Интервью

«Мы многим делимся и мало тратим»

Режиссер Михаэль Вюрфель о том, как живет немецкое экопоселение Зибен Линден

14 октября 2022
Михаэль Вюрфель. Фото предоставлено героем публикации

Фильм «Нет неправильной жизни» немецкого режиссера Михаэля Вюрфеля рассказывает о жизни экопоселения Зибен Линден в Германии, экологический след которого составляет лишь ⅓ от среднего показателя по стране. Жители Зибен Линден гордятся своими результатами в уменьшении экологического следа, самоорганизации и самообеспечении, но при этом понимают, что жизнь в экопоселении не может подойти всем. Вюрфель сам является частью общины и показывает устройство экопоселения изнутри, честно рассуждая о преимуществах и недостатках такого образа жизни. Корреспондентка «Кедр. Медиа» поговорила с Вюрфелем о жизни в Зибен Линден. 

— Как появилась идея организовать экопоселение Зибен Линден? 

— В конце восьмидесятых несколько вовлеченных в тему экологии людей дали объявление в газету (тогда еще не был развит интернет), чтобы найти желающих присоединиться к созданию экопоселения. Оно должно было стать деревней, к жизни в которой подходят рационально и по большей части за счет самообеспечения.

Первые жители экопоселения — пожилые люди, которые вели экологичный образ жизни. Им надоело быть единственными в своем окружении, кто ходит в эко-магазины и кто вынужден постоянно объяснять соседу, почему не пользуется машиной. В то время экологичный образ жизни не был мейнстримом. Поэтому идея экопоселения была в том, чтобы объединить единомышленников.

Сначала они купили старый дом, живя в котором начали воплощать свои идеи, но пока еще не в масштабах целой деревни. Таким образом, у них была возможность испытать себя, посмотреть, как это вообще может быть устроено, с какими межличностными проблемами в общине они встречаются и так далее. Вскоре они перебрались в Зибен Линден, где купили большой участок земли и начали развивать экопоселение. 

Кадр со съемок фильма «Нет неправильной жизни»

Я стал частью Зибен Линден позже, только в 2007 году. Для меня очаровательной особенностью экопоселения является то, что, переехав в него,

ты перестаешь быть тем, кто постоянно говорит окружающим: «О, вы не должны ездить на внедорожнике, вы не должны летать в отпуск, вы должны ездить на поезде и вы не должны покупать все эти вещи, завернутые в пластик, вы должны ходить в органический магазин» (смеется).

В экопоселении тебе больше не нужно кому-то что-то доказывать, объяснять незаинтересованным людям, что им стоит делать. В Зибен Линден мы просто живем и стараемся делать это как можно более экологично, а к нам приходят люди, которым интересно, как это работает. И такая схема, я думаю, привлекательнее для всех сторон.

Быть миссионером — не очень приятная работа, и мне не нравится говорить людям, что вы должны жить по-другому. Мы в Зибен Линден этого не хотим.

— Как устроена жизнь в экопоселении?

— Друг для друга мы очень хорошие соседи, которые занимаются самообеспечением и самоорганизацией. Многие из нас живут вместе в одном доме, кто-то отдельно в трейлере. Мы можем ежедневно завтракать, обедать и ужинать вместе — у нас есть отличный повар, который готовит из продуктов, выращенных в нашем саду. При этом, конечно, это не обязательное мероприятие, и все туда ходят по желанию. 

Жизнь в Зибен Линден не похожа на жизнь в типичной скучной немецкой деревне, где перед каждым домом есть красивая лужайка, но на ней вы никогда никого не увидите, потому что люди уезжают рано утром в город и возвращаются поздно вечером. Мы же много времени проводим на своей территории. 

Хоть Зибен Линден и выглядит как маленькая деревня, насыщенность мероприятиями у нас не меньше, чем в городе. По субботам с раннего утра до позднего вечера проходят разные активности: йога, обучающие семинары, дискотеки, караоке, вечеринки и тому подобное.

Мы вместе решаем, что мы хотим: построить новый дом или обустроить новый участок парка. И поскольку мы стараемся все решения обсуждать, у нас много общения. У нас никогда не бывает скучно, забот всегда хватает, для многих людей их даже слишком много. Поэтому я всегда подчеркиваю, что наше сообщество — не про расслабление и отдых. В Зибен Линден еще так много нужно развивать! Столько еще работы, которая только и ждет, чтобы ее сделали, и так много всего происходит в культурном и социальном плане. 

Мы пользуемся общими автомобилями, общими стиральными машинами, делаем общие покупки. Нет нужды ходить за покупками каждый день, жильцы составляют список и оплачивают еду в складчину.

Таким образом, вам не нужно ходить постоянно в супермаркет, и вы экономите много времени.

