Поддержать
Сюжеты

Шиеса на них нет В Архангельской области снова горячо. И снова из-за планов построить мусорный полигон

03 июня 2022Читайте нас в Telegram
Место, выбранное под полигон. Фото местных жителей

«Сворачивайтесь и уходите отсюда!» — чиновников и представителей проектного бюро, приехавших в город Няндома, ждал холодный прием. Убеждать местных, что строительство невдалеке от их домов огромного мусорного полигона — дело благое, оказалось занятием неблагодарным. Впрочем, гостей это не смутило: под непрерывные крики и улюлюканье участников общественных слушаний, они 40 минут зачитывали заготовленные тексты докладов. Позиция жителей Няндомы, требовавших совсем другого формата общения, их явно не интересовала.

Комплекс обработки, утилизации и захоронения твердых коммунальных отходов — так официально называется объект, который, согласно территориальной схеме, должен появиться в 3 км от города. Проектная мощность его составляет 60 000 тонн в год, срок эксплуатации — 25 лет. Мусор в Няндому повезут из семи районов Архангельской области.

После победы жителей над чиновниками в борьбе за сохранение Шиеса, где планировался самый большой в Европе мусорный полигон, любая попытка лоббирования в Поморье новой свалки, как бы красиво ее ни величали, кажется политическим самоубийством. Шиес стоил должности предыдущему губернатору Игорю Орлову и по сути сформировал в тихой прежде области реальное гражданское общество, обученное технологиям горизонтального протеста и весьма чувствительное к экологической тематике.

Однако стремление российского чиновничества к хождению по граблям неистребимо

— и вот уже нынешний глава региона Александр Цыбульский продвигает новый прожект. Из федерального бюджета на строительство 3 комплексов обращения с ТКО — в Няндоме (на 60 тысяч тонн), Коряжме (на 70 тысяч тонн), и Холмогорском районе (на 275 тысяч тонн) — выделено 6 млрд рублей. Комплексы позиционируются как современные и едва ли не уникальные, между тем проекты сильно смахивают на аналогичные, построенные в Подмосковье, и уже вызывающие недовольство населения в связи с якобы идущими с них зловонными испарениями. Например, на полигон «Нева» под Зеленоградом.

Полигон «Нева». Фото: Правительство Московской области

Люди, наученные опытом Шиеса, не молчат. На днях архангельскому губернатору передали 5 000 подписей няндомцев против проекта.

Ответом стали «общественные слушания» по обсуждению ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду). Этот документ горожане уже изучили вдоль и поперек. И на встрече с чиновниками были настроены задавать конкретные вопросы, а не смотреть презентации.

40-минутных оваций в зале местного ДК не было никогда. Но ровно столько люди «захлопывали» проектировщиков из московского ООО «Террикон», решивших зачитать заготовленный текст.

«Нам не надо выступлений, вы нас послушайте», — тщетно кричали няндомцы. Но ни москвичи, ни региональный замминистра природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Кирилл Шаповалов слушать их не хотели.

«Против! Против!» — скандировала публика. «У нас есть регламент!» — отвечали гости. «Дело не в том, что вы плохие, дело в том, что вы не слушаете людей», — прорывался кто-то к микрофону. Докладчики продолжали зачитывать свои тексты. Из них можно было уяснить, что перерабатывать на «современном комплексе» собираются не более 15% отходов, остальное — под захоронение.

«Вам не стыдно?» — подходит к начальнику отдела экологии «Террикона» Виктории Жуковой женщина из зала. «А вам?» — невозмутимо реагирует та.

К микрофону выходит еще одна женщина. Она спрашивает, кому вообще в голову пришло строить в Няндоме полигон. И предлагает объявить импичмент главе района. Ее сменяет местный депутат. Он требует, чтобы к няндомцам приехал лично губернатор, а не присылал своих подчиненных.

«Это будет обыкновенная свалка с 7 районов! Постыдитесь такие проекты выносить на общественные слушания!» — восклицает получившая микрофон горожанка.

И уточняет: в ОВОС указано, что расстояние до реки Няндомы допустимое — 1 км, но вовсе не учтено то, что местность болотистая, а из этих болот и питается река.

«Болото с Восточной стороны находится в 1 840 метрах от границы объекта, туда будут сбрасываться очищенные стоки», — реагирует главный инженер проекта Сергей Веселов. Он добавляет, отвечая на заданный из зала вопрос, что глубина залегания грунтовых вод в этом месте от 5,6 до 9 метров, все безопасно.

