Поддержать
Объясняем

Если любишь — не бросай Почему Россия поддерживает экологические мифы на государственном уровне. Часть 2 — мусор

16 июня 2022Читайте нас в Telegram
Анна Жаворонкова / Кедр

«Кедр» продолжает цикл публикаций об экологических заблуждениях, которым подвержены россияне и которые (по своим соображениям) распространяют чиновники.

Мы уже рассказали, почему в России, несмотря на опыт Чернобыля и Фукусимы, так любят атомную энергетику и возводят все новые АЭС. А сегодня — поговорим о проблеме, с которой точно сталкивался каждый: о мусоре.

  • Нужно ли его сжигать?
  • Есть ли смысл в сортировке?
  • И можно ли спастись от мусорных полигонов?

Миф 1. Мусоросжигание — приемлемый метод утилизации отходов

В декабре 2019 года, выступая на форуме «Чистая страна», спецпредставитель президента России по вопросам экологии Сергей Иванов заявил, что считает сжигание мусора полноценным способом его переработки. «Является ли сжигание переработкой? На мой взгляд, является, потому что это не просто сжигание, а превращение того мусора, который нельзя утилизировать, в электроэнергию и тепло, то есть превращение в новую субстанцию», — сказал он.

Впоследствии Иванов подтвердил свою позицию: «Мусор никогда не кончится. Это так же, как лес, ветер и солнце. Надеюсь, ветер не закончится, а солнце не погаснет. Поэтому и надо строить мусоросжигающие заводы, чтобы мусора стало меньше, а солнца больше».

На самом деле, отмечают экологи, такое мнение ошибочно. Мусор не может считаться возобновляемым источником энергии, потому что на производство товаров и упаковок, которые мы отправляем в мусорные баки, уходят отнюдь не возобновляемые ресурсы: нефть, газ и металлы. Из нефти делают мебель, моющие средства, лекарства, ткани, игрушки. Из природного газа — ЖК-экраны, пластики, краски, клей.

Кроме того, сжигание мусора — попросту опасно.

— При сжигании одной тонны ТКО в атмосферу с отходящими газами поступает: 11–19 грамм пыли, 40–50 грамм диоксида серы, до одного килограмма окислов азота, 30–40 грамм соляной кислоты, 5–40 миллиграмм ртути, — рассказали «Кедр.медиа» в движении «Эка». — По данным различных зарубежных исследований, многие из этих токсичных веществ, способных к накоплению в живых организмах, приводят к росту онкологических заболеваний и разрушительно влияют на гормональную систему.

Но почему же представитель президента поддержал эту отрасль?

Здесь нужно обратить внимание на то, что параллельно заявлениям Сергея Иванова в России решили запустить мегапроект: «Ростех» объявил о планах построить 25 мусоросжигательных заводов (МСЗ) за 1,3 трлн рублей. «В стране идет реформа системы обращения с отходами, цель которой — внедрить раздельный сбор и достичь нулевого уровня захоронения. Строительство 25 современных предприятий по выработке энергии из отходов позволит предотвратить возникновение более 80 новых мусорных полигонов, закрыть 25 действующих и сохранить около 60 тысяч гектаров земель», — заявили в госкоропорации.

Мусоросжигательный завод №4 в районе Косино-Ухтомский, Москва. Фото из соцсетей

На инициативу резко отреагировали в экологическом сообществе: Greenpeace заявил, что если к пяти уже функционирующим в стране мусоросжигательным заводам добавить еще 25, то вместе они смогут сжигать лишь 20% отходов. При этом после сжигания будет образовываться токсичная зола, для захоронения которой потребуется строить новые полигоны. Ее объем будет колоссальным — порядка 5 миллионов тонн в год.

В «Ростехе» на критику ответили, заявив, что «мифы об опасности заводов по энергоутилизации отходов» касаются устаревших предприятий, где температура сжигания не превышает 800°C. На новых МСЗ, по словам представителей «Ростеха», температура будет достигать 1260°C, что вкупе с системами фильтрации обеспечит полное уничтожение опасных отходов.

Экологи отмечают, что действительно: при температурах от 950°C до 1000°C диоксины, дибензофураны и полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) начинают распадаться,

но пока газовый поток идет от камеры сгорания к дымовой трубе, температура падает, а опасные соединения — восстанавливаются

из-за высокой химической активности своих элементов. Данные мониторинга окружающей среды близ современных мусоросжигательных заводов в Чехии, Литве и Испании показали существенные превышения по диоксинам, бензопирену и ПАУ.

Кроме того, у мусоросжигания есть и еще один минус: оно не даст России избавиться от неперерабатываемой упаковки, которую уже постепенно запрещают в ЕС — ее придется производить, чтобы обеспечить загрузку построенных МСЗ.

В движении «Эка» отмечают, что у мусоросжигания есть альтернативы.

— Это реальный переход на циклическую экономику, или экономику замкнутого цикла. Для этого в России нужно начать соблюдать мусорную иерархию, принятую в прогрессивных странах, которая закреплена в российском законодательстве в форме приоритетов госполитики в области обращения с отходами. Смысл в том, что повторному использованию сырья и материалов, предотвращению и сокращению образования отходов, их сортировке и переработке отдан приоритет над сжиганием и захоронением, — рассказала «Кедр.медиа» руководитель «Эка» Татьяна Честина. — Нужны развитие и господдержка эффективной и прозрачной системы раздельного сбора отходов и вторичной переработки, минимизация отходов, которые нельзя переработать или захоронить. Нужна отмена поправки в закон «Об отходах», которая приравнивает сжигание мусора к переработке, наказание за нарушение приоритетов госполитики в сфере обращения с отходами. И нужен запрет на оборот в России товаров и упаковки немедицинского назначения, которые трудно или невозможно переработать и которые имеют многоразовую альтернативу. Это позволит реально решать мусорную проблему стране.

Что такое циклическая экономика

Экономика замкнутого цикла — альтернатива традиционной линейной экономике, построенной на принципе «Производство — использование — утилизация». Задача циклической экономики — максимально расширить использование возобновляемых ресурсов, концентрируясь не на уничтожении отходов, а на их переработке и повторном использовании. Это помогает снизить ущерб окружающей среде.

Циклическая экономика держится на следующих столпах:

  • Замене первичных источников энергии возобновляемыми. Сюда относится, например, переход от угольных и мазутных электростанций к ветряным и солнечным.
  • Вторичное использование отходов. Из пластиковых бутылок получается отличная одежда, а из упаковок TetraPak — шариковые ручки.
  • Шеринг, то есть совместное использование одного продукта несколькими людьми. Это позволяет снизить спрос на новые продукты (да, для циклической экономики важен отказ от традиционного стремления к сверхпотреблению).

Государственные программы поддержки экономики замкнутого цикла существуют в разных странах мира, включая Китай, Южную Корею, Германию, Швейцарию. В 2022 году Россия также объявила о запуске федерального проекта по переходу к экономике замкнутого цикла.

Завод по переработке корпусных пластиков «Экопласт» в особой экономической зоне «Технополис «Москва». Фото: Максим Мишин / Пресс-служба мэра и правительства Москвы.

Миф 2. От свалок никуда не деться

В России на мусорные полигоны свозят до 94% отходов. Только 4% идет в переработку, а 2% — сжигается.

Предприятие по переработке отходов в Московской области. Фото: Андрей Никеричев / Агентство «Москва»

Свалки, которых в нашей стране не менее 15 тысяч, выделяют 1,5 миллиона тонн метана и 21,5 миллиона тонн углекислого газа в год. Свалочный газ способен вызывать у человека асфиксию и отравления. Однако если посмотреть на масштабы — а полигоны отходов занимают в нашей стране 4 миллиона гектаров (это площадь четырех Кипров), — то может показаться, что так и должно быть: раз в стране такое количество свалок, значит — ничего лучше пока не придумали. Вот и государственная корпорация «Российский экологический оператор» в 2020 году для решения мусорной проблемы предлагала построить новые полигоны — сразу 253.

На самом деле отказ от свалок возможен. К нему стремятся в Австрии, Германии и Великобритании, в Швеции уже сегодня захоранивают лишь 0,8% мусора. В Сан-Франциско — 20%.

Однако сменить парадигму действительно непросто: для этого необходимо не только наращивать объемы переработки, но и изменить отношение людей к потреблению.

Во-первых, необходимо отказаться от одноразового, то есть — неперерабатываемого пластика: пакетов-маек, контейнеров для еды, пластиковой посуды, трубочек для напитков. Все это можно заменить многоразовой посудой и сумками.

Первые шаги в этом направлении уже делаются: 17 мая комиссия Евразийского экономического союза (куда входит и Россия) де-факто запретила упаковку из оскоразлагаемого пластика. Однако разрешенными до сих пор остаются одноразовые и так называемые биоразлагаемые упаковки.

Во-вторых, нужно стимулировать раздельный сбор мусора. Интересное решение предложили в Нижегородской области, где за раздельный сбор установили сниженный тариф на вывоз отходов — минус 20%. Уже за первые полгода к программе присоединилось более 200 многоквартирных домов.

Но главная сложность на пути к избавлению от полигонов, пожалуй, не в этом. В 2020 году несколько российских изданий опубликовали совместное расследование, согласно которому почти четверть российского рынка вывоза мусора контролируется людьми, приближенными к власти: в том числе, сыном бывшего генпрокурора РФ Игорем Чайкой и компаниями, связанными с друзьями президента Аркадием Ротенбергом и Юрием Ковальчуком, а также главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым. Вместе они располагают контрактами на сумму более 400 млрд рублей. В их же собственности находятся и крупные полигоны.

И вот, что делать с этим, — вопрос открытый.

Пункт приема старых вещей и бытовых отходов на переработку в Подмосковье. Фото: Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

Миф 3. Сортировать отходы — бессмысленно

Такое мнение восходит к широко распространенной «городской легенде» о том, что все контейнеры с мусорных площадок вывозит одна машина, которая без разбора сыпет в кузов отсортированные жителями пластик, бумагу и пищевые отходы. По данным опроса «Левада-центра»*, 30% россиян не начинают заниматься раздельным сбором именно по этой причине.

На самом деле, как отмечают в Greenpeace, за смешанными отходами и вторичным сырьем приезжают разные автомобили. А если кто-то увидел, как мусор из всех контейнеров выгружают в одну машину, то это стоит считать проявлением халатности.

Компаниям, занимающимся раздельным сбором мусора, попросту невыгодно валить все в один кузов, ведь на продаже вторичного сырья они зарабатывают, а за размещение отходов на полигоне им наоборот придется заплатить свои деньги.

Ежегодно в России, благодаря раздельному сбору, перерабатывается не менее 3,5 миллионов тонн отходов. Из них делают лавочки и детские площадки, шпалы, одежду, ячейки для яиц и туалетную бумагу. Однако более 65 миллионов тонн — так и остаются непереработанными, в том числе, потому что не сортируются.

Итог

Решить мусорную проблему в России можно, если наращивать темпы переработки отходов и стимулировать раздельный сбор. Однако сделать это будет непросто: и дело не только в том, чтобы убедить людей сортировать отходы (доля тех, кто занимается сортировкой за последние восемь лет выросла с 14% до 32%). Одним из главных препятствий оказываются интересы элит, зарабатывающих на функционировании полигонов и строительстве мусоросжигательных заводов сотни миллиардов рублей ежегодно.

* Минюст России считает организацию иноагентом

Подпишитесь на социальные сети

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

Призрак тайги

Конфликт тигров и людей на Дальнем Востоке — следствие стремления к большим деньгам. Кто их получает?

«Мы нарушаем их территорию и за это получаем»

На Дальнем Востоке — горячий конфликт между тиграми и людьми. Репортаж о жертвах и выгодополучателях

Океан скроет все: нефть, трупы, оружие

Отрывок из книги «Океан вне закона» — о неприглядной стороне любимых миллионами морских круизов

Лососю в реки вход заказан

Рыбный сезон-2024: как планы чиновников угрожают горбуше Сахалина

«Вонь не передать какая»

Как жители Гатчины борются за чистый воздух с петербургским миллиардером