Поддержать
Сюжеты

Стражница Издревой Жительница Новосибирска более двадцати лет ухаживает за рекой своего детства, и ее примеру следуют другие

08 мая 2024Читайте нас в Telegram
Юлия Колеватова. Фото: Поможем реке Издревая / VK

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «КЕДР.МЕДИА», ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «КЕДР.МЕДИА». 18+

Юлию Колеватову в Новосибирске знают как экоактивистку, которая уже больше двадцати лет ухаживает за рекой своего детства — Издревой. Небольшая речка протяженностью всего 27 километров и шириной 5-6 метров именно благодаря Юлии стала местом притяжения для волонтеров. Экологи по просьбе активистки исследовали флору и фауну реки и ее берегов, а простые жители — взялись за ее очистку от мусора. 

Издревая и ее окрестности — поле битвы новосибирцев с региональными властями, которые хотят построить неподалеку от нее мусорный полигон. Этот заход на Издревую у чиновников уже второй — в первый раз Юлия и ее соратники угрозу отбили.

«Кедр» рассказывает историю глубокой личной связи маленького человека с маленькой рекой, над которой нависает большая угроза. 

Фото: Поможем реке Издревая / VK

«Всегда тяготела к природе»

Летом 2023 года Юлия Колеватова принесла домой коробку, которую ее коллеги нашли на свалке недалеко от Издревой. В коробке были стеклянные елочные игрушки, сделанные еще при советской власти — несколько шишек, Дед Мороз, елочка. С фигурок в некоторых местах краска слезла, но украшать ими елку все равно было можно, что Юлия и сделала в канун 2024 года.

Обсуждать «мусор», который нашли на берегах реки, для Юлии и ее сподвижников — привычное дело.

После работы в эколагере по вечерам они садятся вокруг костра и делятся необычными находками, которые случаются в процессе расчистки свалок и самого русла реки.

Формат эколагеря прост — с 2011 года, каждое лето, единомышленники на несколько дней — от четырех до шести — собираются в долине реки и проводят субботники.

Юлии Колеватовой 45 лет, она родилась и выросла в Новосибирске. После школы поступила в строительный университет на инженерно-экологический факультет: «Думала, что специальность будет связана с экологией, но оказалось, что ничего, подобного там не было, просто “красивое” слово в названии факультета. Мы рассчитывали высоту трубы какого-нибудь завода, чтобы факел выпадения вредных примесей не приходился в ближайшем радиусе, а уносился за километр. Это было единственное, что как-то можно соотнести с охраной природы, в остальном — мы больше занимались проектированием разных конструкций», — рассказывает она.

Закончив университет, Юлия некоторое время проработала в энергосбыте, а потом решила снова получать образование, но теперь — именно экологическое. В новосибирских вузах профильных факультетов так и не нашлось, и знакомые посоветовали ей приглядеться к «Сибирскому экологическому центру» — на тот момент одной из самых крупных межрегиональных общественных организаций в Новосибирске.

Юлия Колеватова. Фото: Поможем реке Издревая / VK

«Сибэкоцентр» был создан в 1999 году членами экологического клуба Новосибирского госуниверситета (НГУ). Руководил центром Александр Дубынин — куратор экоклуба НГУ. Среди основных направлений работы были: исследование природных экосистем Южной Сибири и Восточного Казахстана, выделение и мониторинг ключевых орнитологических и ботанических территорий, поддержка особо охраняемых природных территорий. В 2015 году центру присвоили статус «иноагента» — поводом послужило иностранное финансирование, которое, по словам Дубынина, «Сибэкоцентр» в том числе в виде грантов получал через Министерство природных ресурсов РФ. Дирекция центра не смогла оспорить статус в суде, из-за чего его деятельность решили остановить.

Но тогда, в начале 2000-х, «Сибэкоцентр» процветал. Целый год Юлия помогала его активистам добиваться запрета строительства ГЭС на реке Катуни в республике Алтай. А потом на одной из экологических конференций она вдруг подумала про реку своего детства — Издревую и решила самостоятельно заняться ее охраной. И с 2002 года занялась очисткой реки.

Идея эколагеря пришла позже.

У Юлии и коллег накопилось много опыта в эковолотерстве: они знали, как просвещать местное население по экологическим темам, изучили специфику очистки рек и лесов — этими знаниями хотелось делиться.

