Поддержать
Объясняем

А нужно ли лес сажать? Что не так с лесовосстановлением в России и почему посадить дерево — еще не значит его вырастить

31 августа 2023Читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Анна Жаворонкова / Кедр

2023 год еще не закончился, а пожары уже прошлись по 11 миллионам гектаров российских  лесов. За последние пять лет площадь, пройденная огнем, составила 76 миллионов гектаров. На этом фоне набирает популярность идея восстанавливать природу путем высаживания леса.

Участие в лесопосадках может показаться полезным и добрым делом — так и есть, если подходить к нему с умом и без фанатизма. В противном случае восстановление леса может не только не принести результатов, но и причинить вред экосистемам, которым, казалось бы, хотели помочь.

«Кедр» вместе с кандидатом биологических наук Алексеем Ярошенко объясняет, как должно выглядеть грамотное лесовосстановление, почему посадки почти не помогают российским лесам и что с этим делать.

Что такое лесовосстановление

Кажется, что ответ очевиден. Лесовосстановление — это выращивание лесов на местах рубок и пожаров. Чаще всего прибегают к двум типам лесовосстановления: искусственному, когда деревья сажают вручную, и естественному, когда гарь или рубку просто очищают от мертвых деревьев и их остатков и позволяют природе восстановиться самой. 80% рубок и учтенных гарей оставляют на самостоятельное заращивание, и только 20% люди восстанавливают искусственно. Однако к этим 20% приковано больше всего внимания. Именно на посадки тратятся ресурсы и возлагаются надежды.

На самом деле лесовосстановление — это лишь первая стадия длительного цикла лесовыращивания, который начинается с подготовки почвы, продолжается посадкой сеянцев и заканчивается формированием ценного молодого леса. Очень часто публичные акции по лесовосстановлению ограничиваются процессом посадок. Но для того, чтобы молодые саженцы стали взрослым лесом, этого недостаточно.

«Сегодня в России ежегодно высаживается около 700 миллионов сеянцев лесных деревьев, чаще — сосны и других хвойных пород, но из-за низкого качества работ и катастрофической нехватки последующего ухода почти все эти посадки гибнут, не образуя новых ценных лесов», — считает эколог Алексей Ярошенко.

Фото: Правительство Ленинградской области

Как восстанавливают леса в России

Посадка леса — лишь один элемент цикла лесовыращивания. Ее результат определяется не только тем, как лес посадили, но и тем, как потом за ним ухаживали. Без ухода высаженные деревья в большинстве случаев отстают в росте и гибнут. Чтобы этого не происходило, нужно последовательно пройти все пять этапов лесовыращивания.

Этап 1. Подготовка почвы и посадка

Перед посадкой леса обычно проводится подготовка почвы — чаще всего  лесными плугами, которые создают глубокую борозду с отвалами (перевернутыми пластами земли) справа и слева. Посадка сеянцев может проводиться в дно такой борозды, в отвалы или в край отвалов примерно на уровне поверхности почвы.

Как происходит на практике?

Алексей Ярошенко: «Чаще всего деревья сажают в дно борозды. В отдельных случаях это может быть оправдано. Например, в лесостепной и степной зонах, где критически важна влага, которой в более глубоких горизонтах почвы больше. Но в более северных регионах — в таежной зоне и зоне смешанных лесов — посадка в дно борозды чаще всего дает очень плохие результаты: корням сеянцев приходится развиваться в бедных и часто переувлажненных почвах, нередко они просто тонут при таянии снега или сильных дождях. Сеянцы сразу попадают в невыгодные условия по отношению к растительности, которая развивается на более высоких и богатых отвалах борозд, а зимой трава вместе со снегом часто придавливает саженцы к земле. Так что в лесной зоне посадка сеянцев в дно борозды — это важный признак того, что из мероприятия, скорее всего, ничего хорошего не выйдет».

