Поддержать
Новости

Сотрудников норильской ТЭЦ, откуда вылилось более 20 тысяч тонн топлива, освободили от наказания Ущерб от разлива суд оценивал в 146,2 миллиарда рублей

15 августа 2023Читайте нас в Telegram
Фото: ТК «Северный город»

Норильский городской суд Красноярского края признал виновными фигурантов дела о разливе более 20 тысяч тонн топлива в Норильске в мае 2020 года, сообщает пресс-служба суда. Осужденных отпустили из зала суда из-за истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, также им зачли в качестве наказания время, проведенное в СИЗО и под домашним арестом.

Директор ТЭЦ-3 дочерней компании «Норникеля» «Норильско-Таймырской энергетической компании» (НТЭК) Павел Смирнов, главный инженер Алексей Степанов, заместитель главного инженера по эксплуатации Юрий Кузнецов и начальник котлотурбинного цеха Вячеслав Старостин получили от одного года до полутора лет исправительных работ. Им также удержат 10% из зарплаты.  

Всех фигурантов дела признали виновными в нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246 УК РФ) и в нарушении требований промбезопасности опасных производственных объектов, повлекшем по неосторожности причинение крупного ущерба (ч. 1 ст. 217 УК). По последней статьей всех освободили от наказания в связи с истечением срока давности.

Как пояснила «Кедру» Ева Левенберг, координатор уголовных дел «ОВД-Инфо» (признан иноагентом), срок давности привлечения к уголовной ответственности по этой статье равен 6 годам, а значит преступление было совершено до разлива в 2020 году.

«Смирнов П.С., Степанов А.Ю., Кузнецов Ю.И. и Старостин В.В. небрежно отнеслись к выполнению возложенных на них обязанностям по эксплуатации опасного производственного объекта — резервуара № 5, в котором хранилось дизельное топливо, что привело к его разрушению и разгерметизации, с последующим истечением из резервуара № 5 дизельного топлива в количестве 21 163,3 т в окружающую среду», — говорится в сообщении суда.

Кроме того, юрист отметила, что время, проведенное в СИЗО, учитывается при назначении наказания из расчета: один день в СИЗО равен трем дням исправительных работ, два дня под домашним арестом — трем дням исправительных работ.

Известно, что фигуранты дела были задержаны и арестованы в июне 2020 года, однако спустя месяц им изменили меру пресечения на домашний арест. Издание NGS24 пишет, что мужчины находились под подпиской о невыезде, однако с какого момента — неизвестно. Поэтому нельзя точно сказать, будут ли они заниматься исправительными работами.

Ранее городской суд Норильска прекратил за истечением срока давности уголовное преследование двух сотрудников регионального управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, писал «Коммерсант». Следствие считало, что они вовремя не локализовали аварию на ТЭЦ и это увеличило вред для экологии.

Разлив 20 тысяч тонн солярки на предприятии «Норникеля» произошел 29 мая 2020 года. В грунт попали более шести тысяч тонн дизельного топлива, а в местные водоемы — около 15 тысяч тонн.

Ущерб от произошедшего суд оценил в 146,2 миллиарда рублей. Почти 145,5 миллиарда рублей «Норникель» выплатил в качестве возмещения вреда водным объектам, эти деньги направили в федеральный бюджет. Еще более 684,9 миллиона отдали в бюджет Норильска для возмещения вреда почвам. Изначально власти Красноярского края присвоили аварии статус регионального уровня, однако вскоре Владимир Путин поднял его до федерального.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Она вам не эколог

Портрет Ирины Макановой — самого скандального чиновника Минприроды, которой «нахрен не сдалась экология»

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»

«Мы действительно последнее поколение»

В Европе массово преследуют климатических активистов. Но их протест становится лишь радикальнее