Поддержать
Исследования

Кооператив «Грязное озеро» Как работают промышленные гиганты друзей Путина и как живется людям по соседству с ними

03 октября 2023Читайте нас в Telegram
Главный исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин. Фото из соцсетей

После запрета в России крупных экологических организаций общество осталось один на один с загрязняющими окружающую среду промышленными предприятиями. А в марте прошлого года правительство заморозило проведение практически всех проверок бизнеса, и следить за объемами выбросов и прорывами трубопроводов стало сложно вдвойне. Число инспекций упало на 70%. Даже если дело доходит до проверки, то теперь вместо штрафов ревизоры все чаще (в 41% случаев против 22,49%, зафиксированных до февраля 2022 года) выписывают ни к чему не обязывающие предостережения о недопустимости нарушения требований природоохранного законодательства.

В 2021 году, по оценкам министра природы Александра Козлова, «грязных» предприятий в России насчитывалось 487. Их списка в открытом доступе нет, но и без него можно понять, что это за предприятия и кому они принадлежат. Достаточно посмотреть на состав акционеров и бенефициаров, многие из которых входят в ближайший круг президента России Владимира Путина.

Как в новых обстоятельствах работают крупнейшие промышленные компании страны, какой ущерб они нанесли окружающей среде за последние годы и делают ли что-то для ее защиты, разбирался «Кедр».

Строительная площадка Амурского газохимического комплекса. Фото: Сибур

Глава I. «Сибур»

Чем занимается: газопереработка, производство полиэтилена и полипропилена

Ключевые фигуры: Леонид Михельсон (31% акций), Геннадий Тимченко (14,45% акций), «Согаз» (10,625% акций)

Михельсон — № 4 в рейтинге Forbes (его состояние оценивается в $21,6 млрд), давний бизнес-партнер Геннадия Тимченко (№ 7 в рейтинге Forbes, состояние $18,5 млрд), которого Путин называл своим «хорошим знакомым, другом». Из-за санкций Евросоюза, введенных после начала боевых действий в Украине, Тимченко пришлось выйти из совета директоров «Сибура». Сегодня страница с составом совета директоров компании недоступна.

Река пламенем горит

6 марта 2021 года на Оби близ Нижневартовска произошел мощный взрыв. На месте накатанного рыбаками зимника в момент, когда по нему проезжал снегоход, буквально загорелась река. Огонь разошелся на несколько метров.

В скором времени выяснилось, что взорвалась проложенная по дну Оби труба, о которой местные жители не знали. По трубе в Тобольск, на завод «Запсибнефтехим» перегонялась широкая фракция легких углеводородов — смеси различных углеводородных групп, в первую очередь пропан-бутана. Если происходит утечка, то эти, пусть и газообразные, вещества не улетучиваются, а остаются на поверхности, концентрируясь в низинах, и могут сдетонировать от любой искры. Это и произошло, когда рядом проехал снегоход.

По версии «Сибура», дочерней структуре которого — «Сибуртюменьгазу» — принадлежит трубопровод, «произошел пропуск широкой фракции легких углеводородов с последующим кратковременным возгоранием». «Кратковременное возгорание» длилось 15 дней. Обь горела до 21 марта.

Как выяснилось позже, «Сибуртюменьгаз» проложил трубу по дну Оби еще в 2001 году, а в июле 2011-го провел ее реконструкцию, по итогам которой получил разрешение на ввод трубопровода в эксплуатацию. Но ни знаков, указывающих на наличие опасного объекта под водой, ни проверяющих, ни датчиков на месте установлено не было. Лишь за пару месяцев до пожара, в январе 2021 года, местные рыбаки стали чувствовать на реке резкий запах бензина. Но продолжали ездить по этой дороге.

Комиссия Ростехнадзора признала, что причиной аварии на Оби стала разгерметизация трубы, и насчитала 284 млн рублей ущерба окружающей среде. «Сибур» согласился и добровольно возместил ущерб в федеральный бюджет.