Так и появился лагерь, а потом и экологическая школа для детей. Сначала у лагеря был международный статус — в Новосибирскую область приезжали эковолонтеры из Франции, Италии, Англии. Иностранцам было интересно побывать в Сибири: они тоже помогали очищать реки. В 2015 году международный статус сменился областным: политическая ситуация в стране ухудшилась, экологические программы сотрудничества сократились, иностранцы стали реже приезжать в Россию.

Сегодня участники лагеря — чаще всего местные волонтеры. Многие из них — это уже выросшие из экологической школы дети. Каждый год количество участников лагеря меняется, но в среднем на смену приезжают порядка ста человек. У Юлии самой двое детей — десяти и одиннадцати лет, которые тоже каждый год приезжают в лагерь вместе с мамой. 

— Я городской житель, но всегда тяготела к природе, — говорит  Юлия. — В детстве с друзьями мы плели сети, чтобы отлавливать мусор из речки, рисовали плакаты, агитируя соседей не бросать в нее мусор. Но тогда для меня воплощением зла был дым от заводов в Новосибирске. Потом, став постарше, я увидела, что вред природе приносят и обычные свалки в лесах, которые создают сами люди.

«Если не перестроим систему — нет смысла очищать территории»

На реке Издревой стоят около 50 дачных товариществ и несколько сел — Жеребцово, Гусиный Брод, Комаровка, в каждом живут от 200 до 500 человек. Местные, как и городские дачники, любят эти населенные пункты за близкое расположение к Новосибирску. До города всего 30 километров. Юлия все детство проводила на даче, она вспоминает, что, будучи маленькой, считала Издревую «горной рекой» из-за пересеченной местности, хотя на самом деле никаких гор вблизи Новосибирска нет, а река берет свое начало в болотах.

В 2002 году, собрав группу экологов, сотрудники Сибирского экологического центра начали изучать Издревую.

Первые исследования были лыжные — зимой. Экологам нужно было изучить территорию и ее обитателей: когда лежит снег, это сделать проще — представителей фауны видно по следам.

— Мы потом даже для детей стали проводить зимние экспедиции на лыжах. В этих местах можно увидеть следы лисиц, куньих, зайцев. Это такое приятное осознание, когда ты видишь живьем эти следы, они придают некий оптимизм, желание что-то делать, потому что понимаешь — на этой территории кто-то живет, — рассказывает Юлия. 

Что означает диковинный топоним «Издревая», никто не знает. Но активисты сами придумали легенду: на протяжении всего течения в реку впадают множество чистых ручьев, вытекающих из-под деревьев, отсюда якобы и формируется название — «Из древа я».

В течение десяти лет ученые местного отделения РАН, которых привлек Сибирский экологический центр, изучали реку и окрестности. Оказалось, что на этой территории растет «коренной» лес, то есть это не деревья, посаженные человеком, а устоявшаяся экосистема с множеством растений и животных, занесенных в Красную книгу Новосибирской области. Среди них, например, папоротник Многорядник Брауна и считавшееся исчезнувшим злаковое растение манник складчатый; сибирский хариус, длиннохвостая неясыть и бабочка Бражник Прозерпина.

Первые дачные товарищества возле Издревой появились более полувека назад. Тогда понятия о водоохранной зоне не существовало, поэтому дачные участки, как говорит активистка, «нарезали прямо возле берега». Со временем из-за сильных осадков Издревая начала менять русло. Жители боялись, что участки уйдут под воду, поэтому начали укреплять берег всем, что попадалось под руку.

— Когда мы начали очищать реку, чего мы только в ней не находили, — вспоминает Юлия. — Панцирные сетки, люльки от мотоциклов, колеса, стиральные машинки. Все это со временем оседало в реке.

Загрязнение реки — не единственная проблема. В дачных сообществах никогда не было централизованного вывоза мусора, поэтому жители устраивали свалки в лесу.

— Мы сразу поняли, что если не перестроим эту систему — нет смысла просто очищать территории, — говорит Юлия.

Фото: Поможем реке Издревая / VK

Вместе с экологами Сибцентра они разработали план и взялись за просветительскую работу с населением, параллельно добиваясь признания долины реки памятником природы. На это ушло около пяти лет — доказательную базу собрали быстро, но слушания в областной администрации и сбор документов затянулись. Но в итоге — получилось! В 2009 году губернатор области Виктор Толоконский подписал указ, и на левом берегу Издревой — на территории площадью в 70 га — стало запрещено рубить лес, пасти скот, разводить костры и строить любые объекты.

После такого успеха активисты попытались признать памятниками природы еще две территории возле Издревой, на которых тоже растут и обитают редкие для Новосибирской области виды — этот процесс идет до сих пор, но очень медленно.

— Мы уже 15 лет боремся. Позиция властей такая: «Мы сейчас что-нибудь создадим, а вдруг потом это будет мешать экономическому развитию?» — объясняет Юлия. — Нам даже предлагали условия: мы, мол, сделаем эти территории памятником, но пропишем, что здесь можно создавать линейные объекты — дороги, мосты и так далее. Сейчас, в мае 2024-го, назначено совещание рабочей группы при Минприроды, где, мы надеемся, утвердят необходимость создания особо охраняемой природной территории на Издревой.

С просвещением дачников тоже поначалу не задавалось. По поводу стихийных свалок люди, как правило, отвечали: «Это не мое, соседское».

— Денег, чтобы наладить регулярный вывоз мусора, у нас тоже не было, — смеется активистка. — Поэтому нам нужно было убедить дачников, что это именно их проблемы, а не соседские, и если они не будут сами заботиться о своей земле, то этот мусор останется тут вечно.

Несколько лет подряд в начале дачного сезона Юлия с экоактивистами проводила просветительские мероприятия, рассказывая людям о губительном влиянии свалок на экосистемы — часто прямо на железнодорожных станциях: «Что мы только не придумывали: и костюмированные акции, и шествия, и плакаты рисовали, и привлекали местных детишек, и по домам ходили», — вспоминает она.

Потом к акциям подключили и уборку территории. Дачники постепенно стали включаться и начали помогать убирать мусор. Увы, это не спасало от его скопления в других местах, но идеей очистить территорию заинтересовались председатели «Комаровского куста». Так получилось, что у нескольких дачных сообществ не сформировалось собственной ассоциации, поэтому Юлия с коллегами так и назвали эту территорию, соседствующую с поселком Комаровка — «Комаровский куст».

А в 2013 году по решению председателей всех дачных обществ, по согласованию с собственником земли и местной администрацией волонтеры смогли установить площадку для сбора мусора и организовать его вывоз.

— Люди все равно продолжали по привычке оставлять его в разных местах, но уже точечно. За несколько лет нашей работы люди стали по-другому относиться к этому, — говорит Юлия.

Фото: Поможем реке Издревая / VK

«Природу хотят загубить без оглядки на население»

В 2016 году правительство Новосибирской области заключило концессионное соглашение с частной компанией «Экология-Новосибирск» на строительство двух мусорных полигонов, один из которых должен расположиться недалеко от реки Издревой — у села Раздольное. По условиям соглашения полигоны строятся за счет компании, которая в течение 40 лет забирает от них всю прибыль. «Экология-Новосибирск» входит в холдинг «ВИС», один из владельцев которого, Валентин Бобырев, — экс вице-губернатор области и бывший депутат Госдумы.

В Новосибирске — третьем городе России по численности населения — всего два мусорных полигона. Они давно не справляются с тем объемом мусора, который город производит.

Исправить ситуацию могут новые мусорные комплексы. Строить их, по мнению властей, необходимо недалеко от города, чтобы «упростить логистику». Считается, что полигон возле Раздольного сможет принимать отходы из пяти районов Новосибирска, крупных городов Бердска и Искитима, поселка Кольцово, а также из Мошковского, Искитимского и Новосибирского районов.

Юлия говорит, что это решение властей сильно подкосило экоактивистов, но люди понимали: после всего, что они сделали для этого места, просто так отдать его властям нельзя. С единомышленниками Колеватова стала проводить митинги и создала инициативную группу «Поможем реке Издревая». Население тоже активно включилось в протест. На массовые акции в Новосибирске выходили не только собственники дач в Раздольном, приезжали и жители из соседних поселений — Жеребцово, Плотниково и других. Люди понимали: мусорный полигон «ударит» по экологическому благополучию всех близлежащих мест. 

Один из чиновников признавался Юлии, что место для полигона выбирали так: вырезали кусок бумаги нужного размера и прикладывали его к карте, чтобы понять, где именно можно расположить полигон в соответствии с требованиями.

