Главные герои фильма «Не смотрите наверх» могли бы жить и в России: пока ученые видят в экстремальных погодных явлениях минувшим летом подтверждение изменений климата, 40% россиян считают, что эта проблема надумана. 

В первом эпизоде нашего подкаста «Пакет не нужен» говорим о климате: что это вообще такое, как происходящие изменения влияют на нас и как мы можем повлиять на них. Лина Туомас собрала экспертов, чтобы разобраться с этими и другими неудобными вопросами о глобальном потеплении.

Александр Чернокульский, старший научный сотрудник Институт физики атмосферы им. А.М. Обухова РАН, объясняет базовые понятия: что такое климат; почему все чаще случаются погодные аномалии; насколько изменилась температура планеты и что нам мешает быстро снизить выбросы парниковых газов.

Василий Яблоков, руководитель направления «Климат и энергетика» в российском Greenpeace, рассказывает, как климатические изменения проявляются в России: почему в нашей стране глобальное потепление идет быстрее; что происходит с вечной мерзлотой и почему это важно; как изменится климат в Сочи и затопит ли Санкт-Петербург.

Дарья Чекальская, экоинженер из Скандинавии, объясняет, что делать человеку в этой истории: как изменения влияют на людей; можно ли спрятаться от глобального потепления или повернуть все вспять; как на климат влияет даже сортировка мусора и как будет выглядеть будущее человечества, если сейчас не заниматься этой проблемой.

В этом выпуске были упомянуты: фильм Адама МакКея «Не смотрите наверх»; сериал Greenpeace об изменении климата «РРРеакция»; пилотный выпуск подкаста «Пакет не нужен» про мусор, который вы можете послушать в подкасте «с ЭГО на ЭКО»; стендап выступление американского комика Джоржа Карлина «Saving the planet». Материалы, которые помогут вам глубже погрузиться в тему: лекции WWF «Изменение климата в России».

Подкаст «Пакет не нужен» — научпоп-подкаст «Кедр.медиа» и Лины Туомас про экологию и устойчивое развитие. В нем мы пытаемся разобраться, куда и как нам идти, чтобы прийти не к катастрофам и войнам, а к благополучному сосуществованию друг с другом и с окружающим миром.

Слушайте на всех доступных платформах

Читать выпуск:

Лина Туомас: Добро пожаловать в подкаст «Пакет не нужен». С вами Лина Туомас, и этот выпуск посвящен изменению климата. 

00:16 Чтобы сделать хорошие снимки, некоторые люди отправляются в путешествие, а некоторые идут дальше. В далеком 1961 году с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель «Восток». Она вывела на орбиту космический корабль «Восток-2», на борту которого находился 26-летний космонавт Герман Титов. Никто до него не видел Землю такой. Ученые говорили, что Земля круглая, голубая и белая, но  Титов увидел ее на фоне черной пустоты космоса. Это было потрясающе. Космонавт взял камеру и совершил первую ручную фото- и видеосъемку Земли из космоса. 

1:08 Позже в книге воспоминаний «Голубая моя планета» Титов напишет: «Я старался вспомнить все, чему меня учили на занятиях по киноподготовке, чтобы заснять на кинопленку вид нашей планеты с высоты космического полета. Заснять, чтобы люди могли посмотреть на свой дом-планету со стороны. И практика по киноделу мне действительно пригодилась. Я, подготовив камеру «Конвас», я решил определить экспозицию. На Земле я часто это делал на глазок, но здесь не рискнул, так как ошибка в экспозиции могла дорого стоить. Это не съемка сюжета на рыбалке. Я достал фотоэкспонометр, и оказалось, что его можно спокойно убирать обратно. Стрелка чувствительного элемента под действием перегрузок и вибраций отвалилась и в условиях невесомости занимала совершенно произвольное положение. Появилась, как у нас говорят, первая вводная. Ничего не оставалось, как на глазок прикинуть освещенность и подобрать диафрагму. 

2:06 И тут я вспомнил поговорку «Нет худа без добра». Некоторые пленки на Земле у меня получались, прямо скажем, не лучшего качества, но практика “на глазок” меня выручила, и пленка из космоса получилась удачной». 

Первые цветные кадры, снятые человеком на 35 мм, показали всю красоту и хрупкость нашего дома с высоты 300 км. Ученые продолжают утверждать, что использование ископаемого топлива нагревает планету и ставит под угрозу наше существование. Сегодня на околоземной орбите спутники собирают информацию, которая помогает бороться с изменением климата и предотвращать природные катаклизмы. Но люди все еще не приняли тот факт, что климат меняется. Та Земля, которую Титов увидел через иллюминатор корабля в 60-е, сильно трансформировалась. Если раньше изменение климата объяснялось Солнцем, вулканами, океаническими вариациями, вращением Земли, движением континентов, то никакое сочетание этих факторов не может объяснить <происходящее> в последние десятилетия. Что нового? Вывод климатологов однозначен. В масштабе прошлых 50 и будущих 100-200 лет основной вклад делает человек. Поэтому каждому из нас важно разобраться в этом вопросе и начать действовать. Давайте начнем с азов и разберемся, что же такое климат.

Александр Чернокульский: 3:40 Под климатом ученые понимают ансамбль состояний, всю совокупность возможных состояний, которые принимают различные оболочки климатической системы за какой-то период времени, например за 30 лет.

Лина Туомас: Рассказывает старший научный сотрудник Института физики атмосферы имени А. М. Обухова РАН Александр Чернокульский.

Александр Чернокульский: Тут важно отметить, что ученые сейчас смотрят не только на одну оболочку, на атмосферу. Климат — это не только средняя погода. Они смотрят и на другие оболочки, например, на состояние гидросферы, то есть океана, деятельность его верхнего слоя, или на состояние криосферы, ледников. Вообще выделяют пять оболочек: еще биосфера и литосфера. Климат — это такая совокупность состояний всех оболочек.

Лина Туомас: Когда впервые заговорили об изменении климата? Что стало причиной?

Александр Чернокульский: Пожалуй, о том, что климат меняется, ученые стали говорить в XIX веке. 

4:37 Здесь нужно отметить Луи Агассиса, который обнаружил наступление и отступление ледников в Швейцарии. Ледники — это серьезный инерционный элемент климатической системы, который реагирует достаточно небыстро, но в то же время является зеркалом климата. Отступление и наступление ледников, очевидно, показало ученым, что климат, по крайней мере, в этом регионе меняется. К концу XIX века появилась работа Сванте Аррениуса — самая первая работа, показывающая, что, если мы удвоим СО2 в атмосфере, температура станет существенно выше. Стало понятно, что в атмосфере работает сильный парниковый эффект. Здесь можно выделить работы Жан-Батиста Фурье начала века и работы Джона Тиндалла середины века. Фурье теоретически показал, что есть парниковый эффект, Тиндалл экспериментально отметил, какие именно парниковые газы в атмосфере, собственно, отвечают за этот эффект. Хотя сам термин «парниковый эффект» появился в начале XX века. В 20-е годы XX века большой вклад в развитие науки о климате как об изменчивой системе внесли работы Милутина Миланковича, который проанализировал астрономические циклы. Миланкович был астрономом и показал, что есть циклы астрономических параметров орбиты Земли: сжатость орбиты, наклон и прецессия земной оси. Он показал, что есть период в 20, 40, 100 и 400 тысяч лет. 

6:12 Вот их суперпозиция определяет, как энергия, которая приходит к нам от Солнца, перераспределяется по планете и что в какой-то период года, например, летом к Северному полушарию может приходить больше или меньше солнечной энергии. Это запускало в том числе ледниковые циклы — переходы от ледниковья к межледниковью, о которых впервые заговорил Агассис. По сути, конец XIX – первая половина XX века — старт науки об изменении климата. Развивалась палеоклиматология и появлялись различные палеоданные, показывающие, что на протяжении столетий и тысячелетий климат действительно менялся. Можно говорить, что именно тогда зародилась парадигма о нестабильном климате, о том, что климат изменчив. Где-то в 70–80-х годах стало понятно, что мы живем в эпоху нового фактора, который влияет на климат, а именно антропогенной деятельности, в первую очередь сжигания ископаемого топлива.

Лина Туомас: 7:24 Всероссийский центр изучения общественного мнения представил данные опроса о климатических изменениях и о мерах, которые россияне поддерживают в рамках борьбы с глобальным потеплением. Оказалось, что 40% взрослых россиян считают, что проблема глобального потепления надумана. Эта реальность напоминает сюжет фильма «Не смотрите наверх». 

