Поддержать
Объясняем

«Оценить выбросы нельзя» В Петербурге обсуждают внедрение мобильных печей для сжигания мусора. Затем их смогут применять по всей стране

13 апреля 2023Читайте нас в Telegram
Инсинератор. Фото из соцсетей

Комитет по природопользованию Санкт-Петербурга предложил горожанам обсудить «Проект технической документации инсинераторных установок термического обезвреживания и утилизации твердых промышленных, медицинских, биологических и бытовых отходов». Название сложное, но означает одно — сжигание мусора.

По просьбе «Кедра» эколог Лина Зернова объясняет, чем опасна идея мобильных мусоросжигалок, которые можно будет установить везде: хоть в больнице, хоть среди жилой застройки.

Вам труба

Инсинераторные установки — это высокотемпературные печи. Согласно опубликованной документации, они будут работать на газе или на дизельном топливе, и в зависимости от модели перерабатывать от 30 килограмм до 3 тонн отходов в час. Установки, которые предлагают устанавливать в Санкт-Петербурге, называются «ИУ», они имеют три десятка модификаций — в зависимости от мощности. Разработчик — удмуртская компания «Бонкрафт».

Согласно оценке воздействия на окружающую среду, подготовленной екатеринбургским ООО «ФПИ Экология будущего», в процессе сжигания даже малоопасных отходов в этих установках будут образовываться вещества первого, самого высокого, класса опасности — например, диоксины и дибензофураны. Но — отмечается в заключении — они не попадут в атмосферу благодаря ПАУ) начинают распадаться» class=»wp-block-kedr-reference»>нагреванию до 1200°C и очистке мокрым скруббером, а также угольным фильтром.

Преимуществом подобных установок авторы документа называют и транспортабельность: мусоросжигающую печь можно доставить в любой уголок города или поселка.

Словом, с официальной точки зрения, никаких минусов — одни плюсы: легкие в обращении устройства, которые можно установить едва ли не на дачном участке и которые не нанесут вреда окружающей среде.

Пиролизная печь для резины. Фото из соцсетей

Но ученые в этом сомневаются. Вот такое письмо получила жительница Гатчины Мария Волхонская, попросившая оценить проект мобильных мусоросжигательных печей специалистов Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН:

«Сообщаю, что по направленным в наш адрес материалам оценить производимые установками “ИУ” выбросы загрязняющих веществ обоснованно нельзя. Измерения содержания диоксинов не представлены, хотя необходимость выполнения этих исследований Техническим регламентом обозначена.

Между тем многие среди высокотоксичных веществ <…> обладают ярко выраженным канцерогенным потенциалом, эмбриотоксичностью и мутагенной активностью», — засвидетельствовал доктор биологических наук, член-корреспондент РАН Сергей Найденко.

По словам Найденко, в проекте не учтена способность опасных веществ переноситься на большие расстояния по воздуху и воде и оказывать токсическое влияние на организм человека и других живых существ.

«Выполнение таких исследований нам представляется обязательным <…> при их выполнении важно учитывать особенности судьбы опасных веществ в окружающей среде на территориях разных зон <…> Учет всех этих замечаний позволяет считать, что испытание установок должно быть продолжено по программам, требующим существенного расширения», — заявил ученый.

Стоит отметить, что в подробном разборе об опасности мусоросжигания, подготовленном Greenpeace, отмечается, что опасные вещества действительно распадаются при температуре от 950°C до 1000°C, но пока газовый поток идет от камеры нагревания к дымовой трубе, температура падает, и соединения восстанавливаются. При этом диоксины, дибензофураны и ПАУ, образующиеся при сжигании отходов, при высоких концентрациях могут поражать иммунную систему, вызывать гормональные нарушения и раковые заболевания.

Деньги любят тишину

Общественные обсуждения — это этап утверждения проекта, предшествующий проведению государственной экологической экспертизы. Ее результаты, как мы видим на примерах строительства крупного ТЦ в Геленджике или дорог в Краснодарском крае, не всегда бывают объективными, и часто совпадают с интересами бизнеса. Поэтому благополучный исход ведущихся сейчас в Санкт-Петербурге слушаний архиважен для чиновников и производителей мусоросжигающих печей.

И здесь есть важный нюанс: распоряжение, на основании которого проводятся обсуждения в Санкт-Петербурге, не предусматривает даже минимального количества участников. То есть если в них не примет участие никто, они все равно будут считаться состоявшимися. И сколько человек оставило отзыв на проект — известно только организаторам: отзывы заполняются в формате опросного листа и остаются непубличными. Именно поэтому, как представляется, мусоросжигательные печи не обсуждали даже на организуемых комитетом форумах «День Балтийского моря» и «Экология большого города». Хотя, казалось бы, эти площадки задуманы именно для таких случаев. Освещение проблемы сведено к минимуму: к объявлению на официальном сайте. И горожане даже не догадываются, какие перспективы готовят им в кабинетах Смольного.

При этом в перспективе, если получить положительное заключение госэкспертизы, бизнес можно будет выводить уже на всероссийский рынок. И соответствующие амбиции уже заявлены: на сайте Росприроднадзора, где также опубликована информация о проекте, в графе «место реализации» указано — «предусматривается на всей территории РФ».

Вот еще одно мнение — доктора технических наук, профессора, члена-корреспондента Российской академии естественных наук Игоря Мазурина: «Сначала нужны доказательства по безопасному использованию. Это займет не менее года, поскольку количество проб для разных режимов работы инсинератора и для разного вида отходов превысит 16 образцов. И это только по диоксинам <…> И команда нужна не из двух человек. И все с соответствующей квалификацией. В общем, работы много, поскольку речь идет о гарантии безопасности для человека».

Инсинератор. Фото из соцсетей

На пороге экоцида

То, что именно Санкт-Петербург участвует в подготовке всероссийского старта мини-мусоросжигалок — иронично: еще многие помнят, как в 2014 году Питер восстал против строительства мусоросжигательного завода в Левашово. Граждане митинговали, СМИ писали об опасности проекта. Только в сентябре 2014 года жители города направили губернатору Полтавченко восемь тысяч подписей против строительства. И общественные слушания были признаны несостоявшимися, проект завернули.

Сегодня немногим интересующимся гражданам городские власти сообщают: мобильные мусоросжигающие печи в Петербурге использоваться не будут, потому что это не предусмотрено территориальной схемой по обращению с отходами. Однако эксперты считают это лукавством.

— Считать, что инсинераторные печи после получения госэкспертизы не будут применяться в Санкт-Петербурге и Ленобласти, было бы наивным. Принятие поправок к территориальной схеме — простейшая процедура, осуществляемая в рабочем порядке, — говорит председатель комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, эксперт комиссии по экологии и природопользованию городского Заксобрания Семен Гордышевский.

Если поправки будут приняты, мусоросжигательные печи могут появиться где угодно. Например, во дворах больниц и госпиталей, на территориях перерабатывающих предприятий, на заводах и промобъектах, фермах и полигонах отходов, вплоть до того, что какая-нибудь управляющая компания решит сжигать коммунальные отходы самостоятельно, отказавшись от услуг экологического оператора, установив инсинератор где-нибудь в жилом квартале…

— Если допустить такой сценарий, мы получим тотальное загрязнение окружающей среды опаснейшими веществами, — продолжает Гордышевский. — Но самое главное — не сможем контролировать выбросы печей сжигания. А как это сделать, когда мониторинг стойких органических загрязнителей в Петербурге не ведется? Впрочем, как и в других городах России.

Бесчисленные мусоросжигающие печи начнут нас реально травить. Поставить у каждой сложную дорогостоящую современную аппаратуру невозможно. Одобряя подобный проект, мы оказываемся на пороге экоцида.

Шум в СМИ, протесты жителей — крайне нежелательные явления для современной российской системы. Но для здоровья миллионов людей лучше они, чем неслышные обсуждения «шепотом», способные в будущем обернуться болезнями и смертями петербуржцев. По крайней мере, публичное обсуждение было бы честнее.

P.S. Оставить отзыв о проекте можно до 18 апреля в разделе «Опросный лист».

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером