Поддержать
Новости

Путин подписал новую климатическую доктрину России, рассчитанную до 2060 года Из нее исчезло упоминание угля, нефти и газа как главных причин изменения климата, отмечает эксперт

27 октября 2023Читайте нас в Telegram
Азовская ВЭС. Фото: el5-energo

Президент России Владимир Путин подписал указ об утверждении новой климатической доктрины страны. Ее текст опубликован на официальном портале правовой информации. Предыдущая версия документа действовала с 2009 года и теперь утрачивает силу.

В доктрине описана проблема изменения климата, как она проявляется и как государство собирается с ней бороться. В документе подчеркнуто, что, по научным данным, «хозяйственная деятельность человека, связанная, прежде всего, с выбросами парниковых газов, все сильнее влияет на климат на фоне его естественной изменчивости». 

При этом в доктрине указано, что решать проблему лишь научными методами нельзя: «В подобных ситуациях найти баланс возможно лишь в рамках политического процесса».

В доктрине расписано, как Россия на локальном и международном уровне участвует в борьбе с изменением климата. Например, говорится о том, что Россия играет значительную роль в глобальных усилиях по смягчению негативных последствий изменения климата и является активным участником Рамочной конвенции ООН об изменении климата и Парижского соглашения.

Также заявлено, что к 2060 году Россия планирует достичь углеродной нейтральности — баланса между антропогенными выбросами парниковых газов и их поглощением. К 2030 году объем выбросов парниковых газов планируют обеспечить на уровне 54% от того, который был в 1990 году. Ранее Путин ставил цель к этому году сдержать выбросы парниковых газов на уровне до 70% от уровня 1990 года.

Далее в доктрине описаны цели, основные принципы и задачи климатической политики России. Среди них — глобальный характер интересов Российской Федерации в отношении изменения климата и влияния его последствий на социально-экономическое развитие; приоритет национальных интересов при выработке и реализации климатической политики; ясность и прозрачность климатической политики; научная обоснованность принимаемых государством мер в области климата.

«Интересы Российской Федерации, связанные с изменением климата, не ограничиваются ее территорией и носят глобальный характер. Это обусловлено как всеобъемлющим изменением климата, так и необходимостью учитывать в международных отношениях многообразие воздействия на климат и последствия его изменения в различных регионах мира. При выработке климатической политики следует принимать во внимание не только прямое, но и косвенное воздействие изменения климата на экономику, население, в том числе на различные социальные группы, и окружающую среду», — написано в документе.

Среди действий, которые уже предпринимает Россия, чтобы сократить выбросы парниковых газов, указаны повышение энергетической эффективности во всех отраслях экономики; развитие использования возобновляемых и альтернативных источников энергии с низким уровнем выбросов парниковых газов; осуществление климатических проектов, в том числе в области лесного хозяйства.

Фото: Пресс-служба «Фортум»

Как пояснил «Кедру» эксперт по вопросам изменения климата Василий Яблоков, нынешняя и предыдущая доктрины похожи структурно и практически повторяют друг друга по разделам, положениям, целям, принципам, политики, и особенно — по вкладу России в решение проблем, связанных с изменением климата. В предыдущей доктрине не было упоминания углеродной нейтральности, а в новой она есть. Также раньше не было ссылки на Парижское соглашение, потому что доктрина появилась до его подписания.

«В новой версии уделяется много внимания тому, что Россия выполняет свои международные обязательства. В том числе, что Россия следует Парижскому соглашению и поставила цель достичь углеродной нейтральности к 2060 году, что понимается как баланс антропогенных выбросов и их поглощения экосистемами», — сказал Яблоков. 

В доктрине говорится, что Россия предприняла огромные усилия по сокращению выбросов в 90-е годы. По мнению эксперта, это не соответствует действительности. «Выбросы в 90-е годы сокращались не благодаря целенаправленной политике в области сокращения парниковых газов, а из-за развала экономики после падения СССР и прекращения работы многих предприятий, ответственных за выбросы», — отметил Яблоков.

Он уточнил, что со стороны экспертов есть много вопросов к оценкам количества выбросов, в частности, от природных пожаров. «Пожары последних лет огромны и катастрофичны, а доля выбросов от них в статистике незначительна», — отметил эксперт. 

В доктрине приводятся конкретные цифры и цели по поглощению выбросов лесами, в которых объемы выбросов оцениваются в миллионах тонн. Однако в экспертном сообществе идет дискуссия о том, как эти объемы оценивать.