Большое количество мифов мешает перейти от риторики «меня это не касается» к активным действиям для стабилизации ситуации. Один из самых популярных — о том, что климатические изменения — это природный процесс и человек к нему не причастен. Якобы климат менялся всегда, и это естественно. Я пригласила эксперта по проблеме изменения климата Василия Яблокова объяснить, почему же все-таки научное сообщество считает, что виноваты мы.

Василий Яблоков: 8:25 Существует огромное количество подтверждений, что текущее изменение климата связано с излишним количеством парниковых газов, в первую очередь от сжигания ископаемого топлива. Это проявляется и в изотопном составе углекислого газа в атмосфере, и в климатических моделях. Естественные процессы не объясняют такого повышения уровня парниковых газов, температуры и других естественных процессов на Земле. Они должны происходить, так как климат все время меняется, но обычно это происходит в течение гораздо более продолжительных периодов времени. Человечество выбрасывает в атмосферу беспрецедентное количество парниковых газов, рекордное за миллион лет.  Палеоклиматические исследования это доказывают. 

9:20 Появляется все больше публикаций. В общем, для науки этот вопрос решен уже довольно давно, и в нем нет необходимости сомневаться.

Лина Туомас: Вот мы говорим, что Земля нагревается. Но на сколько градусов изменилась температура планеты?

Василий Яблоков: Прежде чем говорить об изменении температуры, важно определиться с точкой отсчета — температура и климат менялись всегда, просто происходило это довольно медленно и циклично. Сейчас мы говорим о беспрецедентном повышении температуры, которое наблюдается последние 100 лет. Точкой отсчета является конец XIX века: время до начала массовой индустриализации. С тех пор температура планеты поднялась на 1,1 °С. Кажется, что это не очень много, но это средняя температура на планете. В некоторых районах Земли температура поднялась выше. Сильнее всего страдает Арктика: там речь идет о повышении более чем на 3-4 °С. Считается, что по России в среднем  потепление идет в три раза быстрее, чем по миру. И есть зоны, где, условно, изменения климата и температуры не настолько критичны и заметны. Тем не менее полтора градуса — это та отметка, при которой климат еще может быть более-менее стабилен. После начнутся необратимые последствия, с которыми будет все тяжелее справляться.

Лина Туомас: 10:58 Здесь важно рассказать о Парижском соглашении — юридически обязательном международном договоре по изменениям климата. 195 стран вместе с ЕС приняли его на Рамочной конвенции ООН об изменении климата в 2015 году в Париже. Задача соглашения состоит в том, чтобы удержать рост глобальной средней температуры ниже 2 °С и приложить усилия для ограничения роста температуры величиной 1,5 °С. Запомните эту цифру как ориентир. Вернемся к причинам изменения климата, как оно связано с выбросом метана?

Василий Яблоков: Метан — это парниковый газ, который имеет больший парниковый эффект, чем углекислый газ: в перспективе 100 лет примерно в 28 раз. Он опасен для климата так же, как и все парниковые газы: излишняя концентрация приводит к повышению температуры, изменению режима осадков и всем многочисленным погодным аномалиям. 

12:09 Надо понимать, что источники метана довольно конкретные: животноводство, в первую очередь метаболизм коров, таяние мерзлоты.  Две трети территории России — это мерзлота и это утечки из газовых и нефтяных скважин, с угольных разрезов.

Лина Туомас: Что мешает человечеству резко снизить выбросы парниковых газов?

Василий Яблоков: Зависимость мировой экономики от ископаемого топлива. В каких-то странах эта зависимость больше, в каких-то меньше. Тем не менее большинство процессов и предметов, которые нас окружают, связаны с использованием энергии ископаемого топлива, доставлялись с его использованием. Ежедневно мы так или иначе сталкиваемся с ним. 

