Поддержать
Сюжеты

«Россия залита кровью животных…» Кто из депутатов лоббирует элитную охоту, разрешая убивать все больше и все изощреннее

06 июня 2023Читайте нас в Telegram

В тексте содержатся фотографии мертвых животных. Если это слишком тяжело для вас, не читайте его.

В России 4,5 млн человек имеют охотничьи билеты. Хотя для многих добыча животных все еще остается способом пропитания, для большинства городских жителей это просто хобби и возможность «с драйвом» провести время.

Ко вторым определенно относятся и представители власти. Причем для них участие в охоте — это еще и вопрос статуса. Исторически и не только в России охота была развлечением знати: французских феодалов, английских королей, императоров Китая, российских князей. Так остается и по сей день.

Однако сегодня увлечение охотой может негативно сказаться на репутации, поэтому некоторые политики и чиновники свою страсть стараются не афишировать. «Сразу скажу, что я сам не охотник», — говорил в интервью журналу Outdoor Life в 2011 году Владимир Путин. Но, по признанию замдиректора по науке Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства Владимира Фертикова, глава государства в нулевые приезжал к ним охотиться на вальдшнепов и уток.

Как бы то ни было, друзья президента и другие представители элиты своего увлечения охотой не скрывают. Видными охотниками, например, являются бывший помощник главы государства Сергей Ястржембский, бывший глава РЖД Владимир Якунин, министр обороны РФ Сергей Шойгу.

При этом далеко не все представители власти ограничиваются добычей «простонародных» зайцев и уток.

Эта статья — партнерский материал, подготовленный совместно с проектом о лоббизме «ДумаБинго», который делают независимые антикоррупционные эксперты.

Продвижение смерти

В 2021 году в России вступили в силу поправки в федеральные законы «О животном мире» и «Об охоте», которые допустили добычу краснокнижных животных в «исключительных случаях», отменив полный запрет на добычу млекопитающих и птиц, занесенных в федеральную и региональные Красные книги. Поправки вызвали возмущение экологов, поскольку, по их мнению, легализовали трофейную охоту на редкие виды.

«Мы считаем, что охотничье лобби в Госдуме попросило эти поправки для того, чтобы иметь возможность периодически, например, под видом охоты в научных целях, добывать краснокнижных животных. Это очень коррупционная форма», — говорил тогда эколог Михаил Крейндлин.

Фото: Александр Протасов / Охотники.ру

Один из профильных порталов так описывает трофейную охоту: «Охотники за трофеями готовы отправиться в далекие дали, только бы, невзирая на траты, осуществить свою мечту и добыть одного единственного зверя — трофейного. <…> Что дает трофейная охота каждому из нас? Прежде всего эмоции, любовь к жизни, стремление вновь и вновь испытать себя».

Но не всем россиянам такая «любовь к жизни» приходится по вкусу. И речь даже не о зоозащитниках. Вот случай 2021 года: в октябре жительница Москвы приехала в Горный Алтай с друзьями, чтобы поохотиться. Визит оказался удачным, в урочище Теке-Туру в Кош-Агачском районе охотники убили крупного сибирского горного козла. Своим успехом женщина поделилась в соцсетях, что вызвало бурю негодования у местных жителей. Они начали собирать подписи с требованием включить козерога в Красную книгу РФ. Указывали, что охота на него ставит под угрозу исчезновения редкого снежного барса, для которого козлы являются основной пищей. Хотя история получилась громкой, в Красную книгу сибирского горного козла включать не стали — из-за многочисленности.

Не нужно гадать, кто обеспечивает трофейной охоте законодательную базу. В последнее время Госдума регулярно принимала законы, потворствующие  охотникам. В том числе потому, что и сами депутаты любят пострелять зверя.

