Поддержать
Сюжеты

«У крупного бизнеса нет друзей» «Норникель» провел в Мурманске общественные слушания по экологии. Но пока — без местных жителей

16 июня 2022Читайте нас в Telegram
Уборка ТЭЦ-3, ликвидация разлива. Июнь, 2020 года. Фото: Норникель

В деловом центре «Арктика» в Мурманске прошел первый этап обсуждения планов реализации политики в регионах присутствия «Норникеля».

Зал был выбран будто нарочно неудобным. Вместо одного из просторных конференц-помещений, организаторы решили собрать всех интересантов в скромной локации, рассчитанной на 30-40 человек. Но состав делегаций все равно оказался внушительным.

В качестве спикеров на «общественных обсуждениях» выступали топ-менеджеры «Норникеля», представители экологических организаций, а также чиновники из Мурманской области и сотрудники региональных учреждений.

Первым выступающим стал член совета директоров компании Андрей Бугров, который сразу же дал понять, как видит для себя эти «общественные обсуждения»: «У крупного бизнеса нет друзей. Жизненный опыт показывает, что друзья уходят и приходят, а враги накапливаются. Это факт, с которым приходится мириться, потому что помимо общественного интереса к тому, что делает крупный бизнес, который чаще муссируется на негативных аспектах, он есть и к производительной деятельности в окружающей среде. Общественный интерес [к этому] существенный последние лет 10. И сильно вырос. Соответственно, и для крупного бизнеса возникает встречная задача — побудить и общественность, чтобы интерес не ослабевал, и рассказать о некоторых принципах, которые существуют».

Член совета директоров компании «Норникель» Андрей Бугров. Фото автора

Главный документ, из-за которого и проводятся «общественные обсуждения», — корпоративная стратегия Норникеля по экологии и изменению климата до 2031 года.

Как и вся деятельность горно-металлургической компании, движение по экологической тематике разбито на три «дивизиона» — по территориям присутствия «Норникеля» (Норильский, Кольский, Забайкальский). Согласно планам на следующие девять лет, выбросы углекислого газа в данных районах будут сокращены до 9,7 миллионов тонн.

Особо примечательна позиция промышленного гиганта по количеству чрезвычайных ситуаций межрегионального и федерального характера.

Логично, что подобных ЧС не хотелось бы видеть, поэтому «Норникель» себе записал «нули» в каждом дивизионе на ближайшее десятилетие. Естественно, экологическую катастрофу 2020 года представители компании не стали указывать даже в исторической плоскости.

Из внешних мероприятий в сфере ESG, «Норникель» планирует в октябре провести экосаммит, где в центре внимания будут эковолонтерские проекты.

Ряд предложений был озвучен со стороны Всемирного фонда дикой природы* (WWF). Руководитель программы по экологической ответственности бизнеса WWF России Алексей Книжников заявил о необходимости не только сохранения «экологической прозрачности» компании, но и ее повышения. Кроме того, он предложил «Норникелю» опубликовать список всех ключевых заинтересованных сторон, а также рассмотреть вопрос о создании общественного совета по взаимодействию с ними.

Председатель Общественного совета при Минприроды Александр Закондырин также заявил, что компании необходимо сделать открытые данные о деятельности более понятными для граждан, установив четкие параметры. Подобной идеи придерживался и председатель российской экологической партии «Зеленые» Андрей Нагибин. Кстати, оба эксперта являются уроженцами Мурманской области: Закондырин родился в Мурманске, а Нагибин — в Никеле, где в 2020 году был закрыт плавильных цех Норникеля.

Очень спокойная дискуссия в один момент разгорелась не на шутку.

Руководитель исследовательских программ российского отделения «Гринпис» Елена Васильева обратила внимание, что при всех благих намерениях и успехах «Норникеля» в рамках стратегии по экологии и изменению климата статистика оказывается не в пользу компании. Она отметила, что 31 из 37 случаев экстремально высокого загрязнения воздуха за прошлый год приходится как раз на Норильск.

На это ей попытался возразить вице-президент компании по экологии Станислав Селезнев, назвав замечания «жонглированием цифрами».