«В доктрине упоминается 666-ой указ президента “О сокращении выбросов парниковых газов”, согласно которому выбросы должны быть на уровне не более 70% от показателей 90-х годов. Этот указ активно критиковался, так как на момент его подписания в 2020 году выбросы уже были на 50% меньше. По сути, указ подразумевал, что есть запас по увеличению выбросов. В доктрине говорится о том, что Россия не только выполнила цель не превысить показатель в 70%, но сделала что-то невозможное и даже не превысила 50%. Хотя опять же это связано с развалом экономики после падения СССР», — отметил эксперт.

В новой доктрине, в отличие от предыдущей, говорится о так называемой технологической нейтральности, указывает Яблоков. По его словам, обычно представители России используют этот термин в контексте развития атомной энергетики, указывая, что «все средства хороши» в достижении нулевых выбросов. При этом в самой доктрине прямо не фигурирует атомная энергетика.

Фото: РИА Новости / Александр Кряжев

Яблоков также отметил, что в доктрине говорится об энергоэффективности и возобновляемой энергии, что является основой декарбонизации экономики, так как на энергетический сектор приходится порядка 80% выбросов.

«Если говорить про энергетический сектор, то в доктрине 2009 года прямо указано, что выбросы связаны со сжиганием ископаемого топлива, а в новой доктрине я не заметил прямого упоминания ископаемого топлива и проблем, связанных с его добычей и использованием. Хотя все мировое сообщество согласно, что проблема изменения климата связана с использованием ископаемого топлива и основой борьбы с изменением климата является отказ от угля, нефти и газа», — сказал Яблоков. 

По его словам, Россия в отличие от многих других стран в своих документах часто обходит стороной вопрос отказа от ископаемого топлива. 

Кроме того, российская делегация на международных переговорах часто фокусируется на необоснованной дискриминации при принятии мер, затрагивающих международную торговлю. «На самом деле речь идет про санкции и про введение углеродного регулирования. Россия пытается отделить климатическую политику от торговли и развития экономики, настаивая на том, что меры по борьбе с изменением климата не должны мешать экономическому развитию, которое в первую очередь обеспечивается через международную торговлю», — уточнил Яблоков. 

В доктрине есть раздел про положительные эффекты, в котором приводится распространенный тезис о том, что если Арктика освободится ото льдов, это улучшит транспортную ситуацию для торговли и облегчит доступ к шельфу и его ресурсам. «Но как мы знаем, основные ресурсы арктического шельфа — углеводороды, сжигание которых вызывает изменения климата. Поэтому тут логическое противоречие», — указал эксперт.

По его мнению, в доктрине  российская наука противопоставляется международной. «В документе есть фрустрация, что какие-то российские исследования не принимаются в расчет мировым сообществом. Но тут нужно успокоить авторов доктрины: есть российские ученые, которые входят в Межправительственную группу экспертов по изменению климата (МГЭИК). Многие российские статьи используются в докладах МГЭИК, на них ссылаются и их приводят как доказательства изменения климата, прогнозы и так далее. Но, возможно, авторы доктрины имели в виду российских ученых, у которых есть особый взгляд на то, как бороться с изменением климата», — отметил эколог. 

О том, какие богатства России могут помочь всему миру в создании «зеленого» будущего и почему нужно задумываться об этом уже сейчас, — «Кедр» рассказывал в материале эколога Евгения Симонова и журналистки Ангелины Давыдовой. 

Подробнее о том, что происходит с климатом в России и мире, в интервью для «Кедра» ранее объяснял нобелевский лауреат и климатолог Алексей Кокорин.

С 30 ноября по 12 декабря в Дубае пройдет очередной международный климатический саммит COP28. В октябре стало известно, что Россия выступила против глобального соглашения, направленного на сокращение использования ископаемого топлива. Это может сорвать климатический саммит ООН в этом году.

«Мы выступаем против любого положения или результата, которые каким-либо образом дискриминируют или призывают к ликвидации определенных типов источников энергии или ископаемого топлива», — процитировало издание Financial Times представителя России.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером

Внутри потопа

Репортаж из уходящего под воду Орска, где люди знают, какие «грызуны» уничтожили дамбу

«Извините, для вас больше нет мира. Мы его израсходовали»

Разбираем экоклиматический контекст «Дюны» Фрэнка Герберта