Поддержать
Сюжеты

Борец за «зеленые законы» Портрет Клаудии Шейнбаум, первой в мире президента-климатолога

21 июня 2024Читайте нас в Telegram
Клаудия Шейнбаум. Фото: Reuters

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «КЕДР.МЕДИА» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «КЕДР.МЕДИА». 18+

2 июня 2024 года 61-летняя Клаудия Шейнбаум, представительница левой партии «Морена», победила на президентских выборах в Мексике. Она стала первой женщиной-главой государства за всю историю страны, набрав по результатам голосования рекордные 61% голосов.

Шейнбаум — ученая-физик, климатолог, активный борец за природу и гражданские права. В составе Межправительственной группы по вопросам изменения климата (МГЭИК) в 2007 году она получила Нобелевскую премию мира за «усилия по распространению знаний об антропогенном воздействии на изменение климата».

«Кедр» проследил жизненный и политический путь Клаудии Шейнбаум и узнал, что сегодня она может предложить своей стране и миру.

По стопам родителей

Клаудия Шейнбаум родилась 24 июня в 1962 году в Мехико в еврейской семье эмигрантов. Ее мать — биолог, профессор Национального автономного университета Мексики, отец — инженер-химик. После школы Клаудия тоже решила пойти в науку и поступила университет, где преподавала ее мать. Получила степень магистра по физике. В одном из своих интервью она делилась: «Изучая физику, учишься искать причины явлений. Почему что-то происходит. Это основополагающий принцип для политики». 

После университета продолжила обучение в Национальной лаборатории Лоуренса Беркли в США, где получила степень доктора в области энергетики и физики. Темой ее диссертации было сравнение потребления энергии в промышленно развитых странах. После окончания учебы стала преподавать в родном университете. А в 1999 году выиграла национальную премию как лучший молодой исследователь в области инженерии и технологических инноваций.

Политическая карьера

Кроме науки, в жизни Клаудии всегда присутствовали еще две страсти — защита окружающей среды и политика. И она отлично умела совмещать эти сферы. Умудрялась делать карьеру ученого и при этом уделять время общественной деятельности. Не только участвовала в многочисленных акциях в защиту окружающей среды и гражданских прав, но часто и возглавляла их. В конце 90-х Шейнбаум стала одной из основательниц молодежного крыла Партии демократической революции, ныне — крупнейшей в Мексике. В ее рядах она познакомилась с политиком Андресом Мануэлем Лопесом Обрадором, став его ближайшей соратницей. Впоследствии Лопес Обрадор оказал большое влияние на политическую карьеру Клаудии.

В 2000 году, будучи мэром столицы, он предложил Клаудии заняться экологическими вопросами в его администрации. И в 38 лет Шейнбаум стала министром окружающей среды Мехико — одного из крупнейших мегаполисов мира с населением более 10 миллионов человек.

В одном интервью она так вспоминала о своем назначении: «Мэр сказал мне: “Я хочу уменьшить загрязнение окружающей среды. Ты знаешь, как это сделать?”».

Она знала и старалась оправдать доверие. Сумела реализовать амбициозный проект — скоростную систему «Метробус», выделив для городских автобусов специальные линии на дорогах.

«Метробус» на улицах Мехико. Фото: City Clock Magazine

Такая мера улучшила качество воздуха в городе: многие жители перенаселенного Мехико предпочли пересесть на общественный транспорт, вместо того чтобы стоять в бесконечных автомобильных пробках.

Правда, другой важный проект Клаудии на посту министра — строительство второго этажа кольцевой дороги, окружающей городскую зону Мехико, вызвал неоднозначную реакцию. Даже ее сторонники считали, что появление эстакады побудит людей больше передвигаться на машинах, что явно не экологично. Но Шейнбаум настаивала: новая дорога снизит загрязнение воздуха за счет снижения количества пробок, в которых автомобили производят выхлопы, никуда не двигаясь. Спустя десятилетия исследование, проведенное учеными из университета Барселоны, подтвердило ее мнение: строительство эстакады уменьшило выбросы в атмосферу.

