Поддержать
Объясняем

Кто сильнее вредит природе: бедные или богатые?  Как уровень дохода связан с экопривычками и углеродным следом

30 мая 2023Читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Анна Иванцова / Кедр

Экоблогер Анастасия Приказчикова разбирает для «Кедра»:

  • Действительно ли люди с низким доходом меньше озабочены состоянием окружающей среды, чем люди с высоким достатком?
  • Правда ли, что богатые больше вредят климату?
  • И как благосостояние человека влияет на его углеродный след и определяет отношение к экологическим проблемам.

Что влияет на «экологическую осознанность»?

Когда речь заходит об «экологической осознанности», самый популярный тезис звучит так: переживать о состоянии окружающей среды человек начинает тогда, когда закрыты его базовые потребности — когда он не испытывает голода, у него есть постоянный доход и он чувствует себя в безопасности. Если же у человека нет постоянной работы, если он живет за чертой бедности, все его мысли сосредоточены только на том, как прокормить себя и семью. Грубо говоря, ему не до сортировки отходов — хватает других забот, да и в магазине он выбирает не экологичный продукт с маркировкой, а тот, который может себе позволить. Так ли это?

Авторы исследования «Контекст имеет значение: движущие силы заботы об окружающей среде в европейском регионе» утверждают, что озабоченность состоянием окружающей среды действительно возрастает с уровнем дохода. При этом люди, у которых нет работы или которые испытывают трудности с оплатой счетов и имеют маленьких детей, меньше обеспокоены экологической политикой. В качестве иллюстрации исследователи приводят страны Северной и Западной Европы, где уровень беспокойства состоянием окружающей среды рос до финансового кризиса 2008 года и резко упал после него (потребовалось примерно десять лет, чтобы восстановиться до докризисных значений).

Впрочем, это не означает, что забота об окружающей среде — удел богатых и среднего класса. По данным тех же исследователей, в странах с низким уровнем дохода, где вода, воздух и почвы подчас загрязнены критически, жители крайне серьезно относятся к экологическим проблемам — они просто не могут их игнорировать.

Обеспокоенность растет и в тех случаях, когда люди непосредственно сталкиваются с экстремальными погодными явлениями: засухами, наводнениями, ураганами и т.п. Близость к побережью также влияет на поддержку климатической политики, поскольку такие районы больше подвержены риску штормов и повышения уровня моря.

В низменных прибрежных зонах сегодня живут больше 600 миллионов человек — чуть меньше 10% населения Земли. К 2050 году число таких людей вследствие растущей рождаемости и урбанизации (многие мегаполисы расположены на побережьях) превысит миллиард. Самыми уязвимыми считаются небольшие островные государства, где в общей сложности проживают 65 миллионов человек.

Есть и другие факторы — демографические. Регионы с относительно молодым и хорошо образованным населением больше обеспокоены проблемами окружающей среды. Исследователи связывают это с лучшим уровнем научной грамотности, навыками абстрактного мышления и принятыми в этой среде социальными нормами.

Словом, тезис о том, что обеспокоенность состоянием окружающей среды зависит от уровня дохода, подтверждается. Однако чем ниже будет качество воздуха и воды, чем чаще будут происходить природные катаклизмы, тем больше экологические проблемы будут волновать людей с низкими доходами — самую уязвимую часть общества.

Богатые и правда больше вредят климату?

В 2018 году профессор Стефан Гесслинг из шведского Университета Линнея и его команда несколько месяцев изучали профили в соцсетях самых богатых знаменитостей — от Пэрис Хилтон до Билла Гейтса. Они хотели понять индивидуальный уровень потребления таких людей, в частности, оценить количество авиаперелетов. Как показал анализ открытых данных, в 2017 году Билл Гейтс совершил 59 полетов и преодолел в общей сложности около 343 500 километров. Фактически миллиардер восемь раз облетел вокруг света и произвел более 1600 тонн парниковых газов — столько же в год производят 105 среднестатистических американцев.

Билл Гейтс садится в частный самолет в аэропорту Джиллетт-Кэмпбелл Каунти в Джиллетте, штат Вайоминг, в 2010 году. Фото: AP

Кажется, богатые действительно сильнее влияют на климат. Это подтверждают и другие исследования.

В 2020 году международное объединение Oxfam, занимающееся решением проблем бедности, и Стокгольмский институт окружающей среды в своем отчете «Эра углеродного неравенства» сообщили, что 10% самых богатых людей в мире были ответственны за почти половину глобальных выбросов парниковых газов в 2015 году. Всего лишь 1% самых богатых производит 15% выбросов — это почти в два раза больше, чем эмиссия 50% самых бедных людей, которая составляет всего 7%. Интересно, что именно эти бедные люди первыми столкнутся с последствиями климатических изменений, хотя они меньше других несут ответственность за происходящее.

Исследование канадских домохозяйств показало, что экологический след зависит от уровня дохода. Экослед 10% самых богатых канадских домохозяйств оказался в 2,5 раза больше, чем у самых бедных 10%.

В богатых странах средний экологический след человека намного больше, поскольку люди там потребляют больше, чем люди в странах с низким доходом. Это значит, что и углеродный след у богатых стран выше. Так, среднестатистический житель Великобритании производит 8,5 тонн углекислого газа в год, житель Канады — 14,2 тонны (с учетом выбросов от производства и транспортировки импортных товаров). При этом жители Индии и Индонезии ежегодно производят всего 3 и 2,2 тонны углекислого газа соответственно. 

Чтобы удержать глобальное потепление в пределах 1,5°C — такова цель мирового сообщества — к 2050 году эти показатели должны снизиться до 0,7 тонны углекислого газа на человека. Логично предположить, что сокращать потребление должны в первую очередь жители таких стран, как Канада и Великобритания, иначе достичь цели или хотя бы приблизиться к ней не получится.

Уровень потребления разных стран хорошо иллюстрирует День экологического долга (Earth Overshoot Day) — проект организации Global Footprint Network, которая каждый год оценивает использование природных ресурсов. Ежегодно организация рассчитывает день, к которому население конкретной страны исчерпает условный объем природных ресурсов, которые планета способна восстановить за год. Например, в 2023 году день экодолга у Катара наступил 10 февраля, у России — 19 апреля, у Ямайки — 20 декабря.

Это значит, что жители Ямайки потребляют почти столько ресурсов, сколько планета может восстановить за год, тогда как Катар живет «за счет других» почти 11 месяцев.

Да, вы правильно поняли: потребление с момента дня экодолга и до конца года компенсируется за счет более бедных стран и будущих поколений. Мы буквально берем в долг у соседей и своих детей и не можем сказать, вернем ли его.

Есть еще одна интересная деталь. Если сравнивать только богатые страны, экологический след в государствах с меньшим уровнем социального неравенства, как правило, ниже, чем в странах, где социальное расслоение отчетливо выражено. Возьмем две богатых страны: США и Японию. Последняя считается одной из самых справедливых богатых стран, а первая — одной из самых несправедливых. В Японии доходы верхних 10% населения в 4,5 раза превышают доходы нижних 10%, тогда как в США разница в доходах достигает 15,9 раз. При этом экологический след на человека в Японии примерно вдвое меньше, чем в США.

Именно высокий уровень неравенства, если верить исследованиям, называют одной из основных причин загрязнения окружающей среды и климатического кризиса.

Выбросы CO₂ на душу населения, 2021 г. Карта: Our World in Data

Как неравенство вредит климату и планете

Если вы следите за климатической повесткой, то знаете, что ООН ежегодно проводит Конференцию по изменению климата, где собираются делегаты со всех стран мира. Удивительно, но именно COP26 в Глазго, которая прошла в октябре-ноябре 2021 года, общественные организации назвали «самой белой и привилегированной» за всю историю мероприятия. Попасть на нее наблюдателям из бедных стран оказалось не так просто. Среди основных причин, которые помешали приехать активистам: отказы в визах со стороны МВД Великобритании гражданам стран глобального юга, особенно стран Африки; невыполненные обещания предоставить вакцины от Covid всем наблюдателям (в разгар пандемии этот вопрос стоял остро, поскольку не у всех стран был доступ к вакцинам); трудности с поиском доступного и безопасного жилья в Глазго на время проведения конференции.

Согласитесь, сложно говорить о климатической справедливости, когда на главную климатическую конференцию планеты не могут попасть представители стран, которых изменение климата коснулось сильнее всего. Десять крупнейших нефтедобывающих стран мира направили на климатический саммит COP26 в два раза больше делегатов, чем группа из 38 малых островных государств, наиболее подверженных рискам, связанным с изменением климата. Например, на COP26 из-за отсутствия средств не смогли приехать активисты из Гаити. Это островное государство за год производит менее 0,03% глобальных выбросов углекислого газа, однако занимает третье место в мире среди стран, сильнее всего пострадавших за последние 20 лет от экстремальных погодных явлений: ураганов, наводнений, штормов. Это лишь один пример неравенства, борьба с которым заявлена одной из Целей устойчивого развития, разработанных ООН.

Неравенство действительно негативно влияет на окружающую среду:

  • Чем выше уровень неравенства, тем выше углеродный след страны. Например, в Канаде, где коэффициент неравенства составляет 9,4, на одного человека приходится 14,2 тонн выбросов углекислого газа в год, а в Швеции, стране с более низким коэффициентом неравенства (6,2), ежегодные выбросы составляют в среднем 5,5 тонн углекислого газа на человека. Достаточно взглянуть на выбросы парниковых газов в глобальном масштабе — и проблема становится очевидна. Сегодня развивающиеся страны выбрасывают лишь часть того, что производят развитые страны. Если же оценивать исторический вклад стран в выбросы парниковых газов, разрыв становится и вовсе огромным. В то время как развитые страны выбрасывают большие объемы парниковых газов со времен первой промышленной революции (с конца XVIII века), выбросы развивающихся стран имеют недавнее происхождение. При этом развивающиеся страны уже страдают от последствий повышения глобальной температуры и, как ожидается, будут страдать еще больше в будущем.
  • Чем выше уровень неравенства, тем больше в стране потребляется ресурсов и тем больше образуется отходов. В той же Швеции c коэффициентом неравенства 6,2 годовой объем отходов на человека составляет 513 килограммов. В Швейцарии с коэффициентом 7 на человека приходится уже 728 килограммов отходов. В Сингапуре, где коэффициент неравенства составляет 18, показатель увеличивается до 1072 килограммов в год.
  • Высокий уровень неравенства связан с потерей биоразнообразия. Согласно отчету ООН, доля растений и животных, исчезнувших или находящихся под угрозой исчезновения, выше в странах с более неравным распределением доходов.

Иногда можно услышать аргумент, что бедность приводит к разрушительному  для окружающей среды поведению людей. Якобы бедняки могут незаконно вырубать деревья, чтобы удовлетворить свои потребности, могут вторгаться на территории водно-болотных угодий, чтобы увеличить свои пахотные земли. Но на практике богатые лесозаготовители и застройщики часто несут большую ответственность за исчезновение лесов и заболоченных земель.

У богатых людей в принципе больше возможностей и преимуществ. Они могут выбирать более благоприятные места для жизни, чтобы избежать последствий ухудшения состояния окружающей среды. В США многие свалки опасных отходов и других объектов, наносящих ущерб окружающей среде, расположены в районах, где живут бедные, этнические меньшинства и иммигранты. Богатые люди могут влиять на принятие национальных решений в пользу своих интересов и во вред окружающей среде. Они получают доход с инвестиций в производство и заинтересованы в том, чтобы потребление росло. Все это приводит к тому, что состояние окружающей среды ухудшается.

Именно через сокращение масштабов производства и потребления в богатых странах, а также через сокращение уровня неравенства можно решить проблему, полагают исследователи. И делать это нужно до тех пор, пока уровень потребления не окажется в пределах «планетарных границ», о которых — в следующей главе.

Выход есть — не выходить за границы

В 2009 году группа ученых во главе с Йоханом Рокстремом из Стокгольмского центра устойчивости предложила концепцию планетарных границ. Они назвали девять процессов, которые определяют устойчивость Земли как системы, и установили границы, которые мы не должны пересекать. В рамках этих границ мы можем процветать, но как только пересечем их, начнутся резкие и необратимые изменения окружающей среды, а нас ждут социальные и экономические потрясения.

Девять планетарных границ: изменение климата, потеря биоразнообразия, изменения в землепользовании (потеря растительного и особенно лесного покрова), избыток азота и фосфора в биосфере, истощение озонового слоя, химическое загрязнение, закисление океана, перепотребление пресной воды (ее использование в объемах, превышающих темпы ее восстановления), изменение состава и количества атмосферных аэрозолей.

Все эти процессы связаны друг с другом: изменения в одном из них могут усиливаться за счет изменений в других. По мнению авторов концепции, человечество уже вышло за границы первых четырех процессов — и связано это с деятельностью человека.

С концепцией планетарных границ перекликается экономическая модель «пончика», предложенная экономисткой Кейт Рэворт. Она дополнила планетарные границы границами социальными и обозначила пространство экологической безопасности и социальной справедливости, в котором должны жить люди на планете. Чтобы оказаться в этом пространстве, по мнению Рэворт, необходимо замедлить рост населения за счет улучшения качества жизни, равномерно распределять ресурсы и рационально их использовать — снизить потребление, развивать технологии и внедрять качественное и эффективное госуправление.

Существуют разные идеи о том, как снижать потребление.

Например, можно отказываться от слишком больших домов (не говоря уже о владении несколькими домами), крупногабаритных транспортных средств и от образа жизни, который предполагает частые перелеты или использование автомобиля.

Снижению потребления также могут способствовать увеличение срока службы товаров, замена офлайн-мероприятий общением через интернет (пандемия показала преимущества этого решения), совместное использование и ремонт вместо покупки новых товаров.

Высказываются предложения о введении налога на неустойчивое потребление для тех, кто часто летает или владеет несколькими объектами недвижимости. Полученные от налоговых поступлений средства можно инвестировать в систему общественного транспорта, чтобы сделать его более доступным, а также — в повышение энергоэффективности жилья.

Более радикальной идеей считается введение персональных квот на выбросы углерода, когда каждый человек получает одинаковое пособие на выбросы углерода и распоряжается им на свое усмотрение: может расходовать или продавать. Если один человек хочет увеличить свой углеродный след, он должен купить квоты у тех, кто производит меньше выбросов и готов продать какое-то количество углеродных квот. К слову, в cli-fi сериале «Экстраполяции» в одной из серий герои пользовались такими квотами.

Другой способ регулировать потребление — «редактировать выбор» потребителя. Смысл в том, что правительство ограничивает выход на рынок углеродоемких товаров вроде частных самолетов, огромных яхт и т.п. Сами продукты пока не запрещают, но их рекламу уже кое-где ограничивают. Так, в 2021 году Амстердам запретил в метро рекламу товаров с большими выбросами углекислого газа (внедорожники, дешевые авиарейсы на короткие расстояния).

Тюльпаны на экране в амстердамском метро. Фото: CS Digital Media

Конечно, не все так просто. В нынешних капиталистических экономиках снижение потребления приведет к глобальному экономическому спаду с целым набором опасных социальных последствий (крах фондового рынка, безработица, банкротства). Пока вопрос о том, как уйти от экономики роста и при этом добиться экономической и социальной стабильности, остается открытым. Но решать эту проблему придется, поскольку бесконечно расти на планете, ресурсы которой ограничены, невозможно.

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером