Новости

«Вы сможете продавать электроэнергию в Европу, когда откажетесь от угля и нефти». Экожурналист Ник Раймер — о потенциале зеленой энергетики в России

По словам Раймера, в Германии люди не сразу осознали, что изменение климата — это катастрофа, и к россиянам это осознание постепенно придет

01 декабря 2023
Ник Раймер. Фото: Кедр

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «КЕДР.МЕДИА», ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «КЕДР.МЕДИА». 18+

Экологический журналист и автор бестселлера «Германия 2050: как изменение климата повлияет на нашу жизнь» Ник Раймер в преддверии климатического саммита COP28 рассказал «Кедр.медиа» о пути немецкого общества к осознанию разрушительности изменения климата, сегодняшнем отношении немцев к экоактивистам, и о возможностях «зеленой» энергетики в России.

По словам Раймера, в 2007 году, когда он сам заинтересовался проблемой изменения климата, в Германии она почти никого не волновала. За пределами страны было много признаков серьезного потепления: например, говорит журналист, на некоторых хребтах Тянь-Шаня уже не было снега зимой. Но в Германии видимых последствий не наблюдалось. 

— Однако спустя время и немцы начали замечать, что с окружающей средой что-то не так. В 2017 году у нас было невероятно дождливое лето, а в 2018 — наоборот, очень жаркое и сухое. В 2019 пришла экстремальная жара — температура поднималась до 41°С. В 2021 году тоже была жуткая жара и одновременно наводнение (на реках Эрфт и Рейн — прим. ред.) — погибло 184 человека. В 2022-м снова было сухо и жарко. Все больше людей стали видеть закономерное увеличение числа опасных погодных явлений. Более того, в Германии начали исчезать ели, потому что им необходимы более прохладные условия. Это тоже не осталось без внимания немцев, — говорит Раймер. — Раньше люди в нашей стране не очень верили в изменение климата, но теперь они ощущают его на себе. Так, например, в некоторых регионах Германии в засушливые периоды вводятся ограничения на забор питьевой воды из-за ее недостатка — запрещается, например, наполнять бассейны или поливать свои газоны.

Ограничения связаны с тем, что установленные в Германии на государственном уровне принципы водопользования не позволяют добывать больше ресурса, чем успевает восполняться естественным путем.

Сейчас, отмечает Раймер, в германском обществе все чаще раздаются требования идти в борьбе с изменением климата дальше и, например, ограничить скорость движения автомобилей 120 километрами в час, что позволит сократить ежегодную массу выбросов углекислого газа на 3-5 млн тонн.

— Это примерно столько же, сколько произвела такая страна, как Габон, за все время своего существования, — говорит Раймер.

По словам экожурналиста, многие климатические угрозы для России и Германии одинаковы. В первую очередь, речь о волнах жары.

— Например, в 2018 году Баренцево море не замерзло зимой, при этом в Словении в начале марта выпали двухметровые сугробы. Ученые объяснили это так: из-за того, что море не покрылось льдом, испарений с его поверхности было больше, они потом переместились в Европу и выпали там дождями и снегом, — рассказывает Раймер. — Для России тоже характерны волны жары — вы это ощущаете и в европейской части, и в Сибири — ее леса никогда не горели так сильно, как в последние годы. От этих пожаров выделяется примерно столько же углекислого газа, сколько производит весь Европейский союз за год (в 2021 году лесные пожары в Сибири привели к выбросам 800 млн тонн CO2-эквивалента, а выбросы всех стран ЕС составили 2,7 млрд тонн CO2-эквивалента — прим. ред).

При этом, по оценке Ника Раймера, у России есть все возможности для сокращения эмиссии парниковых газов. Кроме того, есть шанс на этом зарабатывать.

— Потенциал у России есть, я бы даже сказал, что это ее предназначение — стать более «зеленой» и устойчивой. У нас в Германии очень мало земли, есть сложности с установкой ветряных мельниц. В России много места и огромные ветровые мощности — если вы пересмотрите свой подход к электрогенерации, то сможете экспортировать эту зеленую энергию в Европу.

И это касается не только ветра: биоэнергетика из отходов, солнечная генерация — очень много возможностей. Время нефти и газа в России должно закончиться, необходимо переходить на новые источники энергии и остановить поддержку ископаемого топлива, но для этого должна измениться политическая система и ее приоритеты. Я верю, что когда-нибудь наступит время после Владимира Путина — и оно точно будет для России другим, — сказал Раймер.

Конференция ООН по изменению климата COP28 пройдет в Дубае с 30 ноября по 12 декабря 2023 года. Ожидается, что в ней примут участие представители 198 государств. Они должны будут обсудить меры по адаптации стран к климатическому кризису и снижению выбросов парниковых газов. Сегодня основной мерой для снижения выбросов считается отказ от использования ископаемого топлива (угля, нефти и газа) и переход на солнечную и ветряную электрогенерацию. Однако на прошлой конференции, которая состоялась в 2022 году в Шарм-эль-Шейхе, представитель российской делегации Андрей Мельниченко заявил, что экономика РФ «будет вести себя так, как ведет»: «И мы и так все сократим», — добавил он. Россия сегодня — один из крупнейших поставщиков ископаемого топлива на мировой рынок. В энергобалансе страны более 75% приходится на сжигание угля, нефтепродуктов и природного газа.

Ранее эксперт Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО Михаил Юлкин рассказал «Кедр.медиа», как консервативная климатическая политика вредит самой России, какие меры для борьбы с климатическим кризисом предлагают российские чиновники, и насколько эти меры могут быть эффективны.

«Здесь будет Марс»

Гигантский медный карьер на Урале расширяется в сторону 8-тысячного поселка. Жители протестуют

Общаются ли киты на разных концах планеты?

Бонусный отрывок из книги Эда Йонга «Необъятный мир» — для читателей «Кедра»

Кто в цирке не смеется

Анатомия цирков с животными: почему десятки тысяч россиян требуют их запретить. Разбор «Кедра»

Чувствуют ли животные боль?

Отрывок из новой книги Эда Йонга «Необъятный мир. Как животные ощущают скрытую от нас реальность»

Суп для Ван Гога

Зачем климатические активисты на Западе обливают картины краской? «Кедр» спросил их самих