«Почему вы нас обманываете?! — берет слово мужчина с кипой бумаг в руках. — Вот экспертиза 2018 года, тут написано, что грунтовые воды залегают на глубине 0,4–3,5 метра! Зачем врете?!» «Какая экспертиза?» — недоумевает Веселов.

Слово берет юрист Александр Козенков, один из деятельных участников борьбы за Шиес. Его вопросы конкретны: он спрашивает, почему к ОВОС не приложены материалы геологических изысканий, как делается обычно. Интересуется, примыкает ли, по мнению проектировщиков, объект к населенному пункту (между ними 3,2 км).

Публичные слушания в Няндома. Фото активистов

«Нет!» — отвечает Жукова. Зал гогочет. А Козенков напоминает, что ФЗ «Об охране окружающей среды» прямо запрещает захоронение отходов 1-4 классов опасности на землях, примыкающих к городским поселениям. И продолжает: в Няндоме централизованное водоснабжение обеспечивается за счет артезианских скважин. Там находится крупнейшее на Северо-Западе месторождение питьевых подземных вод. На водосборных площадях подземных питьевых водных объектов захоронение отходов все тех же 1-4 классов опасности не допускается. Выбранный для строительства участок — подтопляемый, с большим — до 16-20 метров перепадом высот. Это тоже противоречит позиции законодателя относительно норм обустройства полигонов. Но проектировщики возражают: площадку заровняют, компенсировав перепад, а до ближайшего источника водоснабжения артезианской скважины, по их данным, — 3,5 км.

Есть логистическая неувязка: реальная проблема с накоплением ТКО назрела на севере области, переполнены свалки в Архангельске, Новодвинске, Северодвинске. А Няндома находится на юге, здесь уместно было бы инвестировать в мусоросортировку на базе действующих полигонов, до выработки ресурсов которых очень далеко. Тем паче, что в регионе культура раздельного сбора в области есть, и даже есть собственный перерабатывающий комплекс. Тотальное внедрение сортировки отходов помогает снизить объем поступающего на свалку как минимум на треть — это мировой опыт. Но вместо этого казенные деньги пойдут на строительство гигантского комплекса, генерирующего социальную напряженность и, как убеждены активисты, экологические проблемы. К тому же люди боятся, что к ним все же повезут «чужой мусор» — продавят то, что не удалось в Шиесе.

«Какой высоты гора мусора будет в Няндоме через 25 лет, когда закончится эксплуатация полигона?» — спрашивает юрист Козенков. «Все будет определяться в проектной документации», — туманно отвечает главный инженер. Аналогичный ответ следует и на вопрос о том, рассчитан ли объем фильтрата, который образуется от гниения органики, и справится ли с его переработкой оборудование. В ОВОС этих цифр нет.

Место, выбранное под полигон. Фото местных жителей

Инженеры вещали про безопасность технологии закрытого компостирования отходов. А люди в ответ говорили о жалобах на сбросы свалочного газа на полигонах, где эта технология уже применяется. «Выбросы будут очищаться до предельно допустимых концентраций», — реагировала Жукова.

— Оставьте нас в покое. У нас нет производств, нет ничего, у нас осталась только природа! Вам здесь никогда не скажут «Да!», — с надрывом говорит в микрофон пожилая женщина.

«Общественные слушания состоялись», — подводит итог ведущий.

«Нет!», — единым дыханием отвечает зал.

«Кедр.медиа» запросил у компании «Террикон» ее позицию по поводу строительства комплекса в Няндоме. На момент публикации ответа не последовало. Он будет добавлен по получении.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Как болезни животных переходят к людям

Грипп, ВИЧ и другие инфекции изначально не были человеческими. Отрывок из книги «Межвидовой барьер»

Плутоний в волосах

Как живут в селах, которые накрыло радиационным загрязнением от аварии в Северске 31 год назад. Репортаж

«Экологическая повестка теперь опирается на мифы»

Эксперты — об экологических итогах 24 лет правления Владимира Путина

Стражница Издревой

Жительница Новосибирска более двадцати лет ухаживает за рекой своего детства, и ее примеру следуют другие

«Они деньги напечатают и раздадут нам»

Жизнь Орска после паводка: разрушенные дома и жизни, битвы за питьевую воду. Репортаж