— «Сибур» позиционирует себя как крупнейшая нефтегазохимическая компания страны. У них производства в Тобольске, Перми, два завода в Нижегородской области. Было время, когда они серьезно вкладывались в модернизацию и строительство новых производств. По сравнению с рядом конкурентов у них была серьезная возможность вкладывать деньги. И они это делали», — говорит эколог, член общественной организации «Союз “За химическую безопасность”» Дмитрий Левашов.

Интересно, что за восемь дней до аварии, 26 февраля 2021 года, «Сибур» попал в десятку самых экологичных компаний России по версии Forbes. А общественный уполномоченный по вопросам экологии в Москве Михаил Замарин называл компанию «образцовым примером» среди занимающихся нефтью и пластиком.

Горящая Обь. Кадр из видео

И, казалось бы, было за что: с 2016 по 2021 год «Сибур» вложил в экологические программы около 18 млрд рублей, из которых более 10 млрд — на «мероприятия по охране водных ресурсов». В 2022 году на экологические цели ушло 9 млрд. В отчетах «Сибур» заявлял, что по сравнению с 2021 годом сократил удельные выбросы парниковых газов по газопереработке на 20%, по нефтехимии на 5%. По сравнению с 2018 годом компания сократила удельный вес загрязнений в сточных водах на 55%.

Несмотря на бодрую экологическую отчетность, загрязнения окружающей среды все равно происходили. Так, в Тобольске, где у «Сибура» крупный нефтехимический комбинат «Запсибнефтехим», в 2019 году Росприроднадзор выявил превышения предельной концентрации выбросов в атмосферу. Насколько они были превышены, проверяющий орган не сообщил. В ведомстве подтвердили, что предприятие сбрасывало в протекающую рядом с промплощадкой речку Аремзянку стоки, содержащие нефтепродукты, взвеси, аммоний-ион, магний, хлорид-ион и сульфат-ион. Тогда «Сибур Тобольск» отделался лишь предписаниями об устранении нарушений.

А через два года произошел взрыв на Оби.

Нефть под ногами надзора

«Нефтяники многое научились делать. Но их инфраструктура постоянно приносит какие-то проблемы. Промысловые трубопроводы в Коми, ХМАО и ЯНАО — наша головная боль, особенно в паводковый период. У многих компаний межпромысловые трубопроводы 1970-х годов. Достаточно вспомнить несколько аварий, в результате которых был нанесен существенный ущерб окружающей среде», — говорила в феврале 2022 года глава Росприроднадзора Светлана Радионова.

Аварии на нефтепроводах российского Севера — явления регулярные.

В начале июля 2021 года разлив нефти в ХМАО, на Малобалыкском месторождении, спровоцировал публичный конфликт между двумя госкомпаниями — «Роснефтью» и «Транснефтью». «Транснефть» заявляла, что сотрудники «РН-Юганскнефтегаза» (принадлежит «Роснефти») попытались скрыть разлив нефти, произошедший рядом с нефтепроводом Нижневартовск – Курган – Куйбышев. Нефть разлилась на площади в 2 га, большая часть попала на земли лесного фонда. В результате аварии в почву и ручей, который впадает в реку Малый Балык, попало от 60 до 100 кубометров нефтесодержащей жидкости, заявляли представители «Транснефти». «Роснефть» свою версию событий тогда не представила, а Природнадзор ХМАО потребовал от «Роснефти» выплатить 27 млн рублей ущерба. Выплатила ли «Роснефть» этот ущерб, неизвестно.

Разлив нефти на Малобалыкском месторожденииФото: АО «Транснефть – Сибирь»

В середине октября 2022 года в Коми случился прорыв на нефтепроводе «Транснефть – Север»: вылилось около 100 кубометров нефти. Площадь загрязнения составила 0,8 га, в Княжпогостском районе республики, где произошел разлив, власти ввели режим ЧС. Разлив устранили уже к ноябрю.