После серии протестных акций Юлия с командой стали думать, что делать дальше. Оказалось, что часть территории будущего полигона входит в 15-километровую зону аэродрома «Ельцовка» авиационного завода имени Чкалова, который используют в качестве испытательной самолетной базы. А значит, по закону из соображений безопасности там нельзя размещать объекты, способствующие массовому привлечению птиц, ведь они попадают в турбины самолетов и могут стать причиной аварии. Так к протестующим присоединились и сотрудники Чкаловского завода.

Фото: Поможем реке Издревая / VK

В феврале 2017 года Юлия написала письмо в Ространснадзор с просьбой проверить законность размещения комплекса в селе Раздольное. В Ространснадзоре подтвердили, что выделенный под полигон участок расположен в 15-километровой зоне от аэродрома, что противоречит федеральным авиационным правилам. Ведомство отправило письмо губернатору Владимиру Городецкому с просьбой пересмотреть место для строительства полигона. И когда в октябре 2017 года Городецкий ушел в отставку, врио губернатора расторг соглашение о мусорной концессии.

Деятельность инициативной группы на этом не закончилась. Власти продолжали искать территории для полигона недалеко от Издревой — это место очень удобно для транспортировки отходов из города. Активисты и экологи продолжали проводить акции протеста. Еще инициативная группа стала устраивать сплавы по реке Иня (одна из крупных рек Новосибирской области, в которую впадает Издревая) с плакатами «Мусорному полигону нет места у рек», «Сельский лес — лесной фонд», «Чистую природу нашим детям».

В 2021 году правительство региона определилось с новым местом и выпустило распоряжение о выводе участка между селами Плотниково и Жеребцово из категории сельскохозяйственных земель под строительство мусоросортировочного комплекса. Участок находится в 11 километрах от села Раздольное — не в бассейне реки Издревая, а на водоразделе рек Ярская и Боровая, которые впадают в Иню, а та впадает в Обь. В ноябре 2023 года региональное министерство ЖКХ и энергетики заключило концессионное соглашение с МУП «Спецавтохозяйство» о строительстве полигона в этом месте.

История с полигоном сильно вымотала Юлию — она продолжает участвовать в сопротивлении, но перестала быть локомотивом процесса:

— Люди, которые живут в Жеребцово, участвовали в прошлой борьбе за отмену строительства. И для них это большая трагедия — получилось так, что они протестовали против полигона на одном месте, а теперь власти хотят построить его еще ближе к ним. Так или иначе, это такая же природная территория, которую бездумно хотят загубить без оглядки на мнение населения.

***

Мусорная реформа, запущенная в 2019 году, уничтожила в Новосибирске конкуренцию: отныне за вывоз твердых бытовых отходов (ТКО) в регионе отвечает региональный оператор, то есть одна компания, с которой обладминистрация заключила договор. До реформы разные компании могли предлагать разные услуги и стоимость, теперь же население платит фиксированную сумму за вывоз мусора. При этом регоператор вывозит только твердые бытовые отходы — сюда не попадает строительный мусор, растительные остатки, автомобильные шины и др. На этом фоне в городе появились «черные частники» — люди, которые предлагают за небольшую стоимость вывезти любой мусор. Люди, конечно, стали к ним обращаться.

— Человек построил новую баню, а старую разобрал. Куда ему девать строительный мусор? Его вывоз теперь стоит в разы дороже, поэтому человек просто заказывает частную машину, а куда частники по факту везут мусор, его не волнует, — объясняет Юлия. 

Так в лесу снова начали копиться свалки, но уже не с бытовыми отходами, а с крупногабаритным мусором — рамы, остатки от парников и др.

— Мы не сдаемся, пытаемся очищать и это. Но становится все сложнее, — заключает она.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

От Великой стены до городов-губок

Как страны адаптируются к наводнениям. Обзор лучших практик

«Конференций не проводилось — вместо этого покупались наручники, еда и палатки»

История «Хранителей радуги» — одного из самых ярких и радикальных экодвижений 90-х

Как болезни животных переходят к людям

Грипп, ВИЧ и другие инфекции изначально не были человеческими. Отрывок из книги «Межвидовой барьер»

Плутоний в волосах

Как живут в селах, которые накрыло радиационным загрязнением от аварии в Северске 31 год назад. Репортаж

«Экологическая повестка теперь опирается на мифы»

Эксперты — об экологических итогах 24 лет правления Владимира Путина