Поддержать
Исследования

«Это будет позорный факт» Кто заработает на уничтожении плато Лагонаки, объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО?

24 августа 2023Читайте нас в Telegram

Глава Адыгеи Мурат Кумпилов заявил о начале строительства горнолыжного курорта на заповедном плато Лагонаки. «Уже началась реконструкция участка автомобильной дороги Даховская — плато Лагонаки, также предусмотрено строительство подземного газопровода высокого давления, объектов водоснабжения и водоотведения, линий электропередач <…> Реализация [проекта] не только повлияет на развитие туристической отрасли, но и окажет существенное влияние на экономику Адыгеи в целом, позволит создать тысячи новых рабочих мест», — сказал чиновник. Он отметил, что строительство не затронет земли, находящиеся под охраной ЮНЕСКО. Однако документы, оказавшиеся в распоряжении экологов, свидетельствуют об обратном.

«Кедр» разобрался, чем очередной российский проект по развитию туризма грозит заповедному плато.

Чем ценно плато Лагонаки

Лагонакское нагорье — самая западная высокогорная часть Большого Кавказа. Его территория, входящая в состав Кавказского заповедника, является частью объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО «Западный Кавказ». Древность известняковых хребтов и массивов на Кавказе, а также расположение Лагонакского нагорья на стыке Колхидской и Кавказской биогеографических провинций и на границе умеренной и субтропической средиземноморской климатических зон обуславливают высокое видовое разнообразие и эндемизм его флоры и фауны, богатство и своеобразие биологических сообществ.

Флора, по последним данным, включает 807 видов, что составляет 84% высокогорной флоры всего Кавказского заповедника. Видовое богатство этой небольшой территории существенно превышает богатство высокогорных флор Урала (521 вид), Восточного (540 видов) и Западного Саяна (601 вид).

99 видов сосудистых растений, произрастающих на Лагонакском нагорье, занесены в Красные книги Республики Адыгея и Краснодарского края, 28 из них входят в Красную книгу России. Для значительного числа этих видов Лагонакское нагорье — одно из немногих или единственное местообитание. 

Местная фауна насчитывает 76 видов млекопитающих. Из копытных здесь обитает изолированная группировка кавказской серны численностью до 150 особей. Встречаются кабан и косуля. В последние годы на левобережье верхнего течения реки Белой замечены следы пребывания зубров, что может свидетельствовать о постепенном расширении их ареала и возможном возвращении на Лагонакское нагорье. В многочисленных пещерах и карстовых полостях обитают колонии рукокрылых, четыре вида включены в Красную книгу России и регионов. Нагорье является местом обитания редких и эндемичных видов земноводных (тритон Карелина, малоазиатский тритон, тритон Ланца, колхидская жаба и кавказская крестовка) и рептилий (западнокавказская ящерица, ящерица Дерюгина и гадюка Динника). На Лагонакском нагорье проживает 120 видов птиц. Более 25% его гнездовой орнитофауны составляют «краснокнижные» виды. Из них восемь находятся в Красной книге России: черный гриф, белоголовый сип, бородач, сапсан, кавказский улар, кавказский тетерев, рогатый жаворонок и стенолаз.

Даховская. Лаго-Наки
Фото: Владимир Васильев

Канва

В июне 2010 года на Петербургском международном экономическом форуме президент Дмитрий Медведев восхитился проектом сети горнолыжных курортов, которую предполагалось построить на юге России: в Матласе (Дагестан), Мамисоне (Северная Осетия), на Архызе (Карачаево-Черкесии), Эльбрусе (Кабардино-Балкария) и горном плато Лагонаки, расположенном в Адыгее и Краснодарском крае. «Туристический кластер Северного Кавказа станет украшением туристического бизнеса России, создаст новые рабочие места и будет приносить деньги», — сказал Медведев.

