Поддержать
Сюжеты

Курорт-катастрофа Репортаж «Кедра» из пережившего наводнение Сочи: с чем здесь связывают постоянные катаклизмы?

11 августа 2022Читайте нас в Telegram
Сочи после наводнения. Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

О том, что погода испортится, администрация города предупредила за двое суток. Еще в четверг, 21 июля, на портале мэрии появилось тревожное: «В субботу в Сочи ожидаются сильные дожди, ливни с грозами и градом. На участке Магри – Веселое — опасность формирования смерчей над морем. На реках возможны резкие подъемы уровней воды, местами — с достижением неблагоприятных отметок. В горной зоне возрастает риск схода селевых потоков».

И вечером 23 июля действительно началось.

Это был не просто ливень, а залповый выброс воды. Она лилась с неба едва не стеной, превращая узкие улицы Сочи в буйные реки, подхватывала машины и мусорные баки, била их друг о друга, о заборы и деревья.

Видео в соцсетях: мужчина пытается выйти из уносимого течением авто — не получается. Да и куда выходить? Не устоишь. Через несколько секунд его машина врезается в «плотину», выстроенную стихией из десятка других автомобилей.

Многие районы остаются без света. На улицах — поваленные деревья и раскуроченный асфальт.

Как минимум две машины уносит в море вышедшей из берегов Мацестой. В них были люди. Погибли. Трое.

Стихия успокоилась через два часа, оставив многочисленные разрушения и забрав жизни: уже известно о четырех погибших, без вести пропал ребенок.

Эта катастрофа для Сочи не первая даже за месяц. 24 июня селевой поток унес жизни двух человек в Лазаревском районе. За два дня до этого на город обрушились сразу три смерча: тогда никто не пострадал.

Корреспондент «Кедра» отправилась в Сочи, чтобы увидеть последствия наводнения и понять, что жители самого популярного курорта России думают о хроническом разгуле стихии.

Донская входит в берега

Утром в понедельник, 25 июля, ничто в центре города не выдает недавней трагедии: улицы сухи и чисты, только местами рабочие будто буднично снимают размытую потоками плитку, чтобы положить новую. Привычный туристам «фасад» Сочи восстанавливают быстро: еще бы, ведь в планах городских властей принять четыре с половиной миллиона отдыхающих. Цифра рекордная — всего на полтора миллиона меньше, чем намерен принять весь Крым.

Курортная атмосфера заканчивается на подходе к Донской улице — не прибрежной и уже не настолько интересной туристам, при этом одной из наиболее пострадавших от селевого схода.

Ремонт улиц после потопа. Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

Спуск в подземный переход. На ветру трепыхаются порванные сигнальные ленты. По ступенькам размазана грязь, а у их основания она и вовсе лежит кучей. Потолок в разводах, будто вода доходила и до него. На другом конце перехода ― садовая тачка, внутри нее тоже гора грязи.

На полу брошены доски, чтобы люди не пачкали обувь. Темно и скользко. Пока я присматриваюсь, перешагивающая с досок в грязь пожилая женщина поскальзывается и падает плашмя. Сильно бьется грудью. Не без помощи встает и идет дальше.

Двое рабочих, которые должны убирать переход, увидев последствия падения, начинают суетиться: такими же трепыхающимися на ветру лентами преграждают людям путь. Прохожие недовольны. Вслушиваюсь:

― И как же тогда перейти дорогу? ― возмущается девушка.

― Тогда и с той стороны закройте проход! ― вторит ей мужчина. 

― Люди уже падают, нельзя открыть, ― прерывает их рабочий.

Когда все расходятся, мужчина в оранжевой жилетке неохотно отвечает на мой вопрос: говорит, что переход и правда был полностью затоплен.

Последствия наводнения в подземном переходе. Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

Трава и кустарники на Донской будто причесаны ― уложены один к одному в направлении спуска улицы. То тут, то там можно встретить рабочих, убирающих грязь.