Большинство преимуществ жизни в Зибен Линден касается детей. У нас живет очень много детей по сравнению с остальной Германией, ведь трудно найти безопасные деревни и города. Все друг друга знают, дети не боятся заговорить с другими взрослыми, потому что они с ними знакомы или даже живут вместе в одном доме. И у нас есть детская площадка и большой батут. Мы очень стараемся для наших детей.

Кадр со съемок фильма «Нет неправильной жизни»

— Чем занимаются люди, живущие в поселении? 

— Самый большой вопрос при переезде в экопоселение, который возникает у многих, — что делать с работой? Некоторые работают через интернет или в близлежащих городах, и им приходится добираться туда на машинах. Не во всех случаях есть возможность работать удаленно или постоянно ездить в город. 

Но эту проблему мы успешно решаем: для каждого в Зибен Линден есть занятие, например, приготовление пищи, уборка, уход за садом и другие виды труда, где нужно работать руками. Кроме того, у нас много гостей, для которых мы проводим семинары, есть административные задачи, бухгалтерия и так далее. 

Поэтому в целом всем здесь удается зарабатывать на жизнь, у нас довольно низкий доход, намного меньше, чем в среднем по Германии: 1500 евро в месяц, хотя средняя зарплата по стране — 3000-3500 евро или что-то в этом роде. Но нам хватает, потому что нам и нужно меньше, потому что мы многим делимся и мало тратим. 

Жители Зибен Линден не ходят каждый день в Starbucks, чтобы выпить кофе, мы никогда не ходим в McDonald’s, потому что тут нет McDonald’s. Я ценю, что вокруг меня нет рекламы, которая говорит мне, что я должен что-то обязательно купить, пойти в это заведение, чтобы получить что-то. 1500 евро в месяц для Германии немного, но нам хватает.

— Люди в экопоселении живут обособленно от остального мира? 

— Все по разному. Некоторые часто покидают деревню, уезжают по своим делам. Как я уже сказал, у нас есть люди, которые работают вне Зибен Линден. Некоторые имеют много друзей в городах и ездят к этим друзьям, а потом их друзья приезжают к нам. 

Что касается меня лично, то я не чувствую желания часто куда-то выбираться. При этом я люблю ездить в отпуск, особенно в горы. В первые два года, когда я жил здесь, я действительно почти никогда не покидал Зибен Линден, потому что мне не нужно было ходить по магазинам, мне не нужна была аптека. Я ездил только в более длительные поездки, в мой старый дом или в горы.

— Какой у Зибен Линден юридический статус? 

— Немецкая система вполне способствует тому, чтобы делать подобные поселения. У нас много возможностей и не так много ограничений. Юридически Зибен Линден является не деревней, а частным предприятием. Поэтому если нам кто-то на нашей территории не нравится, мы имеем право сказать ему: «Это частная собственность, уходи». Но мы так обычно не делаем, потому что стараемся быть открытыми для общества.

Зибен Линден не акционерное общество, мы скорее как жилищный кооператив с домами и инфраструктурой. Поэтому государство к нам относится как к компании: все дороги частные, мы их построили сами и своими силами обслуживаем — например, если у нас насыпало много снега, мы должны сами его убирать. Если мы прокладываем интернет-кабели, то платим за это тоже сами.

У нас нет привилегии, что правительство что-то делает за нас.

Мы должны принимать много самостоятельных решений в нашей маленькой деревне, вкладывать свое время и деньги, чтобы получать то, что нам нужно.

При этом мы, как и все жители Германии, платим налоги, хотя и не получаем от государства услуги, которые по сути оплачиваем. Но я думаю, это жертва, которую мы приносим, чтобы иметь свою собственную деревню. 

Мы построили сообщество, в котором принимаем решения вместе, у нас выработаны свои методы достижения консенсуса, наш экологичный стиль жизни последователен и осознан. 

Важно понимать, что даже если вы назовете обычную деревню эко, вы сможете повлиять лишь на некоторые аспекты ее быта. Например, вы не сможете запретить людям иметь машины и ездить на них к своим домам. Мы же не запрещаем, а принимаем решение, что не хотим, чтобы в деревне были машины. Мы также говорим, что не хотим, чтобы в общественных местах использовали мобильные телефоны, которые постоянно прерывали бы наше живое общение. И жителям Зибен Линден это нравится, потому что они приняли это решение сами. 

— В фильме показано, что во время пандемии в Зибен Линден были менее жесткие ограничения, чем в Германии. С этим не возникало проблем? 