Стоимость строительства сети горнолыжных курортов — 451 млрд рублей — вдвое превышала затраты на олимпийский Сочи. Для реализации проекта создали госкорпорацию «Курорты Северного Кавказа», руководителем которой назначили бывшего члена Совета Федерации и экс-вице-президента Олимпийского комитета России Ахмеда Билалова. Основным акционером проекта стал Внешэкономбанк (ВЭБ), который внес в уставный капитал госкорпорации 500 млн рублей. О намерении участвовать в создании сети курортов заявили также Сбербанк и Россельхозбанк. 

Но для строительства на плато горнолыжных трасс, гостиниц, ресторанов, подъемников и канатных дорог требуется согласование ЮНЕСКО. Западный Кавказ, в состав которого входит Лагонаки, в 1999 году был включен в список Всемирного наследия.

В 2012 году «специально под проект» премьер-министр страны Владимир Путин подписал распоряжение, включающее  перечень объектов капитального строительства и сопутствующей инфраструктуры, размещение которых допустимо на плато Лагонаки. Предполагалось, что горнолыжный курорт затронет и территорию Краснодарского края. Кубанские чиновники планировали построить гостиничную инфраструктуру в депрессивном Апшеронском районе, на хребте Гуама, и протянуть дорогу от села Черниговского до Дагомыса. Но эти планы остались нереализованными.

Ахмед Билалов
Ахмед Билалов. Фото: AP

В 2013 году Ахмед Билалов стал фигурантом уголовного дела о злоупотреблении полномочиями. Его заподозрили в причастности к «необоснованным затратам средств на поездки руководства компании в страны дальнего зарубежья с использованием элементов роскоши». Поводом стало недовольство президента Путина, которому доложили, что сроки строительства комплекса трамплинов «Русские горки» сорваны, а смета раздута с 1,8 до 8 млрд рублей. Билалова отстранили от руководства госкорпорацией.

Курировать проект поручили полпреду президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александру Хлопонину, который запустил в том же 2013-м процедуру уточнения границ «Западного Кавказа»,

в рамках которой из территории объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО предлагалось исключить три участка на плато Лагонаки. Идея получила отрицательное заключение со стороны ЮНЕСКО и не была реализована.

Проект отложили в долгий ящик. Внимание всех участников переключилось на Олимпиаду в Сочи, а затем на Крым. Но история на этом не закончилась. Вскоре в ней появились другие герои.

Развлечения собрали в империю

В марте 2020 года глава Республики Адыгея Мурат Кумпилов в ходе ежегодного отчета местному парламенту рассказал, что развить экономический потенциал региона даже «при положительной динамике туристической отрасли» получится лишь при условии создания горнолыжного курорта «Лагонаки». Масштабный проект окажет влияние на развитие не только туризма, но и экономики региона.

«С появлением в Адыгее экокурорта “Лагонаки” Россия получит еще одну привлекательную туристическую территорию, — рассказывал Кумпилов. — Реализация проекта будет осуществляться при строгом соблюдении норм экологической безопасности. За 10 лет у нас были налажены природоохранные механизмы. Идет тесная работа с общественными природоохранными организациями. Развивается экологическое волонтерство».

Кумпилов добавил, что власти региона давно и тесно сотрудничают с Кавказским биосферным заповедником. «В мире много примеров грамотного, бережного использования такого ценного ресурса, и наша республика не исключение. Адыгея — экологически благополучный регион, и мы будем делать все, чтобы такое положение сохранялось», — подытожил он.

Решение о реанимации замороженного проекта насторожило ученых. Под открытым письмом президенту подписались 213 экспертов: геологов, биологов, географов, кандидатов сельскохозяйственных, исторических и юридических наук. Они создали петицию, в которой, обращаясь к премьер-министру страны Михаилу Мишустину, заявили: горнолыжный курорт уничтожит ландшафт и уникальную экосистему плато Лагонаки. Петицию подписали  54 521 человек.

В июне 2021 года на Петербургском международном экономическом форуме было подписано инвестсоглашение о строительстве горнолыжного курорта «Лагонаки». Было заявлено, что сметная стоимость проекта составляет 7,6 млрд рублей. Но когда к делу подключился вице-премьер Дмитрий Чернышенко, цена выросла сначала до 23 млрд рублей, а затем и до 35.

Горнолыжный курорт с приставкой «эко» был включен в нацпроект «Туризм и индустрия гостеприимства». Государство гарантировало, что будет финансировать строительство дорог и электросетей, а также обязалось реконструировать республиканский аэропорт в Майкопе. К концу 2021 года горнолыжный экокурорт «Лагонаки» превратился в крупнейший туристический проект в сфере государственно-частного партнерства не только на юге, но и во всей стране. Республиканские власти назвали инвестора — ООО «Резорт Инвестмент». 

Эта компания через запутанную цепочку посредников контролируется структурами бывшего губернатора Краснодарского края и экс-министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева. В его активе и другие курортные проекты юга России: горнолыжка в Архызе и «Сочи парк» в Сириусе. Они собраны под крылом управляющей компании «Мантера». Ее генеральный директор Джамбулат Хатуов — бывший первый вице-губернатор Краснодарского края, давний соратник Ткачева.

В августе 2021 года генеральный директор НАО «Красная Поляна» Андрей Круковский (в мае 2022 года погиб в Сочи, сорвавшись с горной тропы — прим. ред.) рассказал, что в компании работают над мастер-планом проекта горнолыжного курорта «Лагонаки».

На плато собираются разбить туркомплекс на 2,5–3 тысячи гостиничных номеров, проложить 36 км трасс и 13 канатных дорог. Ежегодная посещаемость планируемого курорта — 500 тысяч человек.

Лагонаки
Фото: Владимир Васильев

Надежда на чудо

Курорт «Лагонаки» планируют разбить неподалеку от нескольких населенных пунктов: поселка Каменномостского (около 7 тысяч жителей), станицы Даховской (около 3 тысяч жителей), села Хамышки (около 700 жителей) и поселка Гузерипль (менее 100 жителей). В советские годы люди здесь в основном работали в лесном хозяйстве. Сегодня местное население преимущественно зарабатывает на туризме. В этих местах много гостевых домов, гостиниц, пансионатов и турбаз.

Каменномостский и Даховская — ворота плато Лагонаки. Отсюда недалеко до Хаджохской теснины, Свято-Михайловского мужского монастыря и многих других достопримечательностей. Это практически старт культового туристического маршрута № 30, который начинается от КПП «Лагонаки».

Не все местные жители охотно говорят журналистам о будущем курорте.  Удается взять комментарий у заместителя главы станицы Даховской — 48-летнего Дмитрия Галушкова. В этих местах он родился и вырос. Надеется, что с курортом в станицу проведут газ, которого нет ни в Даховской, ни в Хамышках, ни в Гузерипле. Говорит, что у республиканских властей проект «на контроле».

— На самом высоком уровне было заявлено, что вопросы экологии при строительстве курорта будут наиважнейшими. На плато Лагонаки не будет ничего, кроме стоек подъемников и лыжных трасс. Жилая инфраструктура будет построена за границами заповедника. Когда здесь построят курорт, он станет таким же брендом, как «Архыз» или «Красная Поляна», — говорит  Галушков. 

Добавляет, что сейчас в станице дефицит кадров. Работы много. Бизнес готов платить горничной или разнорабочему в гостинице 1,5–2 тысячи рублей в день. Новый курорт может привлечь новые трудовые руки.

Лагонаки
Фото: Владимир Васильев

В Хамышках, как и в Даховской, неохотно общаются с журналистами. На контакт идет несколько молодых людей. Но все они считают, что туристический комплекс — это благо.

—  Здесь проблемы с работой. Она есть, как и в других таких селах, на почте, в школе или детском саду. Сейчас я учусь на сварщика и надеюсь, что курорт обеспечит меня работой. Мне не придется, как многим мужчинам, уезжать из села или работать где-то на вахте, — объясняет 18-летний Сергей Федорченко.

Парень говорит, что новости о строительстве подогрели цены на землю. Теперь за сотку в Хамышках просят 500 тысяч рублей. В Гузерипле ее стоимость доходит до 1,5 млн. Сейчас на землю довольно высокий спрос. При этом, по словам Федорченко, люди старшего поколения не хотят, чтобы в их размеренную жизнь кто-то вмешивался, и не поддерживают идею создания курорта.

38-летний глава Гузерипля и совладелец местной гостиницы «Эдем» Сергей Пальчиков говорит, что в поселке регулярно проживает человек 80, не больше. Местные занимаются пчеловодством и заняты в туристическом бизнесе.

— Туристы на плато Лагонаки приезжают круглогодично. Зимой катаются на санках и отдыхают в термальных источниках, летом — рыбалка, пешие маршруты и конные прогулки. В праздничные дни в гостиницах мест, как правило, нет, — рассказывает Пальчиков. — Конечно, курорт здесь нужен. Местный бизнес поднимет голову и начнет зарабатывать. Место найдется и крупному бизнесу. Кто-то предпочтет пятизвездочный отель, а кому-то по душе обычный гостевой дом. Крупные отели подтянут местную индустрию гостеприимства. Уровень сервиса повысится. Так что я скорее за курорт.

Раисе Беловой — 72 года. 70 из них она живет в Гузерипле. Получает пенсию, появление горнолыжного курорта никак не скажется на ее кошельке. И все же женщина тоже не против строительства туркомплекса.

— Место хорошее, пусть здесь все расстраивается, развивается. Мне хочется, чтобы здесь были люди, — говорит она. — Воздух хороший, здесь может быть вторая Швейцария. А сейчас — тишина, ничего не происходит, никто ничем не занимается.

Кавказский заповедник: мнения

Заместитель директора по научной работе Кавказского биосферного заповедника Николай Ескин считает, что события в Украине «спровоцировали» развитие горнолыжного курорта на плато. «Стране нужны новые драйверы для экономики», — говорит он и выделяет факторы, при которых строительство приемлемо для заповедника.

— Во-первых, курорт должен быть стабильным и не расширяться. Изначально установленные границы перешагивать нельзя, — отмечает Ескин. — Во-вторых, территорию курорта необходимо изолировать. Гости не должны разгуливать по всему плато. В-третьих, курорт не должен нести ущерб растительному и травяному покрову. Это самый тяжелый и невосполнимый вред. Условием должно быть отсутствие жилого фонда на территории Лагонакского биосферного полигона. Огромная нагрузка на природный комплекс возникает именно при обеспечении комфортного проживания людей. На Лагонаки может быть размещена только горнолыжная инфраструктура: подъемники, спуски, установки искусственного оснежения. Даже гаражи для ратраков и кафе  приемлемы, но жилье — нет. В-четвертых, Кавказский заповедник должен полностью контролировать автомобильный подъезд на курорт. Моторизованная техника — один из мощнейших разрушителей для экосистем. Все перечисленные условия позволят курорту быть экологичным. При их соблюдении можно согласиться с существованием горнолыжного комплекса.

Доктор биологических наук, профессор Майкопского государственного технологического университета Валерий Акатов считает, что перспектива долгосрочного сохранения биоты Лагонакского нагорья выглядит пессимистично, несмотря на его охранный статус. 

— [Стройка] связана с изменением политики государства по отношению к особо охраняемым природным территориям. Первоначальная цель их создания — сохранение природных комплексов и биоразнообразия — постепенно уходит на второй план.