13:01  Перейти к низкоуглеродным и безуглеродным источникам экономически и трудозатратно, требует времени и исследований. Об изменении климата было известно уже давно, но этой проблеме не уделялось достаточного внимания. Сейчас мы очень быстро пытаемся наверстать упущенное, создать условия для энергоперехода, для зеленого перехода. Конечно, мы сталкиваемся с огромными трудностями на этом пути. Человечество ставит себе цель достичь углеродной нейтральности, то есть баланса выбросов между поглощением и прямыми выбросами к 2050 году. Некоторые страны дают себе отсрочку до 2060 года, как, например, Россия. Тем не менее такие долгосрочные перспективы скорее ориентиры, нежели реальная цель. В ближайшие десятилетия мы должны пройти пик по выбросам парниковых выбросов. Было некоторое снижение в 2020 году из-за пандемии, потом выбросы вернулись, собственно, к своему первоначальному тренду — к росту. 

14:12 В первую очередь нужно переломить эту тенденцию.

Отбивка.

Лина Туомас: Перейдем к следующему мифу. «Потепление — это же хорошо, особенно в России, погода улучшится». Потепление в России может принести и проблемы, и новые возможности. Согласно оценкам Росгидромета, деградация мерзлоты улучшит условия навигации по Северному морскому пути, что расширит экспорт в Китай, но при этом приведет к разрушению инфраструктуры. Достаточно вспомнить недавнюю катастрофу в Норильске. Компания «Норникель» заявляет, что причиной утечки более 20 тысяч тонн нефтепродуктов в реки Далдыкан и Амбарная стало оттаивание грунта. Цитата Павла Константинова: «70% территории России — это вечная мерзлота, на которой построены такие крупные города, как Норильск. При изменении климата несущая способность грунтов падает и трубопроводы начинают рваться, дома идут трещинами и разрушаются. Изменение климата планеты происходит стремительными темпами, а потепление на территории России — в 2,5 раза быстрее, чем на других участках Земли». 

15:28 Почему так происходит?

Василий Яблоков: Связано это с планетарными особенностями, распределением суши и моря. На полюсах в принципе теплеет в несколько раз быстрее, чем в среднем на планете. Россия — полярная страна, и значительная часть ее территории находится за полярным кругом, где как раз и наблюдаются беспрецедентные климатические изменения.

Лина Туомас: До 65% территории России — это районы вечной мерзлоты. Что с ней сейчас происходит?

Василий Яблоков: Вечная мерзлота не вечная. Она тает. Разрушается инфраструктура, которая на ней находится, например, трубопроводы, происходят разливы нефти, выбросы метана, разрушаются здания, дороги, протаивают очаги сибирской язвы и других, пока не изведанных бактерий. Органика находилась в замороженном состоянии очень долго, а теперь из-за изменения климата начинает протаивать. Самая большая проблема — при таянии, как раз при разложении органики, выделяется огромное количество метана, которое ускоряет климатические изменения, такой эффект обратной связи. 

16:40 Последствия будут уже не только для России, но и для всего мира. Проблема еще в том, что мерзлота занимает две трети территории России. Чтобы остановить таяние мерзлоты, необходимо реально принимать глобальные меры. Вместе со всеми странами максимально быстро сокращать выбросы, чтобы как можно меньше мерзлоты растаяло и как можно меньше метана попало в атмосферу.

Лина Туомас: 17:16 Что будет происходить с отдельными участками России? Например, как изменится климат в Сочи и в целом на юге?

Василий Яблоков: Так же как и везде: увеличится количество экстремальных погодных явлений, волн жары, которые будут приводить к засухам, неурожаям и пожарам. Увеличится количество наводнений, которых и так в последнее время много. Повысится температура и засушливость климата, из-за чего будут меняться экосистемы. В целом климат станет более контрастным. Есть такая тенденция:  более засушливые районы становятся засушливее, более влажные районы — влажнее. Она наблюдается во всем мире.

Лина Туомас: Есть мнение, что уровень Мирового океана поднимется и Санкт-Петербург всплывет. Так ли это?

Василий Яблоков: Пока что океан поднимается не очень быстро, но существуют разные оценки.

18:07 По драматичным, его уровень может достичь 6 метров. Хотя, кажется, что все прибрежные города успеют к этому адаптироваться, построить дамбы и все необходимые сооружения, чтобы предотвратить затопление. Но проблема будет даже не в самом повышении уровня океана, а в штормовых явлениях: частота и интенсивность будут увеличиваться. Петербург регулярно и раньше затапливало без изменения климата. Теперь таких явлений станет больше, и будет требоваться еще больше затрат, чтобы их предотвратить.

Лина Туомас: Хорошо. Василий, а какие плюсы и минусы от изменения климата для России ты выделяешь?