Справа от тротуара тянется высокий забор, ограждающий футбольное поле. У дальних ворот люди разного возраста чистят газон: кто веником, кто шлангом. Направляюсь к ним. Один мужчина идет навстречу, но узнав, что я журналист, отказывается представляться и объясняет, что они «принудительные волонтеры» из спортивных школ.

Рядом с полем, у входа, штук десять синих пакетов с мусором, еще больше — под навесом вблизи детской площадки.

Двое метут дорогу рядом с парковкой. Появляется мысль: «Вдруг это простые местные жители и город восстанавливается общими силами?» Но оказывается, что они здесь тоже подневольно.

Чем выше по Донской, тем больше грязи и мусора — признаков, явно указывающих на беспокойные выходные. Очередной подземный переход, вход в который перетянут красно-белой лентой. Его вычищают коммунальщики. Небольшой склон, внизу многоквартирный дом. Одиннадцать человек убирают придомовую территорию, расчищают дорогу, крупногабаритный мусор развозит спецтехника. Ближе к перекрестку плитка, которой вымощена дорожка, исчезает. По словам одного из рабочих, ее вымыло водой до основания и ее куски валялись по улице то тут, то там.

Дохожу до продуктового рынка в конце улицы. Под магистралью — унесенная водой «газель» с вмятинами на двери. Селевой поток, кажется, сделал ее просто грудой металла. У ближайшего к дороге продуктового магазина разбросаны арбузы и мешки с углем. Продавщица поливает холодильник водой из шланга. Она извиняется и отказывается разговаривать, потому что «устала от всего».

Левее, из магазина хозтоваров, выходит женщина и начинает протирать вынесенные гладильные доски. 

― Скажите, как пострадал ваш магазин?

― Не только я пострадала, природа сделала так, что мы все пострадали. Затопило прилично. Второй день уже отмываемся. 

― А воды сколько было?

― На половину магазина.

― Прям на половину?

Она кивает и очерчивает в воздухе линию, деля помещение на две части: 

― На половину, да. Товар испортился, товарный вид потерялся, будем восстанавливать все. Это силы, ― говорит чуть громче с печальной ухмылкой. ― Финансы. Все это делается самостоятельно, никто нам помощь никакую не оказывает. Машины пострадали, люди погибли, что тут уже говорить об этом…

― А вы раньше не страдали от природных катаклизмов?

― Я коренной житель Сочи, за мои 42 года я такого не помню. Были дожди, были сильные ливни, но такого не было.

Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

Будущее в братской могиле

Сочинская общественница Елена Негоруца считает, что затопление улиц связано с градостроительной политикой.

― У Сочи есть несколько проблем. Например, бесконтрольное строительство в водоохранных зонах горных рек. Горные реки очень коварны: могут течь ручейком и одномоментно с них может спуститься сильная волна. Корень зла событий 23 и 24 июля ― это опять же строительство многоквартирных самоволок на территориях, не предназначенных для строительства вовсе.

Негоруца отмечает, что Донская улица проходит между двух склонов. На расположенной рядом с ней Высокогорной улице раньше не разрешали строительство даже садовых домиков. Земля на ней выдавалась для ведения садоводства и возведения сооружений, укрепляющих склоны. Теперь же на Высокогорной построены даже многоквартирные дома, все забетонировано, да еще и таким образом, что ливневая канализация разрушена, а новая не построена.

— Из-за этого вода течет бурным потоком. На Донской именно так, я лично прошла, ― улицы стали горными реками. А ведь еще и склон очень крутой, из-за этого сильное ускорение. Донскую периодически подтапливало, во время дождей там водичка стояла, безусловно. И дело в том, что ситуация теперь будет ухудшаться, я выхода не вижу, если честно, — говорит общественница.

Из-за потопов в Сочи, по ее словам, усиливаются оползневые процессы.

— Горы наши состоят из аргиллита ― это спрессованная глина, которая располагается параллельно поверхности земли. В Сочи свайного строительства не было, потому что любой сочинский строитель знал, что свая нарушает аргиллитовый слой и туда попадает вода. Но тем не менее, улица Высокогорная уже начинает ползти, своими глазами видела. Порядка 69 многоквартирных домов. Эти дома начнут, как на лыжах, съезжать.