В первые годы посаженные культуры должны пройти инвентаризацию, во время которой подсчитывают количество прижившихся деревьев. Интересно, что процент приживаемости считают от количества деревьев, которое считается нормальным для конкретных природных условий, а не от масштабов самих посадок. Если приживаемость меньше 25%, то лесные культуры считаются погибшими.

Если приживаемость больше 85% — посадки прошли успешно. А вот если приживаемость где-то между 25% и 85%, то по правилам к посадкам нужно добавить еще деревьев, которые бы компенсировали погибшие культуры.

Как происходит на практике?

Алексей Ярошенко: «Состояние лесных культур — высаженного человеком леса — проверяется многократно, но большей частью очень бестолково. Сначала идет техническая приемка лесных культур, обычно в первые недели после посадки, проверяется, действительно ли выполнены работы и насколько они соответствуют проекту лесовосстановления. Позже, часто в трехлетнем возрасте, могут провести один или несколько приемов инвентаризации: иногда реальных, иногда только на бумаге.

Затем проверка должна проводиться на каждом этапе цикла выращивания — во время агротехнического или лесоводственного ухода и рубок ухода — осветления и прочистки, во время перевода в покрытую лесом площадь, а также мониторинга воспроизводства лесов и оценки качества лесовосстановления в рамках государственной инвентаризации лесов.

Если все сложить, получается, что каждый участок лесных культур за первые двадцать лет жизни должны проверить примерно от семи до тридцати раз. Чаще всего реально проверять, что происходит после посадки леса, просто некому».

Этап 2. Агротехнический уход

Агротехнический уход должен проводиться в первые годы после посадок. Его главная задача — не дать еще совсем маленьким деревьям зарасти крупными травами, быстрорастущими деревьями и кустарниками, которые могут мешать росту и развитию. Деревья чаще всего сажают рядами, поэтому агроуход заключается в том, чтобы выкосить всю нежелательную растительность между ними.

Формально по правилам лесовосстановления такой агротехнический уход должен проводиться регулярно в течение 5–7 лет после посадок, то есть от 2 до 21 раза в зависимости от природной зоны.

Как происходит на практике?

Алексей Ярошенко: «Хорошо, если агротехнический уход вообще проводится сколько-нибудь качественно и регулярно. На практике в большинстве случаев, а в таежной зоне почти всегда, уход или не проводится вообще, или проводится совершенно некачественно, из-за чего и посадка леса в итоге оказывается безрезультатной и бессмысленной».

Формально подготовку почвы, посадку и агроуход и называют лесовосстановлением. Но, чтобы лес вырос, этого мало, поэтому нужно переходить к следующему этапу.

Этап 3. Рубки ухода — осветление

Осветление — это первые рубки ухода, которые должны проводить спустя 7–10 лет после посадок. В отличие от агроухода, на этом этапе нежелательную растительность, которая может конкурировать с высаженными деревьями, должны убирать на всей площади посадок, а не только между рядов. Но это в теории. На практике разницы между агроуходом и осветлением практически нет. Нежелательную растительность могут убирать как по всей площади, так и только вдоль рядов.

Этап 4. Рубки ухода — прочистка

Прочистка — самый сложный и важный этап ухода за молодым лесом, от которого зависит его качество в будущем.  

Часто деревья сажают близко друг к другу с расчетом, что некоторые могут не прижиться или оказаться с дефектами. Остальным при приживаемости от 85% через 10–20 лет становится тесно вместе, ресурсов и пространства всем не хватает. Чтобы получить качественный лес, посадки нужно разреживать, то есть жертвовать более слабыми деревьями, чтобы более сильные росли еще быстрее. В противном случае все посаженные деревья окажутся посредственного качества, так как из-за дефицита ресурсов они не смогут полноценно развиваться. Загущенный лес будет вынужден изреживаться самостоятельно — самые слабые деревья все равно погибнут. Но это приведет к накоплению мертвой сухой древесины в лесу и увеличению пожарной опасности.

Как происходит на практике?