Вот список основных поправок от парламентского охотничьего лобби:

  • В апреле 2021 года был принят закон, разрешающий продлевать охотхозяйственные соглашения с арендодателями без проведения аукциона. Это выгодно владельцам крупных охотхозяйств (среди которых семьи элиты) и самим представителям власти, увлекающимся охотой. Ведь всегда приятно приезжать к знакомым егерям и угодливым хозяевам, которые подготовят «все для комфортного отдыха».
  • В 2020 году депутаты разрешили охоту в лесопарках и на землях сельхозназначения в пределах 30 км от населенных пунктов. В пояснительной записке к законопроекту говорилось, что «в период формирования действующего [на тот момент] законодательства не учитывались вопросы ведения охотхозяйств». И, хотя Счетная палата этот законопроект не поддержала, посчитав, что охотники будут мешать работе фермеров, а использовать оружие возле населенных пунктов опасно, ее мнение не было учтено.
  • В том же 2020 году был принят закон, позволивший убивать исчезающих животных в исключительных случаях с разрешения уполномоченных государственных органов.

Наконец, в 2022 году был внесен законопроект, авторы которого предлагают: отменить государственную экологическую экспертизу материалов, обосновывающих ежегодные объемы (лимиты, квоты) отстрела охотничьих животных; исключить норму о минимальной 20-процентной доли территории охотхозяйства, которая должна быть общедоступной, и передать право определять эту долю региональным властям (эта поправка открывает возможность для запрета охоты простым людям в пользу представителей элиты); а еще обязать арендаторов угодий обеспечивать необходимую «добычу» животных: убитых зверей и птиц или выловленной рыбы должно быть не меньше половины от дозволенного (50% от установленных квот).

Инициаторы поправок заявляют: обязанность отстреливать животных позволит «оценить эффективность ведения охотничьего хозяйства». Более того, арендодателям в случае «выполнения плана» даже предлагается предоставлять государственную поддержку — правда, пока неизвестно какую.

Такая законотворческая активность у ряда общественников вызывает не просто критику, а презрение. «Перечислять законопроекты, направленные на истребление диких животных, можно бесконечно. Мощнейшее и крайне влиятельное охотничье лобби является фундаментом всей индустрии платных убийств», — пишет член Русского географического общества Павел Пашков. Он выступает за полный запрет спортивной и любительской охоты для представителей власти.

Убить, чтобы спасти?

Причастных к подготовке и продвижению законов, облегчающих жизнь элитным охотникам, можно разделить на две группы. Первая — сами заядлые охотники. Вторая — их «попутчики», иногда выступающие соавторами законопроектов, иногда просто что-то говорящие в их поддержку, но сами в охоте не замеченные.

Крупнейший лоббист охоты среди парламентариев — единоросс Владислав Резник. Для него это не просто хобби: в 2015 году Резник стал соучредителем «Клуба горных охотников», на сайте которого много фото с убитыми животными. У его сына Александра — крупные охотугодья в Темкинском районе Смоленской области.

«Клуб горных охотников» возглавляет бывший сотрудник спецназа «Вымпел» Эдуард Бендерский. Всего в организации состоит более 900 человек, среди которых сооснователь сети кинотеатров «Каро» Олег Малеев, зять друга Путина и миллиардера Геннадия Тимченко Глеб Франк, бывший помощник Бориса Ельцина и Владимира Путина Сергей Ястржембский.

Вот, что писала о Резнике два года назад «Новая газета»: «В 2010 году журнал Forbes назвал Резника самым влиятельным лоббистом в Госдуме. Согласно данным на сайте нижней палаты, за пять думских сроков он выступил автором или соавтором 299 законопроектов. Большая часть касалась банковской сферы. <…> Но время от времени в законотворческой работе депутата прорывается его хобби, его страсть. И тогда из-под его пера выходят такие, например, инициативы, как закон о вольерной охоте. О том, что можно поохотиться и на зверя, которому не убежать. Или, скажем, поправки в Земельный и Лесной кодексы — об охотничьих хозяйствах, в закон “Об оружии”. Или в закон “Об охоте” — о том, что и занесенных в Красную книгу животных тоже иногда можно отстреливать в случае острой необходимости».

Поправки Резника в закон «Об оружии» были выгодны «Клубу горных охотников». Документ, соавторами которого выступили 11 депутатов и один член Совфеда, упрощал правила провоза оружия за границу. В Клубе любят поохотиться за рубежом: на его сайте есть отчеты о поездках в Кыргызстан, Испанию, Францию, Словакию и даже Новую Зеландию. Поправки Резника вступили в силу в конце декабря 2020 года.

Что же касается Красной книги России, то в 2018 году Резник попросил Минприроды рассмотреть возможность легализовать отстрел редких и исчезающих видов животных. Лоббист посчитал, что у государства нет денег для их полноценной охраны, и, «чтобы решить эту проблему», предложил разрешить охотникам за деньги отстреливать «отдельных особей, представляющих наименьшую ценность» для популяции исчезающих животных. Разразился скандал.

Специалист по снежным баранам, доктор биологических наук Николай Железнов-Чукотский заявил, что совершенно некорректно «говорить, будто какие-то особи представляют малую ценность для популяции», поскольку «каждый член стада выполняет в нем особую социальную роль». А уж тем более это касается старших особей, хотя именно они — крупные снежные бараны с большими рогами — представляют для охотников особую ценность.

«Благих намерений» депутата не поняли даже коллеги по Госдуме.

«Предложение Резника, который является членом “Клуба горных охотников”, — это ни что иное, как попытка узаконить собственное увлечение VIP-охотой. Предложение убивать, чтобы профинансировать спасение животных, — это какая-то дичь»,

— сказал секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Не нашло отклика предложение Резника и в Минприроды. В общем, поправка тогда не прошла. Зато в 2020 году закон, разрешающий «в исключительных случаях» (ради научных изысканий) охоту на «редкие и находящиеся под угрозой исчезновения охотничьи ресурсы», все-таки был принят.

Фото: Охотничье хозяйство «Великовское»

Гордость за вольерную охоту

Член Совета Федерации Владимир Лебедев — еще один бенефициар охотничьих законов. Он возглавляет правление общества охотников и рыболовов «Великовское», угодья которого расположены в Лысковском районе Нижегородской области. А еще владеет 10% рыболовной базы «Рыбацкие байки» в селе Заволжском недалеко от Астрахани.

По словам самого Лебедева, «Великовское» — это охотничий клуб, в котором состоят «партнеры и друзья». Охотхозяйство занимает 100 тысяч га земли, здесь предлагают поохотиться на пятнистого оленя, медведя, кабана, тетерева и других животных. Поскольку членам российского парламента нельзя владеть бизнесом, то охота стала для сенатора делом семейным: супруга сенатора Наталия Лебедева через компанию «Леком» владеет 99,6% «Великовского», а еще 0,4% охотхозяйства принадлежат его сыну Андрею.

Член Русского географического общества Павел Пашков характеризует Лебедева как «заядлого охотника, лоббирующего кровавые законопроекты», и отмечает, что тот «помогал разрабатывать законопроект об упрощенном вывозе оружия за рубеж».

«Ежегодные затраты на хозяйство составляют около 7–8 млн рублей. Членские взносы — около 2,5 млн рублей. Остальное зарабатываем. Очень помогают охоты в вольерах. Вольеры у нас большие, целый день с собаками охотиться можно и сетки не увидеть. Многие приезжают специально на такие охоты», — гордо рассказывал сенатор в интервью профильному порталу «Охотники.ру» в 2017 году.

Стоит отметить, что в 2014 году Счетная палата нашла в деятельности Рослесхоза, которым с апреля 2013 года руководил Лебедев, нарушения на 6,6 млрд рублей. Никаких последствий для него, разумеется, это не повлекло — уже через три месяца после проверки Лебедев перебрался из Рослесхоза в Совфед, члены которого обладают парламентским иммунитетом.

Оруженосцы

Многие соавторы охотничьих законопроектов также являются участниками «Клуба горных охотников» илили состоят в комитете Госдумы по бюджету и налогам, который возглавляет Резник. Назовем их поименно.

Рифат Шайхутдинов
Рифат Шайхутдинов. Фото из соцсетей

Член фракции ЛДПР и первый зампред комитета по транспорту. Автор книги «Современный политик», рассказывающей «об ускользающей субстанции власти, которую народы проклинают, но без которой не могут обойтись». Он собственник 46% IT-компании «Универсальная финансовая система». Но поскольку депутаты официально не могут вести бизнес, доля Шайхутдинова находится в доверительном управлении компании «Спектр-М», принадлежащей его сыну Роду.

Шайхутдинов — член «Клуба горных охотников» и соавтор Резника по охотничьим законопроектам. Но связан с охотой не только через него. «Универсальная финансовая система» — партнер «Российских железных дорог». Компания разработала для РЖД сайт и занимается обеспечением его работы, в том числе хранением данных. А РЖД, как известно, на протяжении 10 лет — с 2005 по 2015 год — возглавлял друг Путина Владимир Якунин, чье увлечение охотой не является секретом. В 2011 году «Ведомости» писали, что он тратит на содержание охотугодий площадью 74 400 га в Приозерском районе Ленинградской области несколько миллионов рублей ежегодно.

В 2017 году Шайхутдинов получил внутреннюю награду «Клуба горных охотников» «Российский кавказский приз. Серебро» как «один из наиболее удачливых охотников».

Александр Ремезков
Александр Ремезков. Фото: remezkov.ru

Заседает в Госдуме с 2011 года. Он член фракции «Справедливая Россия — За правду» и первый зампред комитета по бюджету и налогам.

До своего избрания в парламент работал в Краснодарском крае: сначала заместителем главы администрации региона, затем председателем совета директоров «Крайинвестбанка», затем заместителем секретаря регионального отделения «Единой России».

Ремезкова на Кубани критиковали местные экологи. Например, «Эковахта по Северному Кавказу» обвиняла его в захвате земель лесного фонда и береговой полосы под личные резиденции. В 2016 году депутат написал в Следственный комитет заявление о клевете на руководителей экологической организации, было возбуждено уголовное дело, прошли обыски. Однако до суда дело не дошло.

В 2019 году краснодарские сторонники Навального опубликовали фильм-расследование «Депутат, который смог». В фильме рассказывается об имуществе, принадлежащем Александру Ремезкову и членам его семьи. Так выяснилось, что сестра депутата Жанна Арефьева имеет с десяток участков общей площадью примерно 64,5 тысячи квадратных метров. Официально это лесной фонд: здесь запрещено капитальное строительство, ограждение и препятствование свободному доступу граждан. Лесной фонд можно арендовать, но заполучить его в собственность невозможно. Точнее, невозможно законно. В актуальной выписке из реестра недвижимости у этой территории нет даже арендатора, но местные жители называют ее не иначе как «дачей Ремезкова».

С 2009 по 2018 год Арефьева была собственницей компании «Бастион», которая специализировалась на охоте, отлове и отстреле диких животных, включая предоставление услуг в этих областях.

«Заказник “Красный лес” — это особо охраняемая природная территория, но на ней располагается VIP-стоянка для охоты и отдыха: комплекс находится по соседству с поселком Красный Лес в Красноармейском районе. С особой заботой оборудована большая вертолетная площадка. Рядышком охраняемые охотничьи угодья. Несколько лет подряд в “Красный лес” наезжал депутат Госдумы Александр Ремезков. Все егеря его знали в лицо. А на своих юбилейных банкетах Ремезков без стеснения выставлял не только фотографии убитых животных, но и богатые охотничьи трофеи», — писали о депутате СМИ.

Игорь Шубин
Игорь Шубин крайний слева, в очках. Фото: Пермскоеземлячество.рф

Единоросс и член комитета по бюджету и налогам. Вся его карьера связана с партийной и номенклатурной работой. Впервые он был избран депутатом еще в 1983 году в Дзержинский районный совет Перми. Затем занимал должность заместителя губернатора Пермской области, в 2001–2005 годах был генеральным директором ООО «Пермрегионгаз», а в 2006–2010 годах — главой Перми. Затем был сенатором, а с 2016 года сидит в Госдуме.

Информационный вестник «Пермского землячества» в выпуске от 20 декабря 2015, посвященном 60-летию Шубина, сообщал: «Игорь Николаевич — заядлый охотник, рыбак и фотограф. С одинаковой ловкостью и талантом он управляется с ружьем и фотоаппаратом. Охотничьи трофеи украшают его дом».При этом охотничьи законопроекты Шубин до последнего времени поддерживал скорее пассивно, не инициируя их, а лишь голосуя «за». Но в 2022 году не удержался и все-таки стал соавтором законопроекта, предлагающего обязать арендаторов угодий охотиться. В соответствии с этим законопроектом, напомним, охотхозяйства будут признаваться эффективными, только если количество убитых животных или выловленной рыбы будет не меньше 50% от установленных квот.