В апреле 2021 года на нефтепроводе «Лукойла» в Сургутском районе лопнула труба. Площадь разлива составила около 1 га, а ущерб оценили в 12 млн рублей. Разлив, который в «Лукойле» назвали «несущественным», устраняли несколько дней: нефтепродукты попали в реку, что компания поначалу отрицала. «Лукойл» попытался рекультивировать загрязнение, но ущерб изначально возмещать не стал, а сделал это только в июле того же года по предписанию прокуратуры ХМАО.

В 2018 году, писала «Правда УрФО» со ссылкой на главу общественной экологической организации «Зеленый фронт» Сергея Виноградова, структуры «Лукойла», работавшие на территории природного парка «Кондинские озера», неоднократно уличали в разливах нефти и «в сокрытии информации об инцидентах». «Нами также фиксировалось всплытие бесхозного трубопровода в пределах Урьевского месторождения, эксплуатируемого ТПП “Лангепаснефтегаз” ООО “ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь”», — сообщал тогда Сергей Виноградов.

В беседе с корреспондентом «Кедра» Виноградов отказался комментировать проблемы или успехи конкретных нефтедобытчиков в ХМАО. Однако очертил общую тенденцию в отрасли.

— В последние лет пять органы надзора стали лучше смотреть за этим, штрафы стали больше. Когда тебе приходит штраф с подсчитанным ущербом на миллионы и миллиарды рублей, ты это замечаешь. Тенденция свойственна всем нефтедобытчикам, — считает Виноградов.

По его словам выходит, что даже в этом случае взыскать экологический ущерб — почти невыполнимая задача. Суды с нефтяниками длятся годами и часто разваливаются из-за «имевших место процессуальных нарушений» при проверках.

— Органам надзора очень сложно у них выиграть. Когда тебе надо платить за разлив миллионы или миллиарды, ты нанимаешь лучших адвокатов, твоя цель — разрушить это дело. То есть не там ревизоры взяли пробы, не тот специалист приезжал, не там запятую поставили. А чем доказать? Суды затягиваются на годы. А там уже по 15 человек со стороны чиновников меняется. И им это уже не надо, — считает он.

Месторождение в Карском море. Фото: Роснефть

Глава II. «Роснефть»

Чем занимается: добыча нефти и газа

Ключевые фигуры: Игорь Сечин. В 1990-х работал руководителем аппарата комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Сам комитет возглавлял Владимир Путин.

Черное и горючее

25 мая 2021 года на побережье Черного моря в Туапсе местные жители увидели нефтяные пятна. Разлив нефтепродуктов, как объяснили в Краснодарском краевом МЧС, произошел из-за прорыва глубоководного канализационного коллектора. Пятно образовалось в 800 метрах от берега. По версии Следственного комитета, выброс мог произойти «с глубоководного выпуска».

Коллектор эксплуатирует МУП «ЖКХ города Туапсе», но Росприроднадзор, обследовав его, не нашел там следов нефтепродуктов, заявляла глава ведомства Светлана Радионова. Она сомневалась, что вина лежит на муниципальном предприятии. Однако через некоторое время ведомство все равно завело административное дело на коммунальщиков и арбитраж по иску Черноморо-Азовского морского управления Росприроднадзора взыскал с них 75 млн рублей ущерба.

Всемирный фонд природы* еще в 2021 году по анализу космоснимков выяснил, что разливы нефти в Черном море вблизи Туапсе уже случались как минимум несколько раз начиная с 2018 года. Выбросы сопровождал сильный запах дизельного топлива в городе.

Местные экологи связывают выбросы, которые до сих пор происходят в Туапсе, с нефтеперерабатывающим заводом «Роснефти». Туапсинский НПЗ работает в черте курортного города с советских времен и к 2014 году должен был закончить масштабную — на 470 млрд рублей — модернизацию, которая, как утверждает местный эколог Евгений Витишко, сделала бы производство более экологичным. Однако в 2013 году был завершен только первый этап реконструкции завода. Модернизация «Роснефти» до сих пор формально идет, но из-за санкций, введенных против России еще в 2014 году, фактически остановлена. А сам завод «постоянно находится в состоянии ремонта».