Алексей Ярошенко: «В большинстве случаев, особенно в таежной зоне, рубки ухода в молодых лесах — и осветление, и прочистка — либо не проводятся вовсе, либо проводятся некачественно. Проверить это несложно.

Давайте исходить из того, что на каждом участке, где проводилось искусственное лесовосстановление, рубки ухода нужно проводить примерно дважды, а где естественное — минимум один раз. Это очень консервативные оценки. Чем богаче почвы и благоприятнее климат, тем более сложный и частый требуется уход. Но один-два раза — это абсолютный минимум, без которого качественный лес вырастить не получится. В таком случае при тех площадях лесовосстановления, о которых отчитываются в последние десятилетия Рослесхоз и Росстат, рубки ухода должны проводиться на площади примерно 1,5–2 миллионов гектаров ежегодно. Это означает, что, даже если все рубки ухода, которые попадают в официальную статистику, проводятся качественно и своевременно, они закрывают лишь ⅙ от потребности в них.

На какой именно площади лесовосстановление через 10–20 лет окажется эффективным, в точности определить невозможно, поскольку этот период практически никто в масштабах страны не контролирует. Все имеющиеся оценки — выборочные или экспертные. Оптимисты говорят об успешном восстановлении на 15–20% территорий, пессимисты — на 2–3%.

То есть от 80 до 98% площадей лесовосстановления заведомо обречено на провал — силы и деньги, которые на него тратятся, тратятся впустую».

Этап 5. Прореживание и проходная рубка

Прореживание обычно проводится до возраста 40–60 лет, чтобы убрать деревья с нежелательной формой ствола и создать условия для формирования кроны оставшихся деревьев. После проводится проходная рубка, которая убирает более слабые деревья.

Отличительная особенность этого этапа: древесина, получаемая после прореживания и проходной рубки, ликвидная, то есть ее можно продать по рыночной цене и уже на этом этапе получить прибыль. В Финляндии на такие рубки приходится больше половины годового объема заготовки древесины.

Если бы в России существовал полный цикл лесовыращивания, завершением пятого этапа стала бы сплошная рубка, во время которой лесозаготовитель окончательно пожинает плоды многолетней работы. Но такого практического опыта в России нет.

Полный цикл лесовыращивания не только занимает время, он еще и требует финансовых вложений. Людей, которые будут вовлечены в процесс, нужно обучить, а затем платить им достойную зарплату. Без государственной поддержки и льгот запустить такой процесс в масштабах страны практически невозможно.

Отсутствие государственной инициативы по налаживанию грамотного лесного хозяйства — основная причина неуспеха лесовосстановления в России. Но есть и еще одна важная проблема — всеобщее заблуждение, что посадки леса являются исключительно положительным мероприятием, которое хорошо проходит везде, где ни проведешь. Вынуждены расстроить — это не так.

Фото: Куршская коса

Почему лес не всегда нужно выращивать

Не каждую вырубку и не каждый сгоревший лес нужно восстанавливать искусственно, особенно если за посадками нет возможности ухаживать. Чтобы понять, нужно ли проводить искусственное восстановление леса на конкретной территории, стоит определить цель посадок. Здесь может быть несколько вариантов:

  • создать благоприятную среду для отдыха людей на природе;
  • увеличить общую площадь лесов России;
  • ускорить восстановление экосистем, нарушенных после рубок и пожаров;
  • получить хозяйственную древесину для нужд человека;
  • увеличить поглощающую способность лесов для борьбы с климатическим кризисом.

Разберемся с каждым случаем по отдельности.

Посадить лес, чтобы создать благоприятную среду для отдыха людей на природе

Кратко. Озеленение городов и территории вокруг может значительно улучшить экологическую ситуацию в регионе.

Подробнее. В перспективе посадки деревьев в населенных пунктах и рядом с ними могут принести значительную пользу. Леса поглощают углекислый газ, очищают воздух и смягчают экстремальные погодные явления: засухи, наводнения, ураганы или просто сильные ветра. В озелененной части города можно спастись от жары — аномально высокие температуры и климатический кризис никто не отменял.

Алексей Ярошенко: «Восстанавливать и формировать леса вокруг городов, сел и деревень можно, нужно и полезно. Такие леса станут безопасным местом для отдыха людей. В частности вокруг Москвы это могут быть смешанные леса с большой долей дуба, липы, клена. Такой же состав широколиственных пород подойдет, например, для южного Краснодара — они отлично помогают городу справиться с жарой. А вот в более северном Новосибирске это будут скорее хвойные породы — сосны, пихты, ели. Но вообще это отдельная наука и отчасти искусство — формирование и выращивание леса, который одновременно был бы и устойчивым к разнообразным стрессам, и красивым и привлекательным для отдыха людей».

Посадить лес, чтобы увеличить общую площадь лесов

Кратко. Не все посадки увеличивают общую площадь лесов.

Подробнее. В 2023 году Рослесинфорг отчитался об увеличении площади российских лесов почти на 460 тысяч гектаров, в том числе «за счет работ по лесовосстановлению». Может показаться, что в России выросло 460 тысяч гектаров новых лесов, но это не так. В государственном докладе Минприроды о состоянии и охране окружающей среды отмечается, что общая площадь лесов России сокращается — правда, всего на 0,2% с 2008 года. Особенно сильно сокращаются хвойные леса: за последние 10 лет на 7 миллионов гектаров. Лесов становится меньше, а посадки часто никак не влияют на их общую площадь.

Алексей Ярошенко: «Ни от искусственного лесовосстановления, ни от содействия естественному возобновлению леса больше не становится. Лесовосстановление по определению — это “восстановление лесных древесных пород на ранее занятой лесом территории”. То есть лесовосстановление в принципе не подразумевает увеличение площади лесов — это всего лишь восстановление на месте срубленного или иногда просто погибшего.

Исключением является лесоразведение, когда лес сажают на ранее безлесной территории, но где лесные экосистемы естественны. Это могут быть малолесные регионы европейской части России. При комплексном уходе такие посадки могут увеличивать общую площадь лесов. В реальности этого пока не происходит».

Березы в парке «Зарядье». Фото: Александр Авилов / Агентство «Москва»

Посадить лес, чтобы ускорить восстановление экосистем после рубок и пожаров

Кратко. Посадки не ускоряют процесс появления леса после рубок и пожаров.

Подробнее. Леса существуют на Земле около 400 миллионов лет, и большую часть своей истории они возобновляются без помощи человека. Если мы хотим, чтобы на месте пожаров или рубок как можно скорее появился лес, и при этом нам не важен его состав, самое правильное — ничего не делать.

Алексей Ярошенко: «Если лесовосстановлением не заниматься прицельно, практически любая вырубка или гарь в пределах лесной зоны естественно и довольно скоро зарастает лесом. Обычно он состоит из так называемых “пионерных” пород деревьев, быстро занимающих открытые пространства. Чаще всего это береза и осина, семена которых могут разлетаться по ветру на многие километры и очень быстро расти при хорошем солнечном свете. Эти породы деревьев растут значительно быстрее, чем посаженные вручную сосны, ели или лиственницы, потому что они менее привередливые и их корни не повреждаются при пересадке.

Лесовосстановление проводится не для того, чтобы лес вырос быстрее, а для того, чтобы он вырос определенного состава и качества. Обычно это хвойный лес — наиболее ценный с хозяйственной точки зрения».

Желание восстановить экосистемы после вырубок или пожаров может даже навредить. В 2003 году в районе села Малое Голоустное в Иркутской области прошли сильные пожары, примерно половина лесов погибла. Лесовосстановление здесь имело бы смысл в первые несколько лет после пожара. Позже природа начнет, как рану, самостоятельно заживлять гарь и восстанавливать лес.

Так и произошло. Спустя 16 лет здесь без помощи людей вырос сомкнутый лиственный лес высотой примерно от 7 до 10 метров. Но появился он только в реальности, а на бумагах этот лес сгорел в начале нулевых и, похоже, законсервировался в таком виде. Подразумевалось, что после пожара здесь ничего не выросло, и эту территорию отнесли к «фонду лесовосстановления» — категории земель, на которых должны провести посадки.

«Восстановить» лес собрались только в 2019 году, когда на рубке уже росли взрослые березы и осины. Что-то пошло не так, и восстановление леса превратилось в разрушение: чтобы подготовить почву и искусственно посадить сосну и лиственницу, весь самовольно выросший молодой лес сгребли в валы и оставили гнить. 

Алексей Ярошенко: «Все леса вокруг Малого Голоустного относятся к центральной экологической зоне Байкальской природной территории и входят в состав объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО “Озеро Байкал”. Все эти леса — защитные, то есть их целевое назначение — защищать и сохранять природную среду ближайших окрестностей Байкала. С этой точки зрения важно, чтобы на месте погибших лесов как можно быстрее появлялся новый. Это и произошло до вмешательства людей. Посадки здесь не ускорили появление нового леса, а замедлили его по меньшей мере на 16 лет.

Что касается пожаров: леса Иркутской области катастрофически плохо от них охраняются, с течением времени все чаще и сильнее горят. Хвойные лесные культуры, особенно искусственного происхождения, в первые несколько десятилетий особенно пожароопасны из-за большого количества мелких горючих материалов, образующихся при их интенсивном росте и самоизреживании. В лесах вокруг Малого Голоустного бывает много людей, а люди — основной источник огня в лесах. Поэтому риск возникновения и быстрого распространения лесных пожаров в хвойных молодняках и лесных культурах здесь сильно выше среднего.

Даже если на этом участке получится сохранить и вырастить лесные культуры сосны и лиственницы, риск вновь сгореть у них будет выше, чем у того молодого березового леса, который был срублен и расчищен ради этой посадки.

Наконец, тяжелая техника, которую сюда пригнали для того, чтобы расчистить территорию под посадки, в горной местности спровоцировала эрозию — разрушение верхнего слоя почвы. С дождями и таянием снега его смывает в ближайшие ручьи и реки, которые впадают в Байкал и загрязняют озеро».

Посадить лес, чтобы получить хозяйственную древесину для нужд человека

Кратко. Посадки и лесовыращивание стоит проводить, чтобы обеспечить людей нужной им древесиной в полном объеме. 

Подробнее. На самом деле лесовосстановление — это прежде всего хозяйственная функция. Люди используют предметы из древесины и целлюлозы каждый день, от этого нельзя, а главное, не нужно отходить. Если бы мы могли прицельно выращивать леса нужного состава и качества на уже освоенных территориях, а затем вырубать и перерабатывать их, можно было бы сохранить самые ценные дикие леса, не испытывая никакого дефицита в древесине. Но сейчас все не так.

Алексей Ярошенко: «Поскольку сегодня хозяйственно ценные леса у населенных пунктов практически истощены, львиная доля сплошных рубок приходится на так называемое “пионерное освоение тайги” — отдаленных районов, которые еще не подвергались значительному антропогенному влиянию. Модель, при которой мы постоянно расширяем площадь освоения лесов, является тупиковой и крайне неустойчивой. Дикие леса невозможно восстановить, а при текущих масштабах лесозаготовки их может хватить всего на 20–30 лет. Их нужно максимально сохранить в естественно сформировавшемся состоянии, никак не вовлекая в лесное хозяйство.

Выращивать древесину в отдаленных регионах с суровыми климатическими условиями нет никакого смысла. В ходе полного цикла лесовыращивания за посадками нужен постоянный уход, а ездить и регулярно делать его в глубокой тайге никто не будет — это нерентабельно.

Сажать и выращивать лес на нужды граждан и для промышленной переработки имеет смысл или там, где человек планирует вести какую-то интенсивную лесохозяйственную деятельность, или там, где лес по каким-то причинам не может быстро появиться сам. Для этих целей подходят, например, безнадежно заброшенные сельскохозяйственные земли, которые уже не используются по назначению. Сейчас в России их около 76 миллионов гектаров, а к 2030 году эта цифра может перевалить за 100 миллионов.

Если начать выращивать лес хотя бы на 50 миллионов гектаров, это позволит получать до 300 миллионов кубометров древесины в год — больше, чем сейчас рубят и воруют во всех российских лесах. К тому же это поможет поддерживать в одном только секторе лесоводства до 300 тысяч постоянных рабочих мест».

Выращивать хозяйственную древесину можно и на рубках, и на бывших гарях. Главное, чтобы они находились в транспортной близости от населенных пунктов и за ними проводился регулярный уход.

Фото: Shutterstock

Посадки ради увеличения поглощающей способности лесов для борьбы с климатическим кризисом

Кратко. Не все посадки помогают увеличить поглощение парниковых газов и смягчить изменение климата.

Подробнее. Одна из основных причин климатического кризиса — избыточно большие выбросы углекислого газа, которые накапливаются в атмосфере и нагревают Землю. Всем известно, что деревья поглощают СО2. Похоже, отсюда и родился миф о связи между количеством  посаженных деревьев и  эффективностью   борьбы с изменением климата. Это заблуждение поддерживается даже на самом высоком уровне: в 2021 году страны-члены саммита G20 договорились высадить триллион деревьев к 2030 году.

Алексей Ярошенко: «Эта идея потенциально очень опасна сразу по нескольким причинам. Во-первых, посадка леса на огромных площадях может угрожать биоразнообразию Земли, если новые леса будут появляться на месте уникальных природных нелесных экосистем и ландшафтов, например степей. При таких масштабах посадок и такой спешке это практически неизбежно.

Во-вторых, посадка леса часто не увеличивает, а уменьшает поглощающую способность лесов. Например, при выращивании монокультур большинства хозяйственно ценных деревьев приходится уничтожать поросль быстрорастущих нежелательных пород, что надолго уменьшает скорость накопления углерода в лесной экосистеме.

Вспомним пример посадок у Байкала в Иркутской области. С точки зрения влияния леса на климат они оказались полностью провальными. Та береза, которая наросла на гари, сейчас просто гниет и выбрасывает в атмосферу углерод, накопленный за 16 лет жизни. Из вновь высаженных деревьев молодой сомкнутый лес, способный эффективно поглощать углекислый газ, сформируется в лучшем случае еще лет через 10, если за ним регулярно ухаживать. Если ухода не будет, то здесь вырастет такой же березняк, какой вырубили накануне посадок, но с задержкой в 16 лет.

В-третьих, интуитивно понятная и социально одобряемая идея посадки огромного количества деревьев может отвлекать внимание руководителей и общества от многих острых лесных проблем и действительно важных решений, в том числе для сохранения лесов, биоразнообразия и климата».Самые полезные посадки для климата — те, при которых лес сажают там, где в недавнем прошлом его не было и где без помощи людей он бы не появился, только если это не какие-то важные нелесные экосистемы,  например степи. Если за лесом не забывать ухаживать — защищать от весенних пожаров и проводить регулярный агроуход, — новый лес будет сразу работать на смягчение климата и его стабилизацию.

Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признаной экстремистской в РФ

«Куда бы мы ни предложили мусор возить — везде найдутся активисты»

Репортаж из уральского села, где протест против мусорного полигона дошел до голодовки

Она вам не эколог

Портрет Ирины Макановой — самого скандального чиновника Минприроды, которой «нахрен не сдалась экология»

Пробочный эффект

Разбираем экологические последствия антиалкогольной кампании в СССР

«Легче его через психиатрию удавить»

Как против экоактивистов в России применяют судебную медицину

С нами или без нас

Как законы биологии определяют будущее человечества. Отрывок из книги «Естественная история будущего»