На первое место выдвигаются идеи их рекреационного освоения, в том числе — что наиболее тревожно — путем размещения на охраняемых территориях объектов инфраструктуры: гостиниц, спортивных сооружений, горнолыжных трасс и подъемников, дорог, линий электропередач и т. д. Лагонакское нагорье — природный изолят. Потому любое, даже случайное локальное вымирание популяций или видов в его пределах, будет иметь необратимый характер. Это обуславливает высокую уязвимость биологических сообществ и требует особо строгих мер охраны, — говорит Акатов.

Профессор полагает, что на Лагонакском нагорье допустимы лишь «мягкие» формы пешеходного туризма, не наносящие урона его природным комплексам. Именно такую, а не индустриальную форму рекреационного использования этой территории предлагали многие специалисты в области охраны природы. 

Фото: Владимир Васильев

Слова и реальные планы

— На плато Лагонаки не должно быть горнолыжного курорта. В крайнем случае, если совсем невозможно обойтись без него по экономическим соображениям, мы считаем возможным допустить, что на территории биосферного полигона появятся только горнолыжные трассы и подъемники. Больше ничего: ни дорог, ни гостиниц, ни других объектов капитального строительства. Этот проект должна одобрить ЮНЕСКО, поскольку Западный Кавказ — объект Всемирного наследия. В то время по плану как минимум нижнюю деревню планируется построить на плато Лагонаки. Еще какие-то гидротехнические сооружения в районе реки Курджипс также попадают на территорию заповедника. Создатели курорта заявляют, что на первом этапе ничего подобного не будет, но в мастер-плане это все есть. Сначала инвесторы планировали построить нижнюю деревню на 500 гостиничных номеров, потом увеличили число до тысячи, — рассказывает член Экспертного совета по заповедному делу Михаил Крейндлин.

Эколог говорит, что ему неизвестны примеры, когда на заповедных территориях строился горнолыжный курорт и это не вредило природе.

— Если курорт на плато Лагонаки будет построен без одобрения ЮНЕСКО, это нанесет имиджевый урон России. Тогда с большой вероятностью Кавказ перейдет в Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой. Это, конечно, будет позорный факт, — говорит Крейндлин.

Кубанские экологи также со скепсисом относятся к проекту горнолыжного курорта. 20 июня 2023 года руководитель краснодарского отделения общественной организации «Зеленая лига» Евгений Витишко в своем телеграм-канале опубликовал пост, состоящий из одной фразы: «Уничтожат Лаго-Наки». Как признался автор, это был крик души. 

— Около двух недель назад глава Мезмайского сельского поселения Мостовского района Алексей Николаев сообщил, что его просят выдать порубочный билет на вырубку 3000 деревьев в районе хребта Азиш-Тау для организации стоянки строительной техники, — рассказывает Витишко. — Выходит, что «страдать» будут и краснодарские территории, даже несмотря на то, что край официально не участвует в проекте.

По словам эксперта, работы ведутся скрытно от общественников-экологов, которые хотят контролировать ситуацию. Никто не имеет понятия о том, что там происходит. Но известно, что на месте, где предполагается разместить гостиничные комплексы, уже бурят изыскательские скважины.

— Всей системе Кавказского заповедника будет нанесен непоправимый ущерб, — уверен Витишко.

Фото: Владимир Васильев

Что пострадает?

В начале мая 2023 года краснодарская АНО «Гражданская инициатива против экологической преступности» обнародовала переписку чиновников МИДа и Ростуризма с менеджерами АО «Корпорация “Туризм.РФ”» и НАО «Красная Поляна». Из переписки следует, что часть будущего горнолыжного курорта «Лагонаки» все-таки будет построена на землях Кавказского биосферного заповедника. О планах строительства туристической деревни можно судить по эскизному проекту, который подготовило архитектурное бюро «Студия 44» из Санкт-Петербурга. Экологи проанализировали документ и наложили его на местность.