Сейчас у нас объявлен мораторий на многоэтажное строительство, но его надо в принципе прекращать. Нужно остановить все стройки, которые проводятся в долинах рек. Мацеста, например, вообще бешеная река, и вот есть фотографии и видео, там стройки прямо на берегу.

Затем надо разбираться с тем, что построено. Будут говорить: «люди страдают», но если это все станет братской могилой, а я не утрирую… Мы уже увидели, что произошло…

На восстановление инфраструктуры и выплаты пострадавшим от стихии в Сочи предварительно уйдет 675,9 млн рублей, заявили в мэрии города. Но сумма может увеличиться, так как подсчет граждан, которые понесли убытки, продолжается.

Выплаты в размере 10 000, 50 000 и 100 000 рублей люди могут получить только в том случае, если пострадало имущество первой необходимости: холодильники, шкафы для посуды, газовые плиты, стиральные машины, кровати и так далее.

Помимо этого, социально незащищенные граждане, чьи автомобили пострадали во время сильнейших ливней, тоже имеют право на компенсацию размером 100 тысяч рублей. Сбор средств для этого осуществляет местный благотворительный фонд «Скорей добрей!» при поддержке Общественной палаты Сочи.

Унесенный потоком автомобиль. Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

Помощь предусмотрели и для предпринимателей. «Они смогут получить до пяти миллионов рублей по ставке всего 0,1% годовых. При этом предусмотрена отсрочка по уплате основного долга до 12 месяцев», — заявил губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев.

Администрация города занимается вопросом ливневых канализаций и противооползневых мероприятий. Сейчас разрабатывается схема водоотведения поверхностных сточных вод. В планах — строительство и реконструкция подпорных стен.

Геология не у дел

Почему в Сочи так часто происходят катаклизмы, рассказывает Юлия Набережная, руководитель секции экологии и рационального природопользования Сочинского городского отделения «Русского географического общества».

— Сведение леса, массовое строительство и общие глобальные изменения [климата] дают такой результат, — объясняет она. — Изменение климата касается не конкретно Сочи, это общепланетарные процессы. Оно становится все заметнее, и в Сочи выражается как раз таким образом [усиливающимися катаклизмами]. Возрастает количество водяного пара, соответственно выпадают и более мощные дожди. 

Юлия отмечает, что особенностью территории, на которой располагается город, является обилие оползней. Их частота может увеличиваться из-за вырубки леса и подрезки склонов в строительных целях — для подготовки стройплощадок.

— Начиная с 2007-2008 года, когда стартовала подготовка Олимпийского проекта, активизировалось строительство на территории города: многоквартирные дома, коттеджи. Тысячи гектаров осваивали, пренебрегая комплексной инженерной защитой территорий, — говорит Набережная. — Современные технологии позволяют строить где угодно, вопрос только в цене. Так как строили побыстрее и подешевле, зачастую не выполнялась комплексная защита территорий. Позволить мы себе это могли только при советской власти, ведь тогда геология, как наука, была в приоритете у государства. 

Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

Массовые вырубки леса в окрестностях города также влияют на катаклизмы. «Лес — это природный насос. Когда выпадают осадки, функции леса — это перераспределение потока воды равномерно и без резких всплесков», — отмечает Набережная.

— В советское время было специальное научно-практическое подразделение, которое занималось этой проблемой. Каждая из зон стояла на учете, что позволяло предотвращать опасные ситуации. Были установлены маячки, отслеживающие опасные геологические процессы. Тело оползня перемещается, и в зависимости от комплекса факторов (вырубка леса и подрез склонов — прим. ред.) оно может двигаться быстрее. Система же могла получить сигнал, что в ближайший дождь случится оползень, и была возможность успеть установить подпорные стены.