— Периодически по реке и в районе центрального городского пляжа города текут нефтепродукты. Это имеет отношение к действующей нефтебазе завода в черте Туапсе. В 2021 году Росприроднадзор не сумел этого доказать, суд наказал местных. Но я считаю, что авария связана именно с нефтекомплексом, — рассказал «Кедру» Витишко.

Нефтяные загрязнения в акватории Черного моря вблизи Туапсе. Фото из соцсетей

Витишко много лет с переменным успехом борется с «Роснефтью» в Туапсе, загрязняющей акваторию Черного моря и ближайшие реки. Сейчас в Туапсе стало чище, чем 20 лет назад, когда «можно было прямо на центральном пляже измазаться в мазуте». Но резкий запах бензина все так же присутствует в воздухе курортного города.

— Мы считаем, что НПЗ сбрасывает неочищенные воды в свою систему очистки, но с выделением газа. На это должны реагировать природоохранная прокуратура, Росприроднадзор, Роспотребнадзор. Но за последний год реакции никакой, — возмущается эколог.

«Роснефть» часто оказывается в центре скандалов с разливами нефтепродуктов:

  • В 2020 году из-за разгерметизации магистрального нефтепровода «Сахалинморнефтегаза» (на тот момент дочерней структуры «Роснефти») в 12 км от села Верхнетамбовского Хабаровского края произошел разлив нефти. Вылилось около 9 тонн на площади 400 кв. метров. Нефть попала в близлежащие ручьи: Безымянный, Кривой и Голый. В ноябре 2022 года Росприроднадзор через суд взыскал с компании 93,8 млн рублей ущерба.
  • В июне 2021 года суд обязал краснодарскую «дочку» «Роснефти» — «РН-Краснодарнефтегаз» — выплатить 19,5 млн рублей ущерба из-за утечки нефти из трубопровода Ключевского месторождения. Нефтепродукты попали в реку Соленую. Как выяснил Росприроднадзор, из-за аварии вылилось 0,9 тонн нефти, а площадь загрязнения составила почти 3 тысячи кв. метров.
  • В Тюменской области «РН-Уватнефтегаз», принадлежащий «Роснефти», по требованию Росприроднадзора должен выплатить 140 млн рублей за разлив нефти в результате разгерметизации нефтепровода на Тямкинском месторождении Уватского района в 2021 году. Нефть разлилась на площади в 12 га.

По итогам 2020 года 97% нефтеразливов в главном нефтедобывающем регионе России — ХМАО – Югре — приходилось именно на предприятия «Роснефти». Об этом журналистам рассказывал глава Природнадзора региона Сергей Пикунов.

По мнению чиновника, это связано с низкими темпами ремонта и модернизации трубопроводов компании. Вдобавок у «Роснефти», по данным Пикунова на 2020 год, была самая большая площадь исторически загрязненных нефтью земель — 1,6 тысяч га, что сделало ее самым большим загрязнителем в регионе.

Ликвидация последствий аварии на ТЭЦ-3. Река Амбарная. Фото: Норникель

Глава III. «Норильский никель»

Чем занимается: добыча никеля, палладия, меди и других цветных металлов

Ключевые фигуры: Владимир Потанин (№ 2 в рейтинге Forbes, состояние $23,7 млрд), партнер Владимира Путина по играм в Ночной хоккейной лиге

«Выбросы доносятся до Канады и Чукотки»

В конце мая 2020 года в Норильске произошла крупнейшая в арктической зоне утечка нефтепродуктов. Один из резервуаров с дизелем норильской ТЭЦ-3, принадлежащей дочерней структуре «Норильского никеля», лопнул, и больше 21 тысячи тонн топлива попало в почву, а также в реки Амбарная и Далдыкан.

По версии «Норникеля», причиной аварии стало «внезапное проседание» опор резервуара из-за таяния вечной мерзлоты. Но, как выяснил РБК, Ростехнадзор с 2016 года не мог проверить эту емкость для хранения дизеля. Все это время резервуар числился в ремонте.

По словам главы МЧС России Евгения Зиничева и губернатора Красноярского края Александра Усса, о масштабах природной катастрофы власти узнали только в начале июня. Дошло до того, что Путин отчитал Потанина прямо перед телекамерами. Потанин на вопрос президента о размере ущерба ответил, что на ликвидацию последствий аварии потребуется «10 млрд рублей и более».

— Все же понимали, что прорыв в Норильске произошел из-за приписок. Грубо говоря, инспектор Ростехнадзора приняла липовый акт, что емкость 1978, кажется, года пригодна к эксплуатации. Когда же начались подвижки в режиме вечной мерзлоты, произошло разрушение емкости. А по документам все было хорошо. По сути, ее надо было несколько лет как на металлолом порезать. И слить все оттуда в новый резервуар, — считает эколог Дмитрий Левашов. Водогрейные котлы норильской ТЭЦ-3, работающие на мазуте, действительно вводили в эксплуатацию с 1977 по 1979 год.

Росприроднадзор оценил ущерб от экологической катастрофы не в 10, а в 148 млрд рублей, которые удалось снизить в суде до 146. «Норникель» ущерб погасил, а гендиректор ТЭЦ-3, главный инженер и его зам получили от года до полутора лет исправительных работ по статье о нарушении правил охраны окружающей среды.

Инспектор Ростехнадзора Елена Новожилова, которую обвинили в халатности, и вовсе избежала наказания. Хотя, по данным картотеки Норильского городского суда, бездействие Новожиловой привело к ущербу, который оценили в 205,6 млрд рублей. Тем не менее уголовное дело против нее прекратили из-за «истечения сроков давности преступления». Судья сама предложила закрыть уголовное дело, что отражено в опубликованном решении.

В сентябре 2022 года журналисты «Кедра» ездили в Норильск, чтобы проверить, устранила ли компания последствия нефтеразлива. Отобранные пробы не показали превышения предельно допустимой концентрации нефтепродуктов в реке Амбарной. Тем не менее у Норильска остается еще немало экологических проблем.

— Норильск — фактически самый крупный заполярный анклав в России и  самый крупный источник загрязнения в Арктике по объему выбросов в целом. Там очень сильные ветра, все эти выбросы доносятся, естественно, и до Канады, и до Чукотки.

Надо понимать, что это целый комплекс проблем, связанных с выбросами окислов, в первую очередь диоксида серы, потому что в любой руде, помимо металлов, есть еще и сернистые соединения. А еще оксиды меди, никеля, бензопирена и ряда других токсичных для человека и окружающей среды элементов, — рассказывает о норильском следе эколог Дмитрий Левашов. — Помимо этого, Норильск еще с советских времен, как и другие промышленные города бывшего СССР, отравляют отходы от металлургического производства. Это шламоотвалы, промотвалы. Прямо на окраине, на расстоянии около километра от городских кварталов, есть два старых отвала с отходами производства еще советских времен. Эти отвалы не экранированы, ветрами разносится пыль. Она летит со взвешенными частицами в город, садится на почву, оседает в водоемах. Водоносные подземные горизонты тоже загрязнены. С атмосферными осадками загрязняющие вещества попадают в подземные источники. Но в то же время комбинат говорит и делает определенные вещи. Нельзя сказать, что все плохо, завтра все умрем, надо завернуться в простынь и срочно ползти на кладбище.

Эколог отмечает стартовавшую в 2021 году «Серную программу», в которую до 2030 года «Норникель» планировал вложить больше $6 млрд. Программа предусматривала запуск установок по улавливанию выбросов на Надеждинском металлургическом и медном заводах. По планам компании в 2023 году выбросы диоксида серы должны были сократиться на 45% по сравнению с 2015 годом.Пока, однако, проект не реализован. Первый комплекс на Надеждинском заводе, отмечает «Таймырский телеграф», «Норникель» планирует запустить в опытно-промышленную эксплуатацию только к концу года. Сократить выбросы на 45% обещают только в следующем году.

Глава IV. Уральская горно-металлургическая компания

Чем занимается: добыча и обработка меди

Ключевые фигуры: По данным Forbes, до марта 2022 года Искандер Махмудов (№ 21 списка российских миллиардеров, состояние $7,3 млрд), Андрей Козицын (№ 30 списка, состояние $4,3 млрд) и Андрей Бокарев (№ 47 списка, состояние $2,7 млрд) контролировали кипрскую компанию Selmareco Limited, которой принадлежало 85% акций УГМК. Также Forbes называет Махмудова партнером «могущественных друзей президента»: Владимира Якунина и Геннадия Тимченко.

Мертвая вода

С 2011 года АО «Святогор», входящее в холдинг УГМК, начало разрабатывать Ново-Шемурское месторождение медно-колчеданных руд. Отвалы, остающиеся от разработки месторождения, стали копиться прямо у маленьких горных рек.

К 2018 году те самые речки: Банная, Тальтия, Черная, Ольховка, Тамшер, Шегультан и Ивдель — практически в одночасье из прозрачных превратились в зеленые, а их дно покрылось густой белой слизью. Рыба в них исчезла, животные, приходившие туда на водопой, стали гибнуть.

Отравленная вода попала и в водопровод города Ивдель. Местные активисты собрали 110 тысяч рублей и заказали экспертизу воды в Росприроднадзоре Ханты-Мансийска (свердловским чиновникам они не доверяют). По ее итогам выяснилось, что норма по содержанию меди в реке превышена в 166 000 раз, железа — в 1460, марганца — в 5 100, цинка — в 7 900, алюминия — в 12 500.

По версии сотрудников УГМК, экологическая катастрофа произошла из-за ошибки в проекте. На месторождении установили недостаточно мощные очистные сооружения.

Несмотря на это, директора заповедника «Денежкин камень» Анну Квашнину, которая выходила на представителей УГМК и пыталась решить проблему, стали буквально травить уральские СМИ. Якобы она, беспокоясь об экологии, злоупотребляет своими полномочиями, поскольку отравленные реки не заходят в ее заповедник.

— В итоге они [УГМК] признали проблему официально, хотя первые года три не замечали ее совсем. Говорили, что это не мы, это чужие металлы, — рассказала «Кедру» Квашнина.

Анна Квашнина показывает речные водоросли, вида улотрикс, которые любят «кислую воду», а также белёсый налет на камнях в долине реки Ольховка. Фото: Андрей Бортко

В 2020 году Росприроднадзор окончательно подтвердил, что нормы загрязняющих веществ в реках превышены. В 2021-м ревизоры оштрафовали «Святогор» на 800 тысяч рублей. Для сравнения: чистая прибыль предприятия за 2021 год составила 1,5 млрд рублей, следует из годового отчета компании.

В том же 2021 году властями Свердловской области был утвержден план по предотвращению загрязнения окружающей среды. Что именно он в себя включал, так и осталось загадкой. Чиновники только туманно говорили о сложных, «финансовоемких» и «долгосрочных мероприятиях». При этом сам «Святогор» в 2022 году планировал потратить 1,6 млрд рублей на «природоохранные мероприятия», куда входила и реконструкция очистных сооружений Ново-Шемурского месторождения.

Но загрязнение рек уже было не остановить. В 2021 году жители поселков, расположенных на берегу Сосьвы, забили тревогу: отрава дошла до них.

— Люди скидываются на пробы воды в реках и показывают потом мне результаты. По этим данным видно, что лучше ситуация не становится. Но подробного мониторинга у меня нет. Есть только мониторинг растительности вокруг карьеров по снимкам из космоса. Судя по ним, площади лесов, которые затронуты загрязнением, увеличиваются. Пораженный лес разрастается вширь и вдаль, — говорит Анна Квашнина. По ее данным, в 2018 году общая площадь погибшего леса составляла 244 га, в 2022 — уже 1150.

В один момент компанию «Святогор» даже могли лишить лицензии на разработку. Государственные инспекторы Уралнедр провели в 2022 году проверку и выявили, что на Тарньерском месторождении мониторинг состояния недр и окружающей среды должным образом не проводился. На устранение нарушения компании дали год. Вроде бы нарушения она устранила.

Однако, даже если «дочка» УГМК резко свернет добычу, лучше, уверена Квашнина, уже не станет.

— Загрязнение — это отвалы. Это большие кучи камней, которые будут фонить и загрязнять все вокруг кислотой. Проблема реально очень сложная. И простого решения нет, — объясняет эколог.

Глава V. Аэропорт Шереметьево

Аэропорт Шереметьево контролируется TPS Avia Group, среди главных акционеров которого близкий друг Владимира Путина Аркадий Ротенберг (№ 35 в списке Forbes, состояние $3,5 млрд).

Полет нормальный?

С 2017 года жители подмосковных Химок бьют тревогу. Река Клязьма, источник питьевой воды, стала пахнуть антифризом. Выяснилось, что аэропорт Шереметьево, пассажиропоток которого в 2022 году превысил 28 млн человек, сбрасывает стоки с техническими жидкостями от обслуживания самолетов в Воскресенский ручей, который впадает в Клязьму.

В эфире канала «Москва 24» жители жаловались на постоянное удушье, резь в глазах и аллергический кашель. В феврале 2021 года Росприроднадзор выявил двукратное превышение норм содержания этиленгликоля в Клязьме и в месте сброса отходов из аэропорта. Ведомство трижды выдавало предписания Шереметьево, требуя устранить нарушение, но сбросы продолжались. После очередной проверки Росприроднадзор выявил превышения «по взвешенным веществам, железу, аммоний-иону и тому же этиленгликолю, который входит в состав противообледенительной жидкости для самолетов». Ущерб оценили в 175 млн рублей за 2021 год и 15 млн за первое полугодие 2022-го. Выплатил ли аэропорт ущерб, неизвестно.

Компанию, управляющую аэропортом, Росприроднадзор еще в 2017 году оштрафовал на 2 млн рублей, а в 2018 году оценил ущерб от загрязнения в 4 млн, которые аэропорт добровольно выплатил. В 2019 году предприятие оштрафовали на 90 тысяч рублей. При этом очистные сооружения не реконструировались с 1979 года, утверждают химкинские активисты.

— Казалось бы: гигантское предприятие с прибылью в 4 млрд рублей в год. А их штрафуют на 90 тысяч рублей, это же как мертвому припарка,

— возмущается эколог Дмитрий Левашов. — Предприятие продолжает эксплуатировать неработающие очистные сооружения. Новые строить не хочет и сливает загрязненные сточные воды прямо в реку, которая является питьевым источником и рыбохозяйственным водоемом.

При этом Шереметьево не отказывалось и не отказывается от модернизации, ссылаясь на дорожную карту по реконструкции очистных сооружений. Но компания постоянно сдвигает сроки, собираясь закончить модернизацию то к концу 2017 года, то к чемпионату мира по футболу в 2018-м, а то и к концу 2023-го. Но до сих пор так ничего и не было сделано.

Выпуск сточных вод аэропорта Шереметьево в реку Клязьма. Кадр из видео

В этом году экоактивисты подали в Химкинский суд иск с требованием запретить аэропорту сбрасывать стоки в Воскресенский ручей. Однако в конце июля стало известно, что суд в иске отказал, встав на сторону министерства экологии Московской области. У Росприроднадзора были претензии к Шереметьево, однако на заседание представители ведомства не пришли, отмечает активист Алексей Дмитриев. А представители аэропорта на заседании, по его словам, в очередной раз пообещали, что «вот-вот перестанут сливать неочищенные стоки».