А в 2006 году Клаудия оказалась втянутой в крупный коррупционный скандал. После того, как Лопес Обрадор проиграл президентские выборы, ее тогдашнего мужа, политика Карлоса Гисперта, обвинили в получении взяток для поддержки президентской кампании Обрадора. Скандал окончился ничем, но Клаудия была вынуждена отойти от политики. Она вернулась к преподаванию и присоединилась к научным исследованиям, которые проводила Межправительственная группа по вопросам изменения климата. Участвовала в подготовке четвертого оценочного доклада МГЭИК, ставшего фундаментальным для современного представления о глобальном потеплении. В докладе, в частности, говорилось, что:

  • Изменение климата является фактом.
  • С вероятностью более 90% глобальное потепление ускоряется в результате деятельности человека.
  • Последствиями изменения климата станут участившиеся экстремальные погодные явления.
  • Без перемен в хозяйственной деятельности человека изменение климата может достичь таких масштабов, к которым антропогенные системы просто не смогут адаптироваться.
Клаудия Шейнбаум и Лопес Обрадор. Фото: Getty Images

В большую политику Шейнбаум вернулась спустя почти 10 лет после скандала. И сразу же присоединилась к созданной Лопесом Обрадором партии «Движение национального возрождения “Морена”», где стала курировать вопросы сохранения окружающей среды.

В 2018 году Обрадор стал президентом Мексики. А Клаудию Шейнбаум жители Мехико избрали на пост мэра сроком на 6 лет. Подчиненные отзывались о ней как о требовательном начальнике, а некоторые даже как о жестком человеке, который «легко мог впасть в гнев». В ответ на такие обвинения Клаудия парировала, что «не может терпеть в людях лень». Ее сторонники же считали, что причина критики состоит в том, что «не все в патриархальном Мехико готовы принять на руководящем посту женщину». 

Феминизм и «зеленые» законы

В одном из первых интервью на посту мэра Клаудия Шейнбаум много говорила и о правах женщин: «Быть первой женщиной, избранной в правительство Мехико, означает приверженность борьбе со всеми формами гендерного насилия и создания инклюзивного города». Она активно защищала равенство прав и противостояла культуре мачизма, широко распространенной в Латинской Америке. Также боролась с преступностью и участвовала в разработке стратегии: «Да — сдаче оружия, да — миру!», направленной ​​на снижение высокого уровня насилия в городе.

И по-прежнему уделяла большое внимание вопросам экологии. Например, запустила проект электрификации городских автобусов. Благодаря ее усилиям крупнейший в мире продовольственный рынок Мехико — Сентраль-де-Абасто (ежедневно здесь продают до 30 тысяч тонн продуктов — 75% всей потребляемой еды мексиканской столицы) — был полностью покрыт солнечными батареями.

Рынок Сентраль-де-Абасто. Фото: Dean Bergen

Также под руководством нового мэра в 2019 году был разработан поэтапный шестилетний план по улучшению экологической обстановки в Мехико. Его основными пунктами стали высадка 15 миллионов деревьев, строительство нового завода по переработке бытовых отходов, прокладка 200 километров велодорожек, модернизация метро, обеспечение питьевой водой каждого дома и сокращение выбросов в воздух вредных веществ на 30%.

Известно, что в транспортной части этот план был реализован: велодорожки и велосипедные станции в городе появились, а метро и легкорельсовый транспорт — были реконструированы, что позволило дополнительно снизить автомобильную нагрузку на город. Однако информации о количестве высаженных деревьев и оценок снижения выбросов корреспонденту «Кедра» обнаружить не удалось.

Энергопереход как политический козырь

12 июня 2023 года Шейнбаум объявила, что покидает пост мэра, чтобы баллотироваться в президенты. При этом сразу же обозначила свое отличие от бывшего соратника, а теперь — главного соперника на выборах, Лопеса Обрадора. Обрадор в течение шести лет президентства поддерживал нефтяную промышленность страны и лоббировал решения в пользу корпораций. Шейнбаум заявила, что намерена сосредоточиться на технологиях возобновляемых источников энергии и «сделать Мексику научной и инновационной державой».

Этот пункт стал одним из основных в ее предвыборной программе «100 обязательств», где она заявила о намерении покрыть страну сетью ветровых, солнечных, геотермальных и водородных источников энергии.

Энергетика давно беспокоит не только мексиканских экологов. По данным аналитического центра Ember на 2023 год, только 22% общего производства электроэнергии в Мексике было получено из чистых источников. Для сравнения: в 2022 году — 26%, а в 2021 году — 27,5%. Специалисты по отслеживанию климата бьют тревогу: резкое снижение темпов производства чистой электроэнергии будет усугубляться, поскольку Мексика — самая быстрорастущая экономика Северной Америки. И если энергетический сектор по-прежнему будет  зависеть только от ископаемого топлива, то растущие выбросы в атмосферу нанесут вред не только Мексике, но и другим странам.

Сама Шейнбаум также не раз поднимала эту тему в своих научных публикациях. Еще в 2002 году она писала о проблеме выбросов углекислого газа в металлургической промышленности Мексики: рост производства стали в стране с 1970 по 1996 годы привел к увеличению энергопотребления на 211%. Поэтому в предвыборной программе Клаудия заявила, что намерена потратить около 13,6 миллиардов долларов на увеличение использования возобновляемых источников энергии.

«Мы собираемся ускорить энергетический переход. Мы работаем над этим энергетическим планом не только с прицелом на 2030 год, но и на период до 2050 года, чтобы привести его в соответствие с международными обязательствами по изменению климата», — говорила она в одной из своих предвыборных речей.

И победила.

Фото: Matias Delacroix / AP

Официально Клаудия вступит в должность 1 октября 2024 года. Одно из главных ожиданий ее избирателей — не только борьба с уровнем насилия в стране, но и то, сумеет ли новый президент сделать борьбу с изменением климата и переход на чистую энергетику своими главными приоритетами. По данным Climate Action Tracker, Мексика занимает 15-ю строчку в списке стран мира по объемам выбросов парниковых газов. И выбросы будут только расти, если не предпринимать мер. Одна из задач Шейнбаум — попытаться переломить эту тенденцию, и если это получится, первая женщина-климатолог в истории мира сыграет прецедентную роль в борьбе государств с изменением климата.

Мнения

«Вопрос в том, сможет ли она быть независима от ископаемой индустрии» 
Василий Яблоков, эксперт по проблеме изменения климата:

— На мой взгляд, благодаря Шейнбаум шансы ускорить декарбонизацию в Мексике повышаются. Хотя на предыдущих своих постах она тоже заявляла о намерении решить проблему изменения климата, но результаты не были настолько успешными, как ожидалось. Отчасти это связано с политическим контекстом — Шейнбаум тесно связана с предыдущим президентом Обрадором, который поддерживает ископаемую индустрию.

Главный вопрос, насколько она сможет быть независима от ископаемой индустрии. Ранее эксперты критиковали ее за довольно противоречивые заявления. Например, о том, что энергопереход должен быть возглавлен крупнейшими энергетическими компаниями. А ведь именно они заинтересованы продолжать свой бизнес, связанный, в первую очередь, с добычей нефти.  

То есть, с одной стороны, правильно и необходимо инвестировать как можно больше средств в возобновляемые источники энергии, но параллельно должны сокращаться ископаемые мощности и добыча угля, нефти и газа. Но в реальности этого очень сложно добиться. И, к сожалению, такие противоречия существуют во многих странах.  

У Клаудии Шейнбаум большой политический опыт, но он также является и некоторым ограничением. Твои сторонники и соратники могут иметь иные взгляды по экологическим вопросам. Можно, конечно, делать правильные и красивые заявления, но вот воплотить их в жизнь — крайне сложно.  

С другой стороны, занимая высшую должность в стране, человек уже менее зависит от других политических сил. Разумеется, кроме своих избирателей. Надеюсь, Шейнбаум станет хорошим примером для других лидеров стран.

«В одиночку она не справится»
Независимый эксперт:

— Увы, сегодня уже недостаточно просто быть борцом за экологию, даже в статусе президента. В мире сейчас нет такого человека, который может единолично решать большие климатические задачи. В одиночку это невозможно. Приведу пример: существует прогрессивная международная группа ООН по климату, куда входят тысячи ученых и экспертов, включая российских. Но даже этого недостаточно для реальных изменений в вопросах изменения климата. Потому что климат по-прежнему остается «проблемой интеллектуалов», хотя по сути — является проблемой номер один для всего человечества. 

Главная задача, которая стоит сейчас перед Клаудией Шейнбаум, — попытаться изменить парадигму ценностей в стране. Через просвещение, СМИ и личный пример нужно показывать, как важно не только принимать, но и соблюдать «зеленые» законы по защите от нефтяных разливов, сохранению лесов и т. д. 

Подобные законы не достаточно принять: пока их не будет поддерживать бизнес и население, работать они не будут.

Любая система выстроена таким образом:

  • есть верхний уровень — то, что называется «правовым полем»;
  • есть второй уровень — то, как регламентируется правоприменительная практика, как ведут себя простые граждане-потребители;
  • а есть ценностный уровень — тот, где формируются общие знаменатели: социальные привычки, которые отражаются на нашем поведении в быту и влияют на законодательство.

Все три уровня взаимосвязаны между собой и отражают ценности как на идеологической практике, так и на законодательной. Поэтому появление ценностной установки очень важно, и Шейнбаум может этому поспособствовать, если будет тверда.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»

«Мы действительно последнее поколение»

В Европе массово преследуют климатических активистов. Но их протест становится лишь радикальнее

Затопит ли Петербург через 30 лет?

Разбираем план адаптации города к изменению климата