Василий Яблоков: Традиционно говорят об освобождении Северного морского пути ото льда и его круглогодичном использовании, что улучшит мировую логистику и снизит затраты на перевозки. 

19:03 Кроме того, сокращение отопительного сезона ведет к экономии ископаемого топлива и бюджета. Расширение зоны земледелия: некоторые северные районы, которые по агроклиматическим условиям были не пригодны для выращивания некоторых сельхозкультур, теперь смогут спокойно использоваться. Вовлечение зон растаявшей вечной мерзлоты в сельское хозяйство, конечно, сомнительно, потому что чаще всего <остается> болото, которое требует довольно серьезных усилий перед использованием. Если говорить про минусы, которых, безусловно, намного больше и которые имеют гораздо больший эффект, начнем с экстремальных погодных явлений. Волны жары. Яркий пример — жара в 2010 году в Центральном регионе. Она была хорошо изучена: сколько дополнительных смертей случилось, каким беспрецедентным было загрязнение воздуха из-за пожаров от блокирующего антициклона и т. д. Так как таких явлений становится все больше, то, последствия для здоровья человека растут. Но вопрос не только о здоровье человека, но и об экономике в принципе, о разрушении жилищ и инфраструктуры. Все это требует значительных затрат на восстановление, совершенно не сопоставимых с теми плюсами, которые появятся от изменений климата. Наводнения — это и загрязнение воды, и опять-таки разрушение инфраструктуры. В истории России были известны катастрофические наводнения, которые привели к огромному количеству жертв. Возможно, прямо таких повторений и не будет. Но в сумме частота и интенсивность, которые характерны для наводнений сегодня, могут быть сравнимы с теми катастрофическими событиями.

21:05 Пожары, естественно. С одной стороны, это уничтожение древесины. С другой — это огромные объемы выбросов парниковых газов, которые нивелируют усилия России по сокращению выбросов. С пожарами довольно просто справиться — необходима профилактика. Известно, как сократить количество пожаров, хотя изменение климата играет не в пользу улучшения процессов. Проблема заключается не только в недостаточной профилактике, но и в том, что появляется все больше засушливых периодов, волн жары, которые увеличивают катастрофичность пожаров. Таяние мерзлоты, опять-таки разрушение инфраструктуры, которые уже создают чрезвычайные ситуации — все это требует значительных экономических затрат, совершенно не сопоставимых с выгодами, про которые я говорил в начале. 

Лина Туомас: Пару лет назад Greenpeace запустил документальный сериал о климатическом кризисе «Реакция». 

22:25 В первом эпизоде авторы представили мир на основе прогнозов о том, как будет развиваться климатический кризис, если ничего не делать. Речь шла о климатической самоизоляции. Если вовремя не решить проблему климатического кризиса, вероятно, человечеству вновь придется сидеть на всемирной самоизоляции. Только уже масштабов комфортабельной квартиры может оказаться недостаточно. Появятся специальные защищенные укрытия или даже целые защищенные города под куполом. При этом такая самоизоляция сможет растянуться на долгие годы и даже десятилетия, став по-настоящему бессрочной. 

23:01 Можно ли повернуть цикл изменения климата вспять?

Дарья Чекальская: Планета может менять температуру вследствие того, что меняется интенсивность Солнца или расположение Земли по отношению к нему: по какой орбите мы перемещаемся, как близко или далеко находимся.

Лина Туомас: Отвечает эко-инженер из Скандинавии, климатический коммуникатор и консультант Всемирного банка климатического инвестиционного фонда Дарья Чекальская.

Дарья Чекальская: Из-за геологических процессов, например, вулканизма выделяется много парниковых газов и температура растет. Температура также может расти из-за повышения концентрации парниковых газов, связанных с человеческой деятельностью. На данный момент мы знаем, что Солнце даже немного охлаждает планету. Его интенсивность меньше, чем была 200 лет назад. Соответственно, тот скачок температуры не может быть вызван тем, что Солнце дало нам больше энергии. 

24:03 Положение планеты по отношению к Солнцу мы тоже можем вычислить, и это тоже не дает тех результатов, которые мы в данный момент наблюдаем. Если мы посмотрим на вулканы, то не увидим активного вулканизма. Сегодня вулканы выбрасывают всего 1% СО2 от того, что производит человечество. Так мы приходим к тому, что в первую очередь климат меняется из-за сжигания ископаемого топлива человеком и это приводит к интенсификации парникового эффекта, то есть рядом с нашей планетой становится больше парниковых газов. Парниковый эффект — это такое одеяльце вокруг Земли, которое удерживает тепло. Поэтому больше газов — больше тепла — выше температура. Как бы мы смогли повернуть цикл изменения вспять? Если мы перестанем увеличивать концентрацию парниковых газов, то выровняется ли температура? Климат все еще будет меняться некоторое время из-за инерции, но потом скорость этих изменений станет меньше. 

25:09 Но что же делать с уже поменявшейся температурой? Мы должны забирать еще больше СО2 из атмосферы, чтобы снова прийти хотя бы к одному градусу изменений с начала промышленной революции. По-честному, нам бы сначала научиться забирать то, что мы за год производим, нежели говорить об исторических выбросах. При этом есть некие точки невозврата. Возможно, мы уже прошли некоторые из них и, возможно, вернуть все, как было, не получится. Например, чтобы вернулись ледники, то есть чтобы вода снова превратилась в лед, нужно приложить огромное количество энергии. У планеты это занимает несколько десятков тысяч, а то и миллионы лет. У нас никакие проекты это не потянут, они не будут рентабельными. Другая точка невозврата — погибают кораллы. Есть проекты по их восстановлению, но они пока не сильно глобальные. 

26:08 Непонятно, к чему мы будем возвращаться, если будем поворачивать вспять. Если коротко подытожить, мы точно можем остановить темп, с которым меняется климат, и предупредить самые катастрофичные изменения. Но вот вернуть все, как было, я думаю, не получится. Мы вернемся в немного другой мир, если мы все-таки сможем забрать все наши исторические выбросы. Неутешительные прогнозы говорят об обратной связи — механизме, который запускается, например, при таянии мерзлоты. Происходит это так: вечная мерзлота, хотя уже не вечная, тает и выделяет метан, из-за метана мерзлота начинает таять еще больше, появляется еще больше метана и т. д. То есть как будто мы не сможем остановить такое потепление. Или ледники: они тают, соответственно, меняется рефлективность планеты. Поскольку они белые, они отталкивают тепло. Когда ледники тают, планета становится коричневой, черной и происходит более интенсивное потепление. Прогнозируется,  что из-за механизма обратной связи мы уже вывели планету из строя и, например, следующий ледниковый период не наступит. Мы так и будем жить в более теплом мире.

Лина Туомас: 27:32 Как думаешь, есть ли шанс спрятаться от глобального потепления?

Дарья Чекальская: Физически, конечно, можно. Можно построить бункеры с большим кондиционером, залечь куда-нибудь на дно и есть свои запасы еды. Но, наверное, вопрос все-таки не об этом. Мне кажется, нет, потому что последствия изменения климата глобальны. Я постаралась показать, что они влияют на любую сферу нашей жизни. Плюс я думаю, что этот год показал, на какой маленькой планете мы живем и как тесно мы все связаны, в том числе экономически. 

28:05 Если где-то происходит кризис, то цепочки поставок нарушаются по всему миру и так или иначе страдают абсолютно все, даже люди, которые не связаны напрямую с этим кризисом. Если в одной части мира происходят какие-то негативные последствия от изменения климата, они переносятся через еду, поставки, а главное цену на любых потребителей в мире. Но от изменения климата можно убежать в страну, которая переживет его, так скажем, с наименьшими потерями. Недавно было проведено исследование: оценивали способность страны выращивать еду, защищаться от климатической миграции и получать стабильную энергию. И страной номер один, в которую можно бежать от изменения климата, оказалась Новая Зеландия. У Новой Зеландии зафиксировали наибольший потенциал выживаемости, потому что в стране развиты геотермальная и гидроэнергетика, там можно выращивать еду и живет мало людей. 