Дмитрий Кобылкин
Дмитрий Кобылкин. Фото: Экология России

Член «Единой России» и председатель думского комитета по экологии. До работы в парламенте был не кем иным, как министром природных ресурсов РФ и в этой должности также занимался вопросами охоты. Например, предлагал изменить правила охоты для привлечения иностранцев.

«Очень важно ввести современные условия охоты на территории страны, чтобы сюда приезжало как можно больше иностранных охотников,

которые могли бы поучаствовать в тех или иных охотничьих хозяйствах. Очень важно поставить это на законодательную основу, это доходы государства, об этом не надо забывать», — говорил он журналистам в 2019 году.

Также с 2018 по 2021 год Кобылкин был членом наблюдательного совета госкорпорации «Ростех», которую возглавляет Сергей Чемезов — сослуживец и друг Владимира Путина, а заодно заядлый охотник. По его собственному признанию, охота похожа на наркотик. «Стоит попробовать, потом невозможно отказаться. Я пристрастился в Германии. Вместе с немцами ходил на кабанов, зайцев. И пошло, пошло», — говорил он в одном из интервью. Однажды, как он сам рассказывал, ему чуть не досталось от медведя: «В последний раз взял медведя, у которого от макушки до хвоста было три метра. Представляете, такая махина встает на задние лапы и движется на тебя! Между нами оставалось расстояние метров сто… С первого выстрела завалить косолапого не получилось, пришлось стрелять трижды. Потом я стоял и в себя приходил, сбитое от волнения дыхание восстанавливал».

Оказывал ли Кобылкин, будучи министром природных ресурсов, какие-либо услуги охотнику Чемезову, неизвестно. Но мог ли он отказать старому другу президента?

Дружба на крови

В своем исследовании аналитики проекта «ДумаБинго» называют и других парламентариев, участвующих в разработках охотничьих законопроектов да и просто любящих поохотиться. Среди них, например, сенаторы Виктор Новожилов, Геннадий Емельянов, Алексей Кондратенко. Последний стал соавтором закона об исключении уплаты охотпользователями годового сбора за пользование объектами животного мира. Попросту говоря, удешевил охоту.

Но только ли жажда добычи зверя привлекает в охоте людей со статусом? На самом деле, нет. Ведь иногда через охоту этот самый статус можно и получить. Вот цитата из исследования «Как убивает элита», которое в 2020 году представило издание «Открытые медиа»:

«Охота помогает бизнесу приблизиться к власти, прежде всего к силовикам, продемонстрировать, что они “свои”, настоящие мужики, а не только деньги умеют считать. <…> Несколько бывших и действующих чиновников и близких к власти бизнесменов подтверждают: как бы ни росли “зеленые” настроения в обществе, охотничьи хозяйства и клубы остаются местом принятия решений и неформальных тусовок, где можно завести полезные знакомства. Например, совладельцу “Трансмашхолдинга” Искандару Махмудову именно охота помогла в начале 2000-х выполнить заветное желание — познакомиться с Игорем Сечиным и заручиться его поддержкой. Выяснилось, что Сечин любит охотиться, в частности в Смоленской области, где можно пострелять кабанов и оленей. В итоге Махмудов смог попасть на охоту с Сечиным и сам пристрастился к этому развлечению. Сейчас у него есть охотхозяйства по соседству с угодьями “Роснефти” и в Смоленской, и в Тверской области. Проводником российской элиты в мир охоты была семья нынешнего руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта. Ей уже много лет принадлежат охотхозяйства в Центральной России, где в свое время начинали охотиться чуть ли не все сотрудники администраций президентов и члены правительств».

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

«Куда бы мы ни предложили мусор возить — везде найдутся активисты»

Репортаж из уральского села, где протест против мусорного полигона дошел до голодовки

Она вам не эколог

Портрет Ирины Макановой — самого скандального чиновника Минприроды, которой «нахрен не сдалась экология»

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»