«Мне интересно, что суд напишет в мотивированном решении. Если суд укажет, что загрязнять реку можно, то всем дачникам, которых штрафуют за то, что они куда-то что-то сливают; всем маленьким бизнесменам: владельцам заправок и моек — можно будет брать это решение Химкинского суда и тыкать в физиономию проверяющим органам. Шереметьево можно, и я тоже буду», — прокомментировал Дмитриев решение суда, состоявшегося в конце июля.

Надзорная анархия

10 марта 2023 года правительство установило, что до 2030 года «плановые проверки можно будет проводить только на объектах чрезвычайно высокого и высокого риска причинения вреда, на опасных производствах и гидротехнических сооружениях I и II класса опасности». По этому же постановлению плановая проверка должна быть заблаговременно отражена в Едином реестре проверок Генпрокуратуры, в противном случае проводить ее незаконно.

Как объяснил «Кедру» эколог Дмитрий Левашов, из-за новых правил эконадзор сегодня выглядит так: большинство проверок сведено к профилактическим визитам и предостережениям, которые можно и не выполнять. Юридической силы они не имеют.

— А что такое профилактический визит? Это пришли в офис, поговорили. Сказали: «Вы так больше не делайте, отходы не сливайте!» Или: «Не выбрасывайте сверх лимита вредные вещества». Проверяемые кивнут в ответ. Ревизор ушел — открыли что надо и все снова потекло, полилось и полетело. До чего додумались: проводить такие беседы по видеосвязи. На одном конце провода сидит госинспектор, а на другом — инженер-эколог компании. Вот и поговорили, — возмущается Левашов.

Такое отношение к проверкам крупных предприятий, в том числе и нефтяных месторождений, порождает и новые разливы нефти на Севере, уверен глава «Зеленого фронта» Сергей Виноградов.

— Почему это [разливы нефти] теперь происходит во всех компаниях? Сейчас запрещены проверки. С прокуратурой согласовать проверку теперь можно только по факту. А как будете проверять, если только предполагаете, что там что-то может быть, а факта нет?

Часть трубопроводов разных систем вообще в Ростехнадзоре на учет не ставились. Такие есть у многих нефтегазовых компаний, — констатирует Виноградов.

Как работает постановление правительства РФ, призванное «прекратить кошмарить бизнес», экоактивисты поняли на собственном опыте. Теперь, чтобы выяснить, из-за чего, например, в курортном Туапсе в очередной раз пахнет бензином, экоактивисты должны проявить изобретательность. Потому что доступ на предприятие «Роснефти» теперь для проверяющих почти всегда закрыт.

— Приходится обращаться сначала в полицию, которая делает запрос в лабораторию ФГБУ «Центр гигиены и эпидемиологии». А те о визите за три дня уведомляют. И через три дня что ты там намеришь? — задается риторическим вопросом экоактивист Евгений Витишко. — А организовать внеплановую проверку никто не может — постановление Мишустина.

Но несмотря на это, уверен Витишко, руки опускать не стоит даже сейчас.

— Это нужно воспринимать как путь, по которому надо идти. Хотя кредит доверия по вопросам экологии и взаимодействия с госорганами исчерпан, я верю в то, что рано или поздно органы власти начнут уделять пристальное внимание вопросам окружающей среды, — говорит эколог.

* Признан Минюстом «иноагентом»

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Как болезни животных переходят к людям

Грипп, ВИЧ и другие инфекции изначально не были человеческими. Отрывок из книги «Межвидовой барьер»

Плутоний в волосах

Как живут в селах, которые накрыло радиационным загрязнением от аварии в Северске 31 год назад. Репортаж

«Экологическая повестка теперь опирается на мифы»

Эксперты — об экологических итогах 24 лет правления Владимира Путина

Стражница Издревой

Жительница Новосибирска более двадцати лет ухаживает за рекой своего детства, и ее примеру следуют другие

«Они деньги напечатают и раздадут нам»

Жизнь Орска после паводка: разрушенные дома и жизни, битвы за питьевую воду. Репортаж