29:05 Также в топе стран оказались Тасмания, Ирландия, Великобритания и, конечно же, регион Скандинавии. Скандинавия имеет маленькую плотность населения и крутые климатические полиси: мы и сокращаем наши выбросы, и адаптируемся к последствиям изменения климата. Поэтому еще и энергетически, наверное, можем выжить. Но я думаю, что эта зима нам покажет. Еще так сложилось, что Скандинавия находится в местах, где не происходят сильные стихийные бедствия: нет того, что может ухудшиться. Если, например, на Филиппинах были тайфуны и тайфуны становятся сильнее, интенсивнее и протяженнее во времени, то в Финляндии из негативных последствий изменения климата будет больше облаков и меньше снега. Особенно об этом волнуются в Норвегии. В стране много спортивных климатических групп, которые выходят за борьбу с изменением климата, потому что снега нет, а значит, их спорт тоже становится неактуальным. Поэтому для них это важно.

Лина Туомас: Ну, что? Самая интересная часть. Так что же нам теперь со всем этим делать?

Дарья Чекальская: В первую очередь я предлагаю посчитать свой углеродный след. Причем не для того, чтобы как-то себя зашеймить или испортить себе настроение, а чтобы посмотреть, какие сферы жизни, так скажем, наиболее углеродно тяжелые и с каких проще всего начать.

Лина Туомас: 30:37 Эксперты Greenpeace разработали уникальный калькулятор углеродного следа, с помощью которого можно подсчитать, как сильно образ жизни отдельного человека может влиять на климат.

Дарья Чекальская: Следующий шаг — договориться с собой, что вы будете добавлять некий климатический фактор в свои мысли и какие-то решения. Просто привыкать к тому, что вы вообще думаете: об изменении климата, о том, что вы пытаетесь сделать какое-то более климатически умное решение и менять таким образом свое мышление. 

31:14 Как этот товар или действие влияет на климат? Как это действие сделать климатически дружелюбным? Как можно улучшить всю систему или инфраструктуру, учитывая новую частоту стихийных бедствий? Можно взять ответственность всего за пару направлений в области своих интересов и специализации. Мне вообще нравится этот подход. Когда мы работаем в рамках своих интересов, хобби и работы, то это помогает нам оставаться в теме надолго и делать по-настоящему системные изменения. Можно начать свой проект, или присоединиться к существующему, или просто делать вклад на личном уровне в зависимости от вашего ресурса и коммитмента к проблеме климата. Самое эффективное и простое на уровне отдельного человека — это улучшить теплоизоляцию квартиры, сменить привычный транспорт на более экологичный и поменять диету, например, ввести один день без мяса. 

32:15 В 2022 году ученые оценили 60 изменений в поведении и образе жизни и нашли наиболее эффективную эко-привычку, которая борется с изменением климата. Вы ни за что не угадаете, что это за эко-привычка. Ходить пешком. Да, ходить пешком является самым климатически умным решением, которое вы можете принять. Я думаю, что вы понимаете, что это влияет позитивно не просто на наше здоровье, но и на планету: когда мы ходим, мы не выделяем парниковые газы, которые, собственно, меняют климат. Также из идей в питании — сокращать потребление мяса и количество пищевых отходов, компостировать их, покупать сертифицированную продукцию с социальными экологическим стандартами вроде fair trade, carbon neutral label и т. д. На системном уровне можно потреблять сезонные продукты на местном рынке, то есть подавать сигнал, что нам нужно узнавать, кто вырастил нашу еду, и таким образом расширять сферу нашего влияния. Вы будете понимать, как работает большая сельскохозяйственная машина, начнете в ней ориентироваться и представлять, как можно системно ее менять. Вы можете помогать компаниям, школам или садикам или помогать вашей семье сокращать количество мяса в рационе — это тоже будет системное изменение. Мы можем применять правило zero waste и вообще следовать тому, что говорят осознанные люди: сокращать потребление одноразовых товаров, покупать винтаж или секонд-хенд, давать вторую жизнь и т. д. 

34:03 Но мы также можем влиять не просто на наше потребление, но и на поведение. Мы можем прививать себе привычку быть исследователем, задаваться вопросами, искать информацию, развивать системное проактивное мышление. Системные изменения, которые нам необходимы для изменения климата, начинаются с понимания «вот так я сейчас и вот куда нам нужно прийти». Также можно инвестировать в компании, которые поддерживают переход на низкоуглеродное будущее, покупать энергию на работе или поддерживать сервисы, которые делают свою работу устойчиво, закупают возобновляемые источники энергии. Можно даже сделать мини-исследование прежде, чем покупать новые вещи. Это тоже очень позитивно сказывается на создании системного мышления. 