Чтобы изменить ситуацию, по мнению Юлии, необходимо более жестко требовать комплексную инженерную защиту территорий при строительстве. А также восстановить в Сочи работу госструктуры, которая занималась вопросами мониторинга опасных зон.

Топливо для экстремальных осадков

Виновато ли глобальное потепление в сочинских катаклизмах? Экологи полагают, что скорее да.

— Для того чтобы определить причины и возможный вклад изменений климата в конкретное явление, необходимо проводить отдельное исследование, — отмечает координатор проектов по климату и энергопереходу российского отделения Greenpeace Полина Каркина.

— Однако известны общие тренды: климатический кризис из-за деятельности человека приводит к увеличению продолжительности, частоты и интенсивности экстремальных погодных явлений.

— Наша планета нагревается, более теплая атмосфера содержит больше влаги, так как увеличиваются испарения с поверхности моря. Это служит топливом, например, для экстремальных осадков.

Чтобы избежать трагических последствий, по мнению Каркиной, нужно  готовить городскую инфраструктуру к более опасным погодным явлениям.

— Однако одной адаптации здесь недостаточно: нужно бороться с первопричиной климатического кризиса, а именно выбросами парниковых газов. В противном случае негативные последствия могут стать необратимыми и к ним будет просто невозможно адаптироваться. Поэтому стоит сфокусироваться на снижении выбросов парниковых газов во всех отраслях экономики и переходе на низкоуглеродное развитие, — говорит эксперт.

Любопытно, что сами сочинцы, как ни странно, больше интересуются последствиями природных катастроф, чем их причинами. А если и говорят о причинах, то обычно лишь о бездумной градостроительной политике. Вероятно, потому что она выглядит более понятной и осязаемой, чем глобальное потепление.

— Неоспоримой причиной затоплений является застройка и максимальная экономия со стороны застройщиков [при возведении зданий]. Не обеспечено достаточное количество ливневок, не очищены водные коллекторы, в доме (в его доме — прим. ред.) не сделана достаточная гидроизоляция, — делится мнением Лев, чью квартиру залило во время дождей и в выходные, и 27 июля.

Ольга живет в доме 13а на улице Цюрупы, здесь тоже была «большая вода».

— Причина катаклизмов в том, что город стали застраивать, горы молодые, не учитывается геодезия, вырубаются деревья, — говорит она.

Местная независимая журналистка Анна Колмагорцева также считает, что вина на застройщиках, которые возводят дома без учета оползневых склонов: «Хаотичная застройка спровоцирована коррупционными схемами, которыми пользовались застройщики, администрация и суды. А еще отсутствие ливневых канализаций. Ливневки вообще — самая больная тема».

Глобальное потепление, как причину, никто не называет, но после уточняющего вопроса Ольга и Анна соглашаются, что оно тоже вносит свой вклад. С ними не согласен Лев, который в принципе в него не верит: «Его вначале нужно еще доказать. Действительно, если рассматривать короткий промежуток времени, можно увидеть повышение среднемировой температуры, но при рассмотрении большего объема информации обнаруживается, что ничего страшного не происходит. Все циклично — это нормально».

Фото: Катерина Рукавцова / Кедр

27 июля, когда я уже уеду из Сочи, в городе случится очередное наводнение. Сель парализует железнодорожное сообщение, река Восточный Дагомыс затопит частный сектор и несколько административных зданий. По городу вновь поплывут автомобили. К счастью, никто не погибнет.

Бездумная застройка — лишь усиливает последствия катаклизмов. В интервью «Кедр.медиа» климатолог, нобелевский лауреат Алексей Кокорин объяснял, что повышение среднегодовой температуры Земли всего на 4 °C может увеличить количество катаклизмов в несколько раз. Если не снижать объемы парниковых выбросов, такое потепление может быть достигнуто уже к 2060 году. Для Сочи, где и сейчас случается не по одному наводнению в месяц, это может обернуться настоящей непрекращающейся катастрофой. Но пока эти перспективы, увы, осознают в основном ученые.

При участии Валерии ГАБАРАЕВОЙ

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером