время и дату проведения, — жалуется Ганюшина. — Наша же просто написала: «Проводить не рекомендуем». Но мы все равно собрались в воскресенье. На митинге, как ранее оговорила администрация, могли присутствовать всего 150 человек. Вышло раза в два больше — в тот день опять сильно воняло.

Во время митинга гатчинские активисты приняли резолюцию с требованием закрыть полигон. Подписи под ней собирали три дня. Многие гатчинцы побоялись идти на митинг с неоднозначным юридическим статусом. Людям было непонятно, разрешен он или все же запрещен. Но расписаться под резолюцией захотели 10 тысяч жителей города — каждый девятый гатчинец. Активисты подсчитали: собранные подписные листы весят 6,3 кг. Их копии собираются отправить президенту.

Юлия Ганюшина объясняет:

— Нам нужен федеральный норматив по запаху, чтобы в коды отходов внесли чрезвычайно опасные грунты, которые — как мы чисто случайно узнали — повезут с рекультивированного «Красного Бора» к нам. Это полигон промышленных отходов в Колпино, который хотят рекультивировать к следующему маю. В грунте оттуда нашли кадмий, свинец и мышьяк — это прямо написано в первой части проекта рекультивации. А в части про строительство он волшебным образом преображается в малоопасный грунт. В итоге мы больше всех принимаем [отходов], а как на нас это сказывается?

Проходная полигона. Фото: Надежда Шевченко

Как соседство с полигоном влияет на здоровье?

Исследования показывают, что на территориях вблизи свалок отмечаются проблемы со здоровьем населения. В основном онкологические заболевания и врожденные аномалии у детей. При проживании рядом с полигонами на вероятность развития заболеваний кожи повышается на 32%, нервной системы — на 29%, а костно-мышечной системы — на 16%.

— У нас есть чаты и соцсети. Многие гатчинцы жалуются на здоровье: слезящиеся глаза, першение в горле, кашель, головные боли, тошноту, — рассказывает гатчинка Светлана Коновал. — У моей дочки астма, несколько лет была ремиссия. С прошлого года начались проблемы еще и с кожей. Диагностировали дерматит, она снова на гормонах. Устно врачи подтверждают, что это может быть связано с полигоном. Но официальную статистику нам не дают, даже если пишем запросы.

Юлия Ганюшина объясняет: неофициально местные врачи признают, что в Гатчинском районе участились случаи аллергий, ринитов и астм. У самой активистки за два года жизни рядом с «Новым Светом» развились хроническая анемия, постоянный аллергический ринит и «что-то похожее на астму». Но главный ущерб — психологический.

— Я трачу безумное количество времени и сил на экоактивизм, — признается Ганюшина. — И это эмоционально изматывает ужасно, когда ты каждый раз получаешь ответ-отписку. Складывается ощущение, что [всех, кто высказывает недовольство свалкой] хотят продавить, чтобы мы замолчали.

Не хватает только технопарка

В начале прошлого года по Гатчине пошел слух: рядом с полигоном под эгидой Российского экологического оператора (РЭО) построят промышленный технопарк. Там решили перерабатывать 252 тыс тонн отходов животноводства, 111 тыс тонн полимеров, 24 тыс тонн строительного мусора, 5300 тонн стекла и 3600 тонн маслосодержащих отходов. На реализацию такого проекта РЭО потребуется 1 млрд рублей.

Ранее на этой же территории компания ООО «Селект Энерджи» планировала строить индустриальный парк «Шаглино». Он обошелся бы в 2,9 млрд рублей, но 40% суммы предлагала оплатить финская компания SET CleanTech. В 2022 году от проекта отказались, и 73 га земли рядом со свалкой поделили на два участка. 8 га определили под новый, уже полностью отечественный технопарк под эгидой РЭО. Что будет происходить с оставшимися 65 га, переведенными в статус промышленных земель, — неизвестно.

Во время встречи с экоактивистами 30 мая 2023 года представители гатчинской администрации уверяли, что никакой информации о новом технопарке нет. А уже 31 мая в сети появилось разрешение на строительство. При этом в официальном ответе от 7 июля городская администрация продолжала настаивать: разрешения на строительство не существует (копия документа есть в распоряжении редакции — прим. ред.).

— На вопрос «Почему нам врали?» они ответили, что узнали о строительстве только в августе. Мы в ужасе, потому что все прекрасно понимают, что отходы, вероятно, будут отправлять на наш полигон. Я настолько отчаялась добиться каких-то ответов от госорганов, что набралась решимости и подала заявление через «Госуслуги» с просьбой проверить Росприроднадзор на предмет коррупции, — рассказывает Юлия Ганюшина. — Из прокуратуры мне ответили: «Получено новое заключение госэкспертизы, поэтому нарушений никаких в действиях сотрудников Росприроднадзора нет», а опция писать обращения через мой аккаунт в «Госуслугах» перестала работать. Есть ощущение, что нам врут, потому что все куплено.

Сейчас гатчинцы рассылают принятую на митинге резолюцию чиновникам. Ответ из администрации президента уже пришел — документ перенаправили правительству Ленинградской области.

Санитарно-защитная зона полигона. Фото: Надежда Шевченко

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

От Великой стены до городов-губок

Как страны адаптируются к наводнениям. Обзор лучших практик

«Конференций не проводилось — вместо этого покупались наручники, еда и палатки»

История «Хранителей радуги» — одного из самых ярких и радикальных экодвижений 90-х

Как болезни животных переходят к людям

Грипп, ВИЧ и другие инфекции изначально не были человеческими. Отрывок из книги «Межвидовой барьер»

Плутоний в волосах

Как живут в селах, которые накрыло радиационным загрязнением от аварии в Северске 31 год назад. Репортаж

«Экологическая повестка теперь опирается на мифы»

Эксперты — об экологических итогах 24 лет правления Владимира Путина