35:00 Также мы можем менять поведение больших групп людей, если будем активными и будем просто говорить, например, с нашими друзьями или коллегами об изменении климата и о том, как мы можем жить устойчиво. Мы можем поддерживать активистов, например, Fridays for future или Восстание против вымирания. Мы можем узнать, что они требуют и присоединиться хотя бы просто подписями. Мы можем следить за местной повесткой: что происходит в нашем регионе, как и что политики продвигают, чтобы вовремя реагировать. С точки зрения потребления энергии, я думаю, тоже большое непаханое поле. Можно переключаться на возобновляемую энергию для питания вашего дома или офиса, если это возможно. Можно делать более мелкие шаги, например, накрывать кастрюлю крышкой. Звучит банально, но это сокращает потреблении энергии, к чему мы стремимся. Из небанальных привычек я бы посоветовала регулярно размораживать холодильник и морозильник — это тоже уменьшит потребность в энергии и технике, и использовать посудомоечную машину, потому что ручная стирка использует больше энергии воды. 

36:15 И последнее — это транспорт. На личном уровне, как я уже сказала, переключаться на хождение пешком или езду на велосипеде. Можно подвозить коллег или хотя бы выбирать поезд самолету, где это возможно. Выбирать карпулинг, если он существует в вашем городе. И если у вас все-таки есть автомобиль, то регулярно его обслуживать, чтобы он работал более эффективно. Например, можно проверить шины — правильное давление шин тоже может снижать выбросы. Ну, что? Я предлагаю воспринимать все, что вы узнаете об изменении климата как инструмент адаптации. Любой кризис, в том числе климатический, — это точка возможностей делать по-другому. Теперь мы с вами лучше адаптируемся под новый мир. Мы знаем, что ему нужно. Мы знаем, какие риски нас ожидают. И мы знаем, что с ними делать. 

37:08 И самое главное — мы с вами сейчас создаем инфраструктуру и систему для будущего. Я предлагаю любить знания о климатическом кризисе, потому что это не ноша для тревожности, а инструмент для информированного создания будущего. Появятся новые профессии, и уже появляются новые стандарты, новое мышление — и мы к этому будем готовы.

Лина Туомас: В пилотном выпуске подкаста «Пакет не нужен» мы обсуждали с экспертами жизнь мусора, которую вы не знаете: что с ним происходит, когда он покидает стены вашего дома. Ссылку на него я оставлю в описании. А сейчас давайте выясним, как сортировка мусора влияет на изменение климата.

Дарья Чекальская: В целом почти не влияет. Сортировка мусора решает проблему, связанную с отходами. Однако свалки все равно производят 2% глобальных выбросов парниковых газов. Очень важно сортировать именно органику, чтобы она не гнила на свалках, а, например, производила почву. 

38:09 Но глобально все-таки нужно понимать, что свалки — это 2%, а получение энергии для наших домов, производств, видов транспорта — это 75% выбросов. Поэтому если вы хотите действовать активно в борьбе с изменением климата, то сортировка мусора — это не первая эко-привычка, которую вы будете советовать.

Отбивка.

Лина Туомас: 38:53 В борьбе с изменением климата важен комплексный подход. Поскольку в центре устройства нашего общества стоит экономика, было бы здорово монетизировать выбросы парниковых газов в сознании людей. Как сказал директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы Алексей Кокорин: «Когда вы покупаете какой-нибудь товар, на нем должна стоять цена за выбросы парниковых газов по примеру пластикового пакета. Когда пакет бесплатный — это одно, а вот за 5 рублей его уже никто не берет. Всегда лучше, если рачительное поведение подкрепляется деньгами. Эта проблема не задачка с тремя неизвестными. Уже давно понятно, что, развивая возобновляемую энергетику, мы можем кардинально затормозить антропогенные изменения климата. Каждая страна обязана строить свой сценарий декарбонизации и одновременно адаптации, иначе проиграют все». Этот выпуск ответил на два важных вопроса: «Почему?» и «Что делать?». Для более глубокого погружения в тему, читайте материалы в описании к этому выпуску. Берегите себя. Как сказал известный комик Джордж Карлин: «Планета в порядке. А вот у людей проблемы».

Nothing wrong with the planet. The planet is fine. The people are fucked.