— Из того, что мы увидели в этих документах, можно предположить, какой ущерб будет нанесен. Огромный, — рассказывает «Кедр.медиа» директор «Гражданской инициативы против экопреступности» Дмитрий Шевченко. — В альпийской зоне будет поврежден почвенно-растительный покров на площади не менее 19,2 га (приблизительно 24 футбольных поля). Речь идет только о технических дорогах. Чтобы обустроить 27 км лыжных трасс, необходимо снять плодородный слой на 27,7 га плато (38 футбольных полей). По уточненным данным, гостиницы, административные здания и дороги поглотят 8,7 га (21 футбольное поле) лесных земель. Площадь сплошной рубки под гостиницы, административные здания и автостоянки составит 7,6 га — это 19 футбольных полей. Питьевой воды такой гостиничный городок будет потреблять 1,8 тысяч кубометров в сутки. Для этого придется высасывать почти весь объем воды в верховьях реки Курджипс.

Для отсыпки дорог и площадок под автостоянки потребуется не менее 10 тысяч кубометров гравия. Что интересно, один из предлагаемых вариантов — добыча материала на месте: путем взрывных работ.

Дмитрий Шевченко полагает, что гостиницы для нового туркомплекса могут начать строить уже в 2024 году.

— Сложнее ситуация с той территорией, на которой хотят возвести подъемники и сделать трассы для катания. Этот участок входит в объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Россия точно будет добиваться исключения территории с трассами из этого списка. Да, придется пройти экологическую экспертизу проекта, но в России это обычно профанация: прикормленные эксперты все подпишут и одобрят. Благо, есть возможность заявить общественную экологическую экспертизу. В сентябре будет сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. По нашей информации, будет поставлен вопрос о включении «Западного Кавказа» в список «Наследие под угрозой». Российским властям на это плевать, но это будет большой удар по имиджу курорта «Лагонаки». Ни одна приличная международная компания не будет там участвовать и поставлять туда оборудование. Впрочем, Россия (МИД и Минприроды РФ) прилагает усилия, чтобы все-таки договориться с ЮНЕСКО и пересмотреть границы «Западного Кавказа».

Лагонаки
Фото: Владимир Васильев

Дмитрий Шевченко уверен, что для Кавказского заповедника ткачевско-кумпиловская затея будет носить фатальный характер.

— Заповедник утратит ценность как объект всемирного наследия, а Россия встанет рядом с мировыми failed states (несостоявшееся или провалившееся государство — прим. ред.), неспособными сохранять собственные природные территории из-за коррупции, войн и авантюрных бизнес-проектов.

«Всего 1%»

При подготовке материала редакция «Кедра» направила запросы председателю совета директоров госкорпорации «Туризм.РФ» Дмитрию Чернышенко, генеральному директору ООО «Мантера-групп» Джамбулату Хатуову, генеральному директору Кавказского государственного природного биосферного заповедника Сергею Шевелеву. Ответ был только один — из министерства природных ресурсов.

«6 марта 2021 года распоряжением Правительства России создан биосферный полигон на территории Кавказского биосферного заповедника. На нем допускается размещение объектов капитального строительства исключительно для развития познавательного туризма, физической культуры и спорта. Общий проект (мастер-план) строительства был согласован Минприроды России, он включает в себя станцию канатных дорог и сопутствующую инфраструктуру. Общая площадь планируемой застройки не превышает 1% площади биосферного полигона, а весь номерной фонд будет построен за пределами Кавказского государственного природного биосферного заповедника. Далее проект обязан пройти экологическую экспертизу Росприроднадзора», — заявили в ведомстве.

Этот текст — часть спецпроекта «Экологическая карта России». Читайте наши материалы об экопроблемах в регионах страны

Читать

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

«Куда бы мы ни предложили мусор возить — везде найдутся активисты»

Репортаж из уральского села, где протест против мусорного полигона дошел до голодовки

Она вам не эколог

Портрет Ирины Макановой — самого скандального чиновника Минприроды, которой «нахрен не сдалась экология»

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»