— Да, вы правы. У нас была гораздо более приятная жизнь. И причина в том, что, во-первых, нас действительно не контролируют. Вот почему в финале фильма (фильм снимался в 2020 году — прим.) я делаю оговорку, что вы не можете знать, какие записи я сделал в какое время, потому что я не хочу, чтобы правительство знало, что в этот конкретный день мы собрались вместе, как это делаем обычно. Да, мы позволили себе немного больше, чем другие жители Германии. У нас было оправдание: мы говорили, что мы одна семья, так как у нас по сути общий быт, мы не можем изолироваться, потому что многим делимся друг с другом. 

Например, у нас общая кладовка, так что, даже если вы хотите остаться дома, вам нужно будет идти в кладовую за едой, у нас нет выбора. Мы могли бы использовать маски и все такое, но с началом первого локдауна в Германии в месте, где мы жили, не было ни одного случая коронавриуса. Так что мы были очень свободны.

— Сколько в Зибен Линден живет человек? 

У нас примерно 94 взрослых, 40 детей. Потом, может быть, десять долгосрочных волонтеров. У нас также есть международные волонтеры, которые остаются с нами на год. Мы постоянно видим, что люди хотят присоединиться к нам, и количество желающих сильно превышает число свободных мест. У нас никогда не хватает места, хотя мы строим один дом за другим. Но мы не можем построить столько домов, у нас не хватает мастеров. На самом деле это проблема уже сейчас: у нас больше людей, которые работают в социальных сферах, например, социальных работников, психологов или врачей. А, например, сантехников у нас нет. 

— Много ли аналогичных поселений в Европе, в мире? Вы как-то пытаетесь перенимать их опыт?

— Мы являемся частью Евротопии, так что мы много знаем про другие поселения. Некоторые из нас знакомы с жителями других экопоселений, но обмена опытом у нас не происходит. 

Я не могу сказать, почему, но кажется, что каждая экодеревня — своя отдельная маленькая вселенная. Однажды мы провели встречу, чтобы узнать, можем ли мы обменяться программным обеспечением, которое используем для организации работы и ведения бухгалтерского учета. Мы добились некоторого успеха, но не очень большого: кажется, что каждое поселение и сообщество идет своим путем. Я думаю, что есть шанс, что мы могли бы больше обмениваться опытом, но пока не очень понимаю, как это сделать на практике.

— Экологический след Зибен Линден составляет лишь ⅓ от среднего показателя по стране. Это важный результат, но достаточно ли этого? Не пытаетесь ли вы масштабировать свои идеи?

— Конечно, вы можете сказать, что это всего одна деревня, несколько десятков человек из 80 миллионов в Германии, на что мы можем повлиять? Но я продолжаю надеяться, что мы вдохновим достаточно людей, которые смогли бы изменить экологическую ситуацию. Некоторые эксперты говорят, что нужно всего лишь 5-7-10% населения, которые должны что-то поменять. Кто знает, может быть, мы уже подходим к этому моменту? Ведь сейчас все говорят об устойчивом развитии. И даже у правительства, которое все еще сжигает уголь, есть цели, как уменьшить вред экологии. Но они делают это слишком медленно.

Кадр со съемок фильма «Нет неправильной жизни»

И на фоне всего этого можно потерять всякую надежду, но мы решили ее не терять, быть примером, и в то же время стараться прожить свою жизнь как можно счастливее.

При этом речь совершенно не идет о том, что все должны переехать в деревню. Более того, я очень благодарен, что за пределами Зибен Линден есть современный мир с развитой инфраструктурой и больницами.

Все мои трое детей родились недоношенными, и если бы не было инкубаторов и других высоких медицинских технологий, они бы не выжили.

В некоторых аспектах города более экологичный вариант, чем деревня. Так, в деревнях семьи традиционно живут в разных домах, но более экологичный вариант — многоквартирные дома, как в городе. На строительство многоквартирного дома нужно меньше материалов, и в нем проще построить сообщество, чем в частных домах. 

Но что действительно нужно сделать — это дать людям почувствовать, что они влияют на среду вокруг себя. И не важно, где они живут, в городе, деревне или экопоселении.

Материал опубликован в поддержку проекта EcoDoc — межкультурного диалога по экологическим и климатическим вызовам. Партнеры показов: фестиваль зеленого кино ECOCUP, фестиваль документального кино «Докер», EUNIC.

«Здесь будет Марс»

Гигантский медный карьер на Урале расширяется в сторону 8-тысячного поселка. Жители протестуют

Общаются ли киты на разных концах планеты?

Бонусный отрывок из книги Эда Йонга «Необъятный мир» — для читателей «Кедра»

Кто в цирке не смеется

Анатомия цирков с животными: почему десятки тысяч россиян требуют их запретить. Разбор «Кедра»

Чувствуют ли животные боль?

Отрывок из новой книги Эда Йонга «Необъятный мир. Как животные ощущают скрытую от нас реальность»

Суп для Ван Гога

Зачем климатические активисты на Западе обливают картины краской? «Кедр» спросил их самих