Данные Росгидромета свидетельствуют, что в 2021 году в России было зафиксировано рекордное за 17 лет число случаев высокого и экстремально высокого загрязнения воздуха — 406. Абсолютным лидером стал Красноярский край, где зафиксировали 220 подобных случаев, в числе проблемных регионов есть и Забайкальский край, в котором выявлено 11 случаев высокого загрязнения воздуха. При этом в списке отсутствует Мурманская область, хотя, к примеру, жители того же Мончегорска могут удивиться этому факту, так как регулярно наблюдают плотный смог из-за выбросов на Кольской ГМК (принадлежащей «Норникелю»).

Не забыл член совета директоров «Норникеля» Бугров упомянуть бескомпромиссных критиков компании. Вспоминая ЧП на реке Далдыкан в мае 2020 года, он заявил, что когда произошла утечка топлива, в интернете стали расходиться фотографии, где вода приобрела алый цвет. По его словам, вода была окрашена «с помощью фотошопа».

«Общественные обсуждения». Фото автора

Вторая половина «общественных обсуждений» прошла уже в абсолютно ином ключе. Со своими презентациями выступили руководители государственных заповедников Мурманской области — Лапландского и Пасвик, которые отметили высокую заинтересованность «Норникеля» в сохранении биоразнообразия флоры и фауны Заполярья, но подчеркнули, что многие мероприятия проходят при недостаточном финансировании. В этот момент топ-менеджеры компании, чувствуя, что никакого подвоха уже не предвидится, томились в ожидании окончания встречи. Завершил «общественные обсуждения» руководитель Центра ответственного природопользования Института географии РАН Евгений Шварц, который так же указан как «независимый директор» «Норникеля»: «Кто-то может критично сказать: “Всегда можно что-то отыграть”. Но нельзя родить здорового ребенка за два месяца (речь об утвержденных декларативных документах «Норникеля» — прим. ред.). В случае такой огромной компании важно поддержать диалог. Мы видим прогресс в качестве и открытости материалов об устойчивом развитии, в создании “белой книги”. Компания не прячется, а продолжает вести диалог и решает, что делать дальше».

Шварц отметил, что «Норникель» на Таймыре одним из первых в российской истории применил практику т.н. «свободного, предварительного и осознанного согласия» (FPIC), договорившись с одной из коренных общин о переселении из зоны экологического бедствия.

Министр развития экономики и Арктики Мурманской области Татьяна Русскова. Фото автора

Однако при всей заинтересованности федеральных структур и организаций, представители властей Мурманской области оказались слегка поодаль от обсуждения. Во-первых, анонсированное участие вице-губернатора Ольги Кузнецовой не состоялось, а ей на замену пришла министр развития экономики и Арктики Мурманской области Татьяна Русскова, которая в ходе своего выступления не столько говорила об обсуждаемых документах, сколько о том, как сейчас территории присутствия «Норникеля» на территории Заполярья живут.

«Со стороны правительства мы очень много уделяем внимания борьбе с тем накопленным экологическим ущербом, который нам остался от предыдущей хозяйственности деятельности. Тоже большое внимание уделяем проектам, направленным на решение экологических вопросов, чтобы это было не просто промышленное развитие, а именно грамотное, мягкое и долгосрочное», — сказала Русскова.

Председатель Общественной палаты Мурманской области Наталья Рашева также оказалась вдалеке от обсуждения. Ей было поручено сказать приветственное и завершающее слово, а в течении всей встречи дискуссию вел консультант «Норникеля» Антон Иванов.

На «общественных обсуждениях» вполне осознанно обошли стороной одну важную деталь — отношение промышленного гиганта с представителями коренных малочисленных народов. Как заявил член совета директоров компании Андрей Бугров, в будущем такая дискуссия обязательно состоится, но сейчас «Норникель» решил оставить этот вопрос в стороне. В частности, вскользь он упомянул о разработке литиевого месторождения на территориях проживания саами, но отметил, что «из-за отсутствия дельного проекта на сегодняшний день обсуждать нечего».

* Признан Минюстом «иностранным агентом»

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Угробить реку или остановить Шереметьево?

Как в городах России уничтожают малые реки, как люди с этим борются и почему сдаются

«Куда бы мы ни предложили мусор возить — везде найдутся активисты»

Репортаж из уральского села, где протест против мусорного полигона дошел до голодовки

Она вам не эколог

Портрет Ирины Макановой — самого скандального чиновника Минприроды, которой «нахрен не